18+
среда, 31 августа

Из двух зол Кудрин выбирает… оба

Бывший глава Минфина РФ: от нефтяной депрессии бюджет спасёт налоговая «удавка»

  
9300
Алексей Кудрин
Алексей Кудрин (Фото: Алексей Никольский/ ТАСС)

Выступая на полях экономического форума в Давосе бывший министр финансов Алексей Кудрин заявил, что повышение налогов в России в текущем году практически неизбежно.

Глава Комитета гражданских инициатив даже просчитал вероятность такого сценария. По его словам, она составляет 99,9%. Впрочем, как показало время, г-н Кудрин сильно переоценивает свои прогностические способности. Напомним, ровно 8 лет назад, представляя Россию на всё той же альпийской элитной «бизнес-площадке», он назвал экономическую ситуацию в стране «островком стабильности» среди бушующей стихии кризиса 2008−2009 гг.

Как известно, в 2009 году российский ВВП снизился на 7,9%. На этом фоне даже прошлогодний спад в 3,9% уже не выглядит столь катастрофично. Наверняка, завсегдатаи Давоса запомнили этот прогностический ляп. Поэтому на этот раз Алексей Кудрин предпочёл не играть в «угадайку», сделав оговорку, что описанный сценарий логически вытекает «из анализа действий и заявлений правительства, а также ключевых политиков «Единой России». Глава КГИ убеждён, что единственной альтернативой фискальной «удавке» выступает секвестр оборонных и социальных расходов.

Учитывая, что Дмитрий Медведев уже дал поручение профильным ведомствам представить соображения по поводу сокращения своих расходов на 10%, Алексей Кудрин, можно сказать, выступает за то, чтобы «из двух зол» выбрать… оба. Для придания большей убедительности этому более чем спорному утверждению он сослался на то, что стоимость «бочки» нефти на мировых товарных биржах ещё не достигла своего «дна» и может опуститься до 18 или даже 16 долларов за баррель.

Несмотря на прозвучавшую алармистскую нотку, «лучший министр финансов 2006 года среди европейских стран с развивающимся рынком» (по версии британского издания Emerging markets) продемонстрировал свой «фирменный» исторический оптимизм. Он отметил ряд обстоятельств, которые, по его мнению, помогут России пережить экономическую «непогоду». Среди последних — накопленные резервы и низкий уровень долга (около 15,5% ВВП), а также «гибкий курс» рубля, который «помог адаптировать экономику». «Безусловно, есть шок», — признал Кудрин, но «в течение года-двух экономика выйдет на положительные показатели».

Аудитория Давоса, наверняка, по достоинству оценила риторическое изящество Алексея Леонидовича. Чего стоит только подобранный им эвфемизм «гибкий курс» на фоне продолжающегося обвала российской валюты.

В разговоре с «СП» заведующий лабораторией сравнительного исследования социально-экономических систем Экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Колганов назвал повышение налогов в период кризиса очень опасной мерой.

— Это может привести к усугублению спада в экономике и, соответственно, к сокращению доходной базы бюджета. Я полагаю, что в условиях кризиса налоговую нагрузку следует сокращать, несмотря на бюджетный дефицит. А источники его покрытия должны быть совершенно другими. Хотя «налог налогу рознь». Поэтому относиться к ним следует по-разному.

В частности, категорически неприемлемо повышение налогового бремени на бизнес. Речь идёт о налоге на прибыль и НДС. Другое дело, налоги на доходы физических лиц. В сложившейся ситуации вполне возможно и даже желательно ввести прогрессивный подоходный налог.

«СП»: — Но бывший министр финансов ничего не говорит о «прогрессивке». Скорее всего, он имеет в виду устроить «фискальный чёс», который укладывается в идеологию «кудриномики».

— В условиях падения реальных доходов населения такой подход недопустим. Единственный вариант — ввести мягкую прогрессию по шкале доходов физлиц. С тем, чтобы не спровоцировать новую волну уклонения от налогов, но при этом пополнить бюджет за счёт тех слоёв населения, которые в наименьшей степени пострадали от кризиса (чьи доходы превышают определённый и достаточно высокий уровень).

Кудрин же предлагает латать бюджетную дыру не за счёт тех, кто более-менее благополучно переживает кризис, а за счёт наиболее уязвимых социальных групп.

Возьмём, например, отказ от индексации выплат работающим пенсионерам по уровню инфляции. Я не понимаю логики нашего правительства: оно, фактически, демотивирует пожилых людей на продолжение трудовой деятельности, благодаря чему бюджет ПФР исправно пополняется новыми взносами.

Наверное, многие будут вынуждены продолжать трудиться (учитывая, что на одну пенсию в условиях высокой инфляции можно только выживать). Но это сильно ударит по карманам работающих пенсионеров, создавая не самую благоприятную социальную атмосферу в год парламентских выборов. Инфляция просто «съест» доходы 14 млн. человек. Не говоря уже о том, что падение платежеспособного спроса выступает фактором снижения экономической активности и производства.

«СП»: — Ещё одним «лезвием» фискальных «ножниц», которые предлагает применить Алексей Кудрин, выступает сокращение госсубсидий различным секторам экономики.

— Опять же это абсолютно контрпродуктивная мера. Поскольку благодаря этому механизму при общем падении производства в российской экономике сохраняются отдельные точки роста. Например, сельскохозяйственное машиностроение. Как только производителям вернули те льготы, которые у них раньше были, в этой отрасли наметился рост, а некоторые производства вернулись в Россию из-за рубежа.

Другой вопрос, что у нас есть много действительно нерациональных бюджетных расходов, провести ревизию которых было бы очень полезно. По разным оценкам на счетах ведомств зависли неизрасходованные средства на сумму более триллиона рублей. Плюс на 1 октября 2015 года объем нереализованных авансов за счёт средств федерального бюджета составлял 4,1 трлн. руб.

Понятно, что далеко не все эти деньги можно оперативно «достать» и перераспределить через бюджет. Какие-то уже начатые работы можно пролонгировать. Так или иначе, это очень значительные суммы, с которыми нужно разбираться. Потому что это самый правильный и безболезненный для общества способ ослабить давление на бюджет.

«СП»: — Почему правительство до сих пор не сделало этого?

— Я думаю, это связано с незаинтересованностью чиновников портить отношения друг с другом. Потому что, в таком случае, придётся залезть в чью-то «кормушку». Что породит внутриэлитный конфликт интересов.

«СП»: — Как вы относитесь к идее, которую Алексей Леонидович не упоминает в качестве элемента антикризисного плана. А именно, к тому, чтобы повысить налог на дивиденды, который в РФ составляет 13%, в то время как, например, в США — все 30%.

— Это неоднозначный вопрос. Если мы повысим этот налог, то ослабим стимулы для инвесторов приобретать акции наших компаний. Соответственно, это может ограничить приток инвестиционных ресурсов извне. Другое дело, если дифференцировать ставку для физических и юридических лиц. Последних лучше не демотивировать лишний раз её повышением.

«СП»: — За что статусные (и не очень) либералы критикуют правительство, если оно в своей экономической политике и так скрупулезно реализует все пункты «вашингтонского консенсуса»?

— Им этого явно недостаточно. На кабмин оказывается информационное давление с целью приватизировать лакомые куски госсобственности. Прогнозный план разгосударствления активов предполагает всего 33 млрд руб., но либералы требуют идти дальше — выручить от продажи госпакетов не менее 1 трлн. рублей.

«СП»: — Повышение налогов, секвестр бюджета, приватизация, «свободно тонущий» рубль, согласитесь, это напоминает компиляцию директив МВФ, которые спускаются странам, попавшим в долговую кабалу.

— Да, это политика жёсткого монетаризма. Хотя какие-то отдельные меры, которые не вписываются в либеральную парадигму, правительство всё-таки принимает. Но делает это в «гомеопатических дозах» и крайне скупо.

Я бы не говорил о тотальной некомпетентности нашего экономического блока. Опять-таки, люди просто боятся задеть чьи-то интересы. Потому что пойти на масштабное перераспределение финансовых потоков, означает нарушить пресловутый «элитный консенсус».

Председатель правления «Института динамического консерватизма» Андрей Кобяков отметил, что глава КГИ известен своим «бухгалтерским» подходом к экономике.

— Казалось бы, логика «железная»: если доходы падают из-за низкой цены на нефть, казну можно пополнить с помощью повышения налогов. Хотя во всём мире в условиях кризиса власти стремятся, как минимум, не повышать налоги, а то и вовсе снижать. При этом выпадающая доходная часть финансируется посредством государственных заимствований.

«СП»: — Внешних или внутренних?

— И тех, и других. Для этого эмитируются и размещаются гособлигации, за счёт которых и осуществляются необходимые расходы. Для РФ в условиях санкционных баталий с Западом деньги, конечно, лучше занимать внутри страны.

«СП»: — Вы считаете, что у граждан и бизнеса достаточно «лишних» средств, чтобы эту программу можно было реализовать?

— Разумеется. У нас уровень накоплений в экономике не меньше 30% ВВП. Эти деньги лежат на вкладах в банках, у кого-то «под подушкой». Кроме того, долговое финансирование можно осуществлять под новую эмиссию. Когда ЦБ выкупает гособлигации, увеличивая объём денежной ликвидности в экономике. Погашается накопленный долг в благоприятный период, когда начинается экономический рост. Это называется «циклическим регулированием госдолга».

А повышение налогов в кризисный период только усугубит проблемы. Напрашивающаяся мера — это введение прогрессивной шкалы подоходного налога. У нас есть сверхбогатые граждане, благосостояние которых в условиях кризиса не только не уменьшилось, но наоборот — многократно возросло. Например, в прошлом году существенно выросло количество продаж автомобилей «Роллс-Ройс». Так что, Кудрин снова проявляет себя в качестве, которое уже давно стало его визитной карточкой.

«СП»: — С чем вы связываете такую «живучесть» либерального подхода в экономике и «непотопляемость» спикеров, которые его публично озвучивают?

— Это вопрос не по адресу. Вы же знаете, от кого у нас зависит принятие кадровых решений. Наверное, это вопрос привычки, которая выработалась за долгие годы работы президента с теми или иными людьми.

«СП»: — Поддерживаете ли вы идею создания фискального мегарегулятора на базе Минфина?

— На мой взгляд, полномочия этого ведомства и так весьма значительны. Не знаю, о каком повышении «платёжной дисциплины» идёт речь, если та же ФТС не распоряжается своими сборами — их администрированием занимается Минфин.

Не вижу смысла в создании очередного бюрократического «монстра». Было бы гораздо полезнее заняться мерами по стимулированию экономической активности. Надо не повышать ставку рефинансирования, как это делает ЦБ, а снижать её. У нас многие отрасли давно «изголодались» по денежным средствам.

Мы много говорим об импортозамещении, но для того, чтобы запустить этот процесс, нужно профинансировать сельское хозяйство, пищевую промышленность, высокотехнологичный сектор. Этого можно достичь, только предоставив этим секторам экономики ресурсы для развития. Казна — это не просто мешок с деньгами, а инструмент, позволяющий генерировать новые доходы.

«СП»: — С тех пор, как Минфин возглавил г-н Кудрин, это ведомство, складывается впечатление, играет роль «коллективного Плюшкина» в правительстве.

— В развитых странах картина совершенно иная. Ведь налоги выполняют не только фискальную, но и регулирующую функцию. С помощью дифференцированной налоговой политики можно управлять развитием целых отраслей. Кудрин же предлагает пройтись одной «гребёнкой» по всей экономике. Налоговые льготы для него- это только «кормушки», которые нужно ликвидировать.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье