Силуанов и Улюкаев не поделили «нефтянку»

Минфин предлагает лишить отрасль госпомощи в пользу других секторов экономики

  
3543
Силуанов и Улюкаев не поделили «нефтянку»
Фото: Олег Давыдов/ТАСС
Материал комментируют:

Глава Министерства финансов РФ Антон Силуанов призвал государство в условиях кризиса выделять меньше помощи нефтегазовому сектору экономики, который и так «чувствует себя неплохо», и обратить внимание на другие сферы, в частности, промышленность и перерабатывающую отрасль.

Выступая на форуме «Россия зовет!», министр отметил, что в последние годы преференции и льготы доставались преимущественно нефтяному бизнесу, что наносило ущерб другим сферам. «Чем больше мы будем помогать „нефтянке“, тем меньше останется для других секторов экономики», — заявил Силуанов. Такую концентрацию государственных ресурсов в одном секторе глава Минфина назвал чуть ли не главной «тактической ошибкой» последних лет.

«Наоборот, нужно больше ресурсов оставлять для других секторов. Не развивать „нефтянку“, не сваливаться в „голландскую болезнь“, не становиться монозависящей от „нефтянки“, от газа страной. Это абсолютно неправильный подход», — считает Силуанов.

В дискуссию с министром финансов сразу же вступил глава другого экономического ведомства — Алексей Улюкаев. По его мнению, государство должно вкладывать средства именно в нефтяной сектор, так как он приносит самый высокий доход. «Кто основной производитель value в нашей стране? „Нефтянка“. Что нужно сделать? Нужно помочь нефтяному бизнесу инвестировать», — рассудил глава Минэкономразвития.

Читайте также

По мнению Улюкаева, нефтяной отрасли нужно помочь инвестировать в зрелые месторождения, а также сделать следующий шаг — перейти с экспорта сырья на продукты с высокой добавленной стоимостью, то есть развивать нефте- и газохимические отрасли.

Спор между представителями экономических властей вокруг судьбы нефтегазовой отрасли активно ведется уже несколько месяцев. В начале октября практически идентичная дискуссия состоялась между Антоном Силуановым и главой «Сбербанка» Германом Грефом на инвестфоруме в Сочи. Тогда глава Минфина заявил, что следует «снять сливки с нефтянки» и повысить налоги для отрасли (об этом предложении «СП» подробно писала в материале «Раскулачивание «нефтянки»). Греф же парировал это другим сравнением, отметив, что нужно помогать отрасли, а не «состригать последнюю шерсть с самых налогооблагаемых отраслей».

6 октября в издании «Коммерсант» вышла статья Антона Силуанова, в которой тот постарался объяснить, почему необходимо изменение подхода к налогообложению нефтегазовой отрасли. Но и на нее у критиков нашлось множество аргументов. Так, академик РАН Александр Некипелов в том же издании написал, что уровень изъятия средств из нефтяной отрасли и так кратно превышает уровень налогообложения других отраслей российской экономики и является самым высоким в мире.

Дискуссии о том, что Россия должна «слезть с нефтяной иглы» ведутся в экспертном сообществе, да и в правительстве, очень давно. Но последние полтора года они стали как никогда актуальны в связи с необходимостью развития импортозамещения. Восстановление некогда успешных отраслей промышленности, не говоря уже о создании новых с нуля, даже при всем желании — процесс длительный и затратный. Поэтому предложение Антона Силуанова перераспределить государственную помощь из «нефтянки» в другие отрасли вполне понятно.

Вопрос в том, будут ли такие меры эффективны, или это приведет к тому, что, как предупреждают критики, государство зарежет курицу, которая несет золотые яйца. То есть оставит без поддержки и ослабит отрасль, которая обеспечивает более 40% доходов федерального бюджета. Или же подобные опасения исходят от нефтегазового лобби, которое не хочет лишиться сверхприбылей?

— Никакого нефтегазового лобби в привычном понимании этого слова в России не существует, — считает профессор, доктор экономических наук Никита Кричевский. — Есть несколько руководителей нефтегазовых компаний, которые представляют мощную силу, но они не объединены в общую группу. Можно сказать, что каждый из них играет за свою компанию. Более того, у некоторых нефтегазовых корпораций возникают трения между собой. Возьмите хотя бы многолетний конфликт между «Роснефтью», «Газпромом» и «Лукойлом». Вот почему говорить о том, что в России существует нефтегазовое лобби, не стоит.

С другой стороны, нефтегазовая сфера — это основа российской экономики. Так уж получилось, и с этим ничего не поделаешь. Нужно ли ей помогать? Безусловно. Но не столько деньгами, сколько организационными, административными и внеэкономическими преференциями, чтобы «нефтянка» могла разворачиваться в новых труднодоступных районах Сибири, Дальнего Востока и Арктики, заключать договоры с восточными партнерами, а газовая сфера, конкретней, «Газпром», могла реализоваться при строительстве «Северного потока-2» и «Турецкого потока».

Для этого не нужно выделять значительные бюджетные средства. Нефтяники сами могут найти у себя финансирование. Главное — не забирать у них эти деньги.

«СП»: — Но что насчет того, что поддержка «нефтянки» мешает развитию других отраслей экономики?

— В России на протяжении многих лет бытует мнение, что если возникла какая-то социально-экономическая проблема, ее нужно и можно решить деньгами. Суть спора между Силуановым и Улюкаевым в том, что одна сторона считает, что нужно перераспределить деньги от «нефтянки» к не нефтяному сектору, и сразу волшебным образом булки на деревьях начнут расти. Но в недавней истории было немало случаев, когда различные отрасли не нефтегазового сектора получали огромные субсидии и средства из федеральных и региональных бюджетов, но практических результатов не было.

Читайте также

«СП»: — Например?

— Можно привести в пример национальные проекты середины нулевых, программу модернизации времен президентства Медведева, многочисленные особые экономические зоны и территории опережающего развития. Многим кажется, что если дать денег, закачать финансовый ресурс, все решится само собой. Но это не так.

Для того чтобы развивать не нефтегазовый сектор, нужен целый комплекс мероприятий, который заключается не только и не столько в финансовой поддержке различных производств, сколько в мерах протекционистского характера. Это ориентация на производство конечных потребительских товаров, льготное кредитование под конкретные проекты, проектное финансирование, рефинансирование выданных средств деньгами Центрального банка. В конце концов, в налаживании новых модульных производств на площадках моногородов. Это не требует значительных вложений, но при этом очень эффективно.

Иными словами совершенно не обязательно создавать новые экономические зоны или территории опережающего развития. У нас уже есть 340 моногородов, значительная часть из которых находится в социальной депрессии. На базе их кадрового, технологического и логистического потенциала можно развивать новые производства, ориентированные на изготовление конечной потребительской продукции. Это и есть то самое импортозамещение, о котором говорится все последнее время.

Возвращаясь к спору между Силуановым и Улюкаевым, он представляется мне бессмысленным. Люди спорят о том, о чем уже спорить не нужно, поскольку практика неоднократно опровергала позиции обеих сторон.

Заместитель генерального директора Центра политической информации Алексей Панин полагает, что кризис — это неподходящий момент, чтобы лишать нефтегазовую отрасль господдержки.

— Спор между главами Минфина и Минэкономразвития объясняется различиями в фундаментальных подходах отдельных чиновниках к путям преодоления кризиса. Понятно, что в итоге будет принято единое решение, хотя пока чиновники видят его по-своему. Но не стоит переоценивать эти противоречия.

«СП»: — А если говорить о сути спора, кто из министров прав?

— Понятно, что от «нефтянки» нам никуда не деться. Едва ли может иметь место такое развитие ситуации, когда нефтяная отрасль останется вообще без госпомощи. Но какое-то сокращение преференций возможно.

С другой стороны, нужно подчеркнуть, что мы обычно понимаем государственную помощь исключительно, как прямые дотации из бюджета. На самом деле это не только финансирование, но и ряд других механизмов — налоговые льготы, облегчение каких-то процедур. В целом под понятие госпомощи можно подвести все, что не укладывается в обычный режим налогообложения и администрирования конкретных отраслей. Вариантов достаточно много, и тема поддержки нефтяной отрасли более комплексная и многомерная, чем просто выделение или не выделение денег на ее развитие.

«СП»: — Но если эти преференции негативно влияют на развитие других отраслей экономики, как сказал Антон Силуанов?

— Господин Силуанов — очень сильный экономист и профессионал, но отдельные его фразы и прогнозы, которые делает Министерство финансов под его руководством, иногда чересчур пессимистичны. Понятно, что он пытается не заражать публику необоснованным оптимизмом, но иногда он представляет все в излишне негативном свете.

Читайте также

Что ни говори, а нефтегаз дает около половины всех поступлений в бюджет. С этой точки зрения игнорировать этот сектор, говорить, что он не нуждается ни в какой поддержке и справится сам, как минимум, не совсем правильно. В предыдущие годы, действительно, не стоило делать в экономике такой серьезный акцент на нефтяной отрасли.

Но сегодня мы имеем, с одной стороны, исчерпание традиционных месторождений, с другой — низкие цены на нефть, с третьей — санкции, а с четвертой — отсутствие достаточного количества технологий для того, чтобы заменить исчезающие месторождения новыми и более сложными, например, шельфовыми. «Нефтянка» была и остается стратегической отраслью, и сегодня совершенно объективно нуждается в определенной государственной поддержке.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня