18+
пятница, 27 мая

Аварийный бюджет России

Поможет ли план Минфина вывести экономику из рецессии при $ 40 за баррель нефти?

  
9812
Аварийный бюджет России
Фото: Сергей Коньков/ ТАСС

Минфин обсудил у первого вице-премьера Игоря Шувалова доклад о бюджетных рисках, связанных с падающими ценами на нефть. Об этом в пятницу, 11 декабря, сообщили «Ведомости».

Финансовое ведомство представило два варианта корректировки бюджета-2016: исходя из среднегодовой цены нефти $ 50/баррель и $ 40/баррель. Видимо, эти сценарии имел в виду премьер Дмитрий Медведев, когда 9 декабря в интервью пяти телеканалам заявил, что у правительства «есть не только план B, но и план С».

«Если будет продолжаться совсем негативный сценарий на углеводородном направлении, на нефтяном и на газовом треке, нам придется вносить коррективы, и в этом смысле позиция правительства будет абсолютно реалистична», — заявил Медведев.

По мнению Минфина, даже при цене нефти $ 50/баррель («план В»), заложенной в бюджет, казна недоберет 750 млрд рублей доходов, дефицит возрастет до 4,1% ВВП (3,2 трлн рублей), а в Резервном фонде к концу 2016 года останется чуть более 600 млрд рублей.

В случае снижения цены нефти до $ 40/ баррель («план С») бюджет недоберет 1,6 трлн рублей доходов (2% ВВП), в том числе 1,4 трлн — нефтегазовых. В этом случае дефицит может превысить 5% ВВП, а Резервный фонд будет фактически исчерпан — к концу 2016 года в нем останется менее 200 млрд рублей.

Чтобы минимизировать риски выпадающих доходов, Минфин предложил следующие меры:

— дополнительное сокращение расходов бюджета на 5%, сокращение доли «неприкосновенных» расходов бюджета с 70% (11,3 трлн рублей) до 55% (9 трлн).

— увеличение доходов от приватизации до 1 трлн рублей;

— сокращение субсидий и ассигнований, замораживание новых объектов капитальных вложений, строительство которых запланировано на 2016 год;

— использование 557 млрд руб. антикризисных резервов, заложенных в бюджет.

По расчетам Минфина, при нефти $ 40/баррель среднегодовой курс российской валюты в 2016-м составит 65,75 рублей за доллар, и это позволит экономике не остаться еще на год в рецессии.

Однако ситуация уже сегодня хуже негативного сценария — Urals стоит $ 37/баррель, и эксперты не исключают, что нефть может на короткое время провалиться до $ 20/ баррель. Это значит, Резервный фонд обнулится к 2017 году, а мы останемся с кризисом один на один — без каких-либо заначек.

Что нас ждет на деле, являются ли планы Минфина спасительными?

 — Решение ОПЕК повысить квоту на добычу нефти на 1,5 миллиона баррелей в сутки, до 31,5 миллиона баррелей, многие восприняли как сигнал к вселенской панике, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

— На мой же взгляд, правы те, кто отнесся к этому решению сдержано. Картель лишь подтвердил практику последних 19 месяцев, когда члены организации не соблюдали квоты, и оставляли добычу на текущем уровне.

Да, в этом решении есть малоприятная сторона. Сообщение, что в ноябре члены ОПЕК вышли на уровень добычи 31,7 миллиона баррелей, опустило цены на нефть ниже $ 40/ баррель. Потом «черное золото» начало отыгрывать на сообщении о сокращении запасов нефти в США. В итоге, сейчас цены на Brent колеблются в коридоре $ 40−41/ баррель.

Игроки называют это состояние «тестированием уровня». Если нефть «зацепится» за $ 40, можно ожидать дальнейшего провала. Если нет — последует отскок вверх. В любом случае, ситуация нервозная — и это негатив от решения ОПЕК.

Но есть и позитив. Он состоит в том, что исчезли последние иллюзии по поводу ситуации на рынке и сроков его балансирования. Теперь просто нет ожиданий, что цена на нефть пойдет вверх — по крайней мере, в ближайшие несколько недель.

На мой взгляд, нынешнее падение нефтяных цен — результат войны «шейхов» со «сланцами». Вопреки ожиданиям «шейхов», «сланцы» не сдаются, а мягко отступают, консолидируя отрасль. «Сланцевые» компании США мультипродуктовые — добывают и нефть, и газ. А потому падение добычи нефти они компенсируют наращиванием объемов добычи газа, который является основным источником производства СПГ.

Именно поэтому газовый рынок выходит на «нефтяную» траекторию. Думаю, что уже в течение ближайших нескольких месяцев мы увидим значительный спад цен на «голубое топливо». Это не очень хорошие новости для российской экономики, наших будущих СПГ-проектов, и планов выхода с предложением углеводородов на Восток.

В целом получается, что нефтяной рынок будет полностью «отвязан» от квот весь 2016 год — и это новая реальность для глобальной экономики.

«СП»: — Как российский бюджет будет наполняться нефтегазовыми доходами в условиях этой реальности?

— Есть надежда, что среднегодовая цена нефти в 2016-м не упадет до $ 40/баррель — останется в коридоре $ 44−47/баррель. Это означает отступление от прогнозов полуторамесячной давности ($ 50−55/баррель), но не критическое.

К тому же ситуацию нельзя рассматривать как железобетонную неотвратимость. У «шейхов» из-за войны со «сланцами» накапливаются финансовые проблемы: стоимость совокупного дефицита бюджетов стран Персидского залива в конце 2016 года составит более $ 245 млрд. При нынешних ценах на нефть ни один из бюджетов стран-членов ОПЕК не балансируется. Пока у этих стран есть суверенные фонды, чтобы обеспечивать обязательства монархий Залива, но эти фонды не бесконечны.

Этого не могут не видеть правящие династии. Поэтому можно прогнозировать, что ОПЕК, в конце концов, возьмет курс на снижение добычи — и это тут же отразится на ценах на нефть.

«СП»: — Что нам делать в таких условиях?

— Прежде всего — не паниковать, потому что рынок изменчив. Кроме того, необходимо извлечь уроки из ситуации. Еще нынешним летом было очевидно, что дела могут пойти так, как пошли сейчас. Однако из-за политических обстоятельств Минфин и правительство сверстали бюджет, исходя из более благоприятного прогноза. Это было не вполне оправданным шагом.

И сейчас, кстати сказать, Минфин занижает сумму доходов, находящихся под риском — с 1 трлн рублей до 750 млрд.

Между тем, необходимо — и еще не поздно — не просто более жестко сократить бюджетные расходы, но и начать бюджетный маневр. Смысл этого маневра — в течение трех-пяти лет сократить примерно на 3% ВВП расходы на оборону, правоохранительную деятельность и социальные расходы, и на те же 3% ВВП увеличить расходы на образование, здравоохранение и инфраструктурные проекты.

Такой маневр позволит повысить качество экономики в целом. Если же просто «резать по живому» — арифметически сокращать расходы на 5% - это ровным счетом ничего не даст, кроме шоков и недофинансирования целого ряда отраслей.

«СП»: — Бюджетный маневр потребует «затягивания поясов» от населения?

— Да, это будет болезненной мерой, и ее нужно объяснять всем — населению, бизнесу, политическим партиям. На мой взгляд, это вполне можно сделать в рамках избирательной кампании 2016 года — тогда и новый состав Госдумы будет ориентирован на решение задач развития.

Конечно, этот маневр несет и риски, прежде всего — повышения фискальной нагрузки. А увеличение налогов означает не только получение нескольких дополнительных миллиардов рублей в бюджет, но и повышение инфляции на годовом треке. Плюс, на российскую экономику добавляется нагрузка из-за продовольственного эмбарго в отношении Украины, и введения ограничительных мер в отношении Турции. В итоге, инфляционные параметры бюджета уже сейчас начинают трещать по швам.

Компенсировать эти нагрузки можно очередным ослаблением рубля, но это очень нежелательный сценарий — он тут же обернется новым подъемом цен.

В итоге, пока Минфин представляет «план В» и «план С», у правительства РФ отсутствует главный план, который бы сводил воедино нынешние — противоречащие друг другу — инициативы и варианты…

 — Нефтяные цены не могут падать в долгосрочной перспективе, — уверен президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

— Нынешнее падение, на мой взгляд, связано с чисто информационным фактором в виде решения ОПЕК, и с укреплением доллара. Оба этих основания не являются фундаментальными, и потому преждевременно предполагать, что нефть может упасть ниже $ 40/баррель по итогам 2016 года.

На мой взгляд, преждевременно говорить и о том, что рецессия в российской экономике продлится на год. «Дно» падения объемов промышленного производства было нащупано еще в октябре-ноябре, и это доказывает, что серьезного падения экономики РФ не произойдет.

На мой взгляд, представляя пессимистичные сценарии, Минфин решает собственные задачи — пытается сохранить резервы и серьезно укрепить свои политико-аппаратные позиции.

Плюс ко всему, сложно оценивать ситуацию на энергетическом рынке до января 2016 года. Сейчас, без четкого понимания конъюнктуры, было бы крайне опрометчиво изымать средства из экономики. Именно поэтому я думаю, что на предложенные Минфином меры российское правительство не пойдет…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье