18+
пятница, 29 июля
Экономика / Санкции

Эрдоган ударил по России железом

Турция вводит антидемпинговые пошлины для проката «Северстали», ММК и НЛМК

  
19200
Эрдоган ударил по России железом
Фото: Александр Рюмин/ ТАСС
Материал комментируют:

Турция вводит контрсанкции против РФ — в ответ на российские санкции, введенные почти два месяца назад. Первым шагом Анкары станут антидемпинговые пошлины для российского горячего проката.

В пятницу, 22 января, Министерство экономики Турции опубликовало итоги антидемпингового расследования по импорту горячекатаного проката. Оно началось в январе 2015 года по заявлению турецких металлургов, обвинявших экспортеров из Китая, России, Японии, Франции, Румынии и Словакии в демпинге.

Расследование шло ни шатко, ни валко вплоть до конца ноября 2015 года, когда турецкие военные сбили российский Су-24М, и отношения между Москвой и Анкарой предельно обострились. В итоге расследование свелось к чистой политике, учитывая, что дешевый украинский импорт из него начисто исключен.

Общая картина выглядит так.

В 2012—2014 годах Турция ежегодно импортировала около 3 млн тонн горячекатаного проката — в среднем на $ 1,8 млрд в год. В 2015-м импорт вырос до 4,3 млн тонн — до $ 2,15 млрд. Российские поставки, по данным турецкого Минэкономики, занимают 19,2% от общего объема. Другие страны поставляют проката в разы меньше: Китай — 4,3%, Словакия — 5,5%.

Другими словами, хотя антидемпинговые пошлины формально вводятся против группы стран, бьют они, в основном, по РФ.

В Турцию поставляют прокат три российских комбината — Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) и «Северсталь». В 2015-м году эти три предприятия экспортировала в Турцию 825 тыс. тонн горячекатаного проката на $ 413 млн, — в основном, силами «Магнитки».

Теперь Министерство экономики Турции насчитало демпинговую маржу ММК на уровне 13,66%, НЛМК — 9,42%, «Северстали» — 12,43%. И уже в феврале турецкий кабмин примет решение о размере антидемпинговых пошлин для экспортеров. Как правило, они полностью соответствуют размеру насчитанной маржи.

Насколько болезненны эти контрсанкции для России, по каким еще позициям, помимо металлопроката, может нанести удар Анкара?

— По данным Государственного института статистики Турции, основными статьями импорта из России до последнего времени были две товарные группы — «минеральные продукты» и «металлы и изделия из них», — отмечает бывший председатель Верховного Совета России, заведующий кафедрой мировой экономики Российской академии им. Г.В.Плеханова Руслан Хасбулатов. — В 2013 году их удельный вес в совокупном импорте из РФ составил 68,9% и 16,9% соответственно. Еще 4,4% в импорте из России составила продукция химической промышленности, 7,8% - сельхозпродукция и сельхозсырье, 1,4% - древесина и целлюлозно-бумажные изделия.

После введения Анкарой антидемпинговых пошлин на российский прокат мы, надо думать, потеряем значительную часть из более $ 400 млн, которые могли бы заработать в 2016 году. Из-за пошлин цены на российский металл в Турции сравняются с ценами на прокат из Германии, и мы потеряем конкурентное преимущество.

«СП»: — Для российской экономики это большая потеря?

— Вполне ощутимая. Проблема усугубляется тем, что зарубежный рынок для поставок российского горячего проката не так уж велик. В октябре 2015 года Минэкономразвития РФ подсчитало, что против российской стали в различных странах мира действует «28 ограничительных мер нетарифного регулирования». По оценкам министерства, общий ущерб отечественных металлургов от международных ограничений уже на тот момент составлял $ 1,1 млрд.

Так, рынок США начал закрываться для российской металлопродукции с мая 2015 года. Тогда местные компании Nucor Corporation, SSAB Enterprises LLC, ArcelorMittal USA инициировали выход США из соглашения с Россией о неприменении антидемпинговых пошлин.

Евросоюз, со своей стороны, в 2015 году продлил до 2020 года антидемпинговые пошлины на сварные трубы из России, начал антидемпинговое расследование по холоднокатаному плоскому прокату и по электротехнической стали, и даже ввел предварительные пошлины на эту продукцию в размере 21,6%.

Так что турки нанесли удар вполне обдуманно. В итоге получается, что экспортные возможности России ограничиваются даже в сегменте полуфабрикатов, а не только сырья.

«СП»: — Считается, что санкции — оружие обоюдоострое. Турки пострадают от отказа от российского проката?

— В данном случае они пострадают минимально. На мировом рынке металлопродукции хватает с избытком. У Турции традиционно тесные связи с Германием, так что, возможно, турецкие производители частично переключатся на немецкий прокат. Плюс, возможно, они начнут закупать металл на Украине — неслучайно «незалежной» нет в списке стран, против которых Анкара готовится ввести антидемпинговые пошлины. К примеру, продукция Криворожского металлургического комбината — крупнейшего металлургического предприятия Украины — дешевле российской.

«СП»: — На каких еще направлениях Турция может ввести контрсанкции в отношении российского импорта?

— Главная статья в структуре импорта Турции из России — те самые «минеральные продукты», то есть нефть и газ. На этом направлении турки тоже многое могут — им на руку играют нынешние низкие цены на углеводороды. У Анкары хорошие связи с монархиями Персидского залива, и долгое время турки вынашивали идею строительства нефтепровода из Катара. Да, понятно, сейчас через воюющую Сирию нефтепровод не протянешь, но какие-то варианты наращивания поставок углеводородов из стран Залива наверняка возможны.

Я бы сказал, у Анкары и в данном случае есть свобода выбора. А вот для России сокращение поставок нефти и газа в Турцию — однозначно плохой сценарий.

И только от российской химической продукции турки едва ли смогут отказаться. К сожалению, эта отрасль нашей экономики переживает не лучшие времена. Между тем, именно развитие химической промышленности могло быть спасительным для России в условиях санкций. Продукты нефтехимической промышленности, в отличие от сырой нефти и газа, пользуются огромным спросом по всему миру. Если бы мы сейчас располагали теми 100 крупными химическими предприятиями, которые имелись в СССР, мы бы над санкциями только посмеивались.

«СП»: — Как выходить из нынешней ситуации?

— Конкретно с Анкарой нужно договариваться, находить общий язык. Все-таки Турция — нешуточный торговый партнер РФ. Да, в геополитике интересы Москвы и Анкары сильно расходятся, но на торговых отношениях, на мой взгляд, это не должно отражаться.

— Было бы наивным считать, что турки оставят наши санкции без ответа, — отмечает научный руководитель Национального исследовательского Университета — Высшая школа экономики Евгений Ясин. — Бездействие Анкары выглядело бы тем более странным, что мы после известных событий ноября 2015 года, когда турецкие военнослужащие сбили Су-24М, развернули масштабную антитурецкую кампанию. По сути, сейчас Москва и Анкара находятся в такой фазе политического противостояния, которая избегает лишь военных методов.

На мой взгляд, нормальный ход событий заключается в том, что через какое-то время стороны начнут снижать градус напряженности. Другой вопрос, когда это произойдет. Пока, на мой взгляд, Москва на такие шаги не готова. Напротив, у нас горячо обсуждается тема ужесточения антитурецких санкций.

Думаю, в течение какого-то времени все мы будем активно участвовать в этой дискуссии. Но в конце концов, назреет момент, когда обе стороны поймут: такая ситуация не годится для развития российско-турецких отношений, которые до этого момента были в целом неплохими.

Шансы, что мы договоримся с Анкарой, имеются. Сейчас РФ активно ведет с США диалог по сирийскому урегулированию. А как раз турки в сирийском раскладе, который для них очень важен, оказываются в одиночестве. Возможно, это как-то повлияет на позицию Анкары.

Тем не менее, скорого окончания противостояния с Турцией я в любом случае не ожидаю. Думаю, оно продлится еще год-другой…

— Противостояние Москвы и Анкары будет в ближайшее время только нарастать, — уверен политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — Причем мы, вводя санкции против Турции, пытаемся больнее ударить по турецкой экономике. А у Анкары логика иная — она исходит, прежде всего, из собственных бизнес-интересов. Турция наносит удар там, где имеется минимальная кооперация российского бизнеса с турецким, или пытается с помощью контрсанкций устранить конкурентов в лице российских компаний.

Есть еще важный момент. Турция, на мой взгляд, меньше настроена на продолжение конфликта с Россией. Во-первых, турки сильнее страдают от санкционной войны, во-вторых, Анкара теряет позиции из-за неуступчивости РФ в Сирии. Тем не менее, Москва не намерена менять линию в отношении Анкары, так что новый раунд взаимных санкций вполне возможен…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Живой отжим Живой отжим

Сергей Шаргунов: история с Алтая о том, как крадут детей на государственном уровне

Что ждет Германию Что ждет Германию

Берлин не сможет справиться с миграционным кризисом ни при Меркель, ни после нее

Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье