18+
суббота, 27 августа

Юрий Болдырев: «Народная власть не боится вооружить народ»

Что делать и чего не допустить левым и национально ориентированным силам России

  
26302
Юрий Болдырев: «Народная власть не боится вооружить народ»

Статья на основе тезисов выступления на Орловском экономическом форуме 12 февраля текущего года. Прошу прощения за телеграфный стиль, но вызван он стремлением уместить основные тезисы в сравнительно короткое выступление.

Ложное форматирование политического пространства

Всей стране опять навязывается ложная картина политического пространства и ложные расколы. Якобы, «оппозиция» у нас — только вульгарно либеральная, фактически, подзападная; при этом левые силы, включая КПРФ — якобы «встроены в систему» и во всем послушны — и потому оппозицией не являются.

Действительно, по ряду внешнеполитических вопросов в обществе сложился консенсус. Не по всем вопросам, в том числе, нюансам и украинского, и сирийского вопросов, но в целом по пониманию необходимости отстаивать национальные интересы в условиях жесткой экспансии США и Запада. Здесь нет необходимости изображать «оппозиционность», но в этих вопросах левая и национально ориентированная оппозиция не просто пассивно поддерживает, но активно настаивает на последовательности власти в защите национальных интересов, а также на соответствии внутренней экономической и социальной политики проводимой политике внешней. Без надлежащего мощного тыла никакую, тем более, современную «гибридную» войну не выиграть.

Непримиримое противостояние

В вопросах же внутренней политики, политики социально-экономической мы все — подлинная оппозиция. Все — собравшиеся и на Орловском форуме, и на других интеграционных площадках, таких как Московский экономический форум — практически едины и находимся в истинной жесткой оппозиции к власти. Не оппозиции ради позы, но со своим единым пониманием пагубности нынешней социально-экономической политики и необходимости ее радикального изменения, разворота.

В обществе сложился широкий консенсус по вопросу о необходимости коренного изменения социально-экономической политики.

Точный диагноз ситуации

Дело не в падении мировых цен на нефть — не из-за этого страдают люди. И даже не в формализованных нынешних взаимных санкциях. Прежняя модель экономического «развития» не исчерпала себя, а была изначально безответственной, бесперспективной и преступной.

Диагноз важен для того, чтобы определить, кому доверить дальнейшее развитие страны. Если прежняя модель была нормальной для своего времени, то логично ее авторам и исполнителям доверить и разработку и реализацию новой модели. Если же прежняя модель - научно-технологической деградации — была изначально безответственна и преступна, то новую должны разрабатывать и реализовывать те, кто изначально предупреждал о неминуемых последствиях прежнего курса.

В чем же сложился широкий общественный консенсус в отношении новой будущей модели подлинного развития?

Центральный банк как инструмент развития

Наверное, первый вопрос уже широкого общественного консенсуса — это отношение к финансовой системе, Центральному банку и регулируемой им всей банковской системе. Один из ранее выступавших коллег предложил ежегодное утверждение планируемой политики Центрального банка, включая ставку рефинансирования (может быть, какие-то ее граничные значения), утверждать законом. Возможны иные решения. Например, постановка перед ЦБ четких задач, определение четких количественных критериев достижения конституционной цели и поставленных законодателем задач и затем жесткий спрос за исполнение. Институционально возможно также еще одно решение — квалификационное и мотивационное требование для назначения на посты руководителей ЦБ (первого руководителя и не менее половины заместителей), а также членов Национального финансового совета — это должны быть не финансисты, а представители реального сектора экономики — промышленности, транспорта, связи, сельского хозяйства.

Подчеркиваю: не настаиваю на конкретном варианте решения — это вопрос дискуссионный. Может быть, должна реализовываться какая-то совокупность этих мер. Но главное: мы едины в постановке задачи перед ЦБ и требовании ответственности и наказуемости руководителей ЦБ за неисполнение конституционных и законодательных требований. И мы едины в понимании, что есть набор конструктивных решений, для реализации которых нужна лишь политическая воля.

Итак, применительно к управлению финансовой системой и ЦБ мы едины:

— необходимо более четкое целеполагание;

— необходимы ответственность и наказуемость руководителей этого важнейшего ОРГАНА ГОСВЛАСТИ; невмешательство в его деятельность по Конституции — значит, оперативно не толкать под руку, но ПОДКОНТРОЛЬНОСТЬ обществу (парламентскому контролю) постфактум и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за совершенное — должны быть безусловно;

— недопустимо решать проблем путем обваливания национальной валюты без использования иных инструментов поддержки национального производства, без компенсации производственным предприятиям и гражданам явного снижения покупательной способности нашей национальной валюты (оборотных средств и сбережений);

— ключевая задача ЦБ — пресечение спекуляций и целевое финансирование развития под процентные ставки, соответствующие реальной прибыльности производства.

Накапливать — реальные ценности

Общественный консенсус сложился и в части понимания недопустимости неплодотворного накопительства государством финансовых средств с выводом накопленного как разнообразных «резервов» за рубеж. Это прямая финансовая подпитка за наш счет экономики конкурентов и противников. Все должно своевременно вкладываться в развитие и повышение самодостаточности страны — это и есть главное, что мы должны накапливать.

Разрыв с кандалами ВТО

Усилиями наших властей за последнее время мы чрезвычайно отстали от Запада научно-технологически, и это отставание усугубляется. Для периода догоняющего развития естественны свои инструменты экономической политики. На период догоняющего развития (и для тех секторов национальной экономики, где нужно догонять) жизненно необходима защита внутреннего рынка. Отсюда — требование решительного разрыва с кандалами ВТО и возвращения стране экономического суверенитета в части права самим и в своих интересах регулировать всю свою внешнеторговую деятельность.

Никаких распродаж стратегических активов за бесценок

В части отношений собственности тоже сложился высокий уровень единства понимания проблем и необходимых решений. Прежде всего, недопустимость приватизации стратегических активов, особенно в условиях кризиса: ведь всякий кризис — еще и чья-то игра на понижение с целью скупки за бесценок чужих активов.

В то же время, разворовывать страну давно научились не только путем формализованного присвоения собственности, но и путем перенаправления денежных потоков при управлении формально государственным. Отсюда единодушное требование надлежащего госконтроля за управлением госсобственностью и решительного ограничения и пресечения жирования за государственный счет так называемых «топ-менеджеров».

Налоговое регулирование: свободу производству и ограничение роскошного потребления

Во всем мире и, наконец-то, у нас приходит осознание, что нет никакого «общего уровня налогообложения». А именно: на производство и производителя — одно, на гражданина и потребителя товаров и услуг — другое. Для эффективности экономики и социальной системы центр тяжести налогообложения должен быть смещен с производства (на реальное товарное производство налоги должны быть минимальны) на чистые доходы и роскошное потребление, причем не на все доходы, а именно на сверхдоходы.

И плюс к тому доходы доходам рознь. В противовес тому, что есть у нас сейчас, налоги на ренту от капитала должны быть выше, чем налоги на труд (у нас сейчас наоборот, и с точки зрения социальной политики — это какая-то средневековая дикость).

Инфраструктурные монополии — не бизнес, а обслуживание товарного производства

Высока степень единства общества, производственников и экономистов в отношении к инфраструктурным монополиям. Важно зафиксировать, что это не вольный бизнес, а инфраструктура развития. Задача — не максимизация прибыли, а обеспечение развития и прибыли в иных обслуживаемых отраслях — отраслях реального товарного производства. Отсюда все более настоятельно звучащее требование элементарного межотраслевого баланса и государственного регулирования рентабельности. Подчеркиваю: не нынешнее «регулирование цен» — с фактическим назначением цен «с потолка» как компромисса между жадностью монополий и желанием сохранить социальную стабильность, а полноценный контроль за объемом и обоснованностью расходов и государственное регулирование прибыльности. Недопустимость в инфраструктурных отраслях-монополистах (включая и всю банковско-финансовую и страховую сферы) прибыльности выше, чем в производящих предприятиях промышленности, сельского хозяйства, транспорта, связи.

«Человеческий капитал» и наука

Едино у нас и отношение к нынешним реформам науки, образования и здравоохранения. Необходимы не мелкие корректировки, а решительное пресечение этих людоедских и самоубийственных для государства «реформ». Требуется, по возможности, скорейший возврат к исходной точке — с тем, чтобы далее уже иные, добросовестно мотивированные люди искали и реализовывали пути совершенствования системы управления и финансирования науки, образования и здравоохранения. Это безусловный возврат к общедоступным образованию (включая детское дошкольное и по конкурсу высшее) и здравоохранению. С безусловным исключением звеньев-паразитов — таких, как частные страховые компании, прокручивающие в системе ОМС государственные деньги. И восстановление практически ликвидированной и отданной под управление менеджеров-финансистов 300-летней самоуправляемой Российской академии наук.

Пенсии — от новых поколений детей и внуков, а не от обесцененных «накоплений»

В силу массированного оболванивания населения через СМИ, здесь еще нельзя сказать, что массы уже все осознали и налицо полный консенсус. Но у более или менее честных специалистов позиция едина: каждый сам праве копить то, что считает нужным, но централизованно от имени государства — никакого принудительного накопления денег — ничтожных в долгосрочной перспективе фантиков. Централизованно, вкладываться — только и исключительно в развитие экономики, здоровье и образование граждан — в могущество страны. С выделением затем части этого могущества на поддержание пенсионеров.

Ни копейки финансовым спекулянтам

Аналогично отношение и к иным формам ПРИНУДИТЕЛЬНОГО изъятия у предприятий и населения средств в ИНТЕРЕСАХ ФИНАНСОВЫХ СПЕКУЛЯНТОВ. Таких, например, как просто колоссальное (в Москве) и ничем в таких объемах не обоснованное изъятие средств граждан якобы на капремонт. Все понимают, что эти деньги, будучи отданы «на хранение» финансовым спекулянтам, просто обесценятся и пропадут, а пользу извлекут лишь эти финансовые спекулянты, прокручивающие наши деньги. Если же вводить «котловую» систему (когда деньги аккумулируются и обезличиваются, но расходуются на капремонты сразу), что в целом правильно — позволяет не кормить принудительно изъятыми у нас средствами финансовых паразитов, то надо признавать это налогом, включать в Налоговый кодекс и, во избежание разворовывания, соответственно управлять этими средствами и контролировать их расходование.

Доживем ли до новой экономической политики?

Вроде, есть диагноз и ясно, что нужно делать. Но власть все еще в руках сил с иным мировоззрением и целеполаганием. Доживем ли до мирной смены власти и, соответственно, до разворота социально-экономического курса на созидательный? И с чем придем к этому — какие степени свободы у нас останутся к тому моменту? Вижу ряд серьезных угроз.

Ожидание милости от природы и от конкурентов-противников

Похоже, несмотря на всю риторику, власть все же продолжает ждать милости откуда-то свыше — возврата к росту цен на нефть и газ. Но это ожидание вовсе не безобидно. Упускается самое ценное — время и остатки накопленного запаса живучести, которые надо тратить на реиндустриализацию страны.

Нефть больше не нужна?

Другая крайность — насаждаемое представление о том, что «эра углеводородов закончилась» и потому нефть и газ вообще больше не будут так уж нужны. И потому лучшее из возможного — опять попытаться запродать кому-нибудь все это на корню оптом.

Но напомню, что подобный аргумент звучал и два десятка лет назад, когда западные корпорации, при посредничестве своих прислужников у нас в стране, пытались взять под свой контроль все наши природные ресурсы оптом через механизм «соглашений о разделе продукции». И только благодаря тому, что тогда мы это не допустили, последовавшие затем «тучные годы» не прошли уж совсем мимо нас — полтора десятилетия мы, к сожалению, более бездарно, чем надлежало бы, тем не менее, пользовались плодами национального контроля за своими природными ресурсами.

Что дальше? Есть предположения, прогнозы, но точно — никто не знает.

И дешевая нефть — великая ценность

Но даже если цена на нефть больше никогда не поднимется, тем не менее:

— самообеспечение нашей страны энергоресурсами и сырьем — безусловная ценность и важный козырь в глобальной конкуренции;

— до тех пор, пока окончательно и безусловно не доказано, что нефть — сырье возобновляемое (есть такие теории), ответственное общество и ответственная власть должны исходить из обратного — что это НЕвозобновляемый ресурс. И потому необходимо сохранить максимум НЕвозобновляемых природных ресурсов потомкам. То есть, вывозить за рубеж не максимум того, что можем добыть и продать, но лишь то, на что закупаем жизненно необходимое для развития — оборудование, технологии, лицензии;

— все оборудование и услуги при добыче, транспортировке и переработке сырья, вся геология, весь нефтегазовый сервис, вся геофизика — все это должно быть свое. Наше сырье — колоссальный источник инвестиций в развитие отечественного машиностроения и высоких технологий;

— и еще один стратегический вопрос: даже не так важно, сколько стоит нефть, но РУКА НА НЕФТЕГАЗОВОМ КРАНЕ должна быть своя, национальная. В обозримой перспективе это в любом случае будет козырем в глобальной конкуренции и в глобальной же кооперации.

Выздоровление или смена наркотика?

Есть опасность, что, «слезая с нефтяной иглы», наши нынешние власти тут же попытаются пересесть (точнее, пересадить страну) на иглу какую-либо иную. Например, транзитную, арендную (сдача земель Дальнего Востока и Сибири в аренду иностранцам) или любую иную паразитическую, не созидательную. И что немало важно: ставящую нас все равно в полную зависимость от внешних сил.

Нано-успехи в инновациях и компетенциях

Еще одна опасность — фетишизация исключительно новых технологических укладов (нанотехнологии и т. п), ориентация исключительно на «новомодные» отрасли экономики, но без воссоздания полномасштабного производства, характерного для укладов прежних, без базисных отраслей промышленности предыдущих укладов. Проблема в том, что в этом случае все эти «инновации» окажется просто не к чему приложить, а внешние рынки в полном объеме нам никто не откроет — на это нельзя рассчитывать.

Экономоцентризм все еще на марше

Налицо и такая же фетишизация нашими властями и их ставленниками во всякого рода госкорпорациях и т. п., но уже старая, привычная — в отношении эффективности, рассматриваемой как эффективность узко экономическая, без учета комплексной социально-экономической эффективности. Яркий пример: можно сэкономить целый рубль на более дешевом иностранном товаре — и этим очень гордиться. Но затем вынужденно потратить десять рублей на пособия по безработице, борьбу с преступностью из-за безработицы и т. п.

ВВП — наш рулевой?

Еще одна опасность — браться реализовывать новую политику, но на основе неадекватных целей и критериев оценки результата. В том числе, фетишизации роста ВВП — как основного критерия «развития». Абсурдность такого подхода легко демонстрируется даже таким элементарным примером: берете и распускаете криминал — всем предприятиям и организациям сразу требуются платные охранники — вот вам и рост ВВП. Аналогично, например, с введением платных автопарковок в городах, платных автодорог и т. п. — ВВП растет как на дрожжах. При этом никакого реального развития — нет и в помине.

А не переложить ли проблемы на детей и внуков?

И последняя серьезная опасность в этом моем списке. Социально-экономическая ситуация стремительно ухудшается, но видимость социальной стабильности (особенно в преддверие выборов — осени 2016 и затем 2018 гг.) властям сохранить хочется. Выход? Известен из нашего недалекого прошлого — разграбление государства в долг.

Казалось бы, мы это уже проходили и больше это повториться не должно. Но где тому гарантии? Гарантий нет: никакие законодательные препоны не поставлены, а лица, участвовавшие в прежней авантюре, и поныне на высоких госпостах или на управлении госсобственностью. Более того, Минфин уже разослал ряду западных банков предложения по размещению евробондов. Пока масштаб невелик, но тенденция — опасная. Опять втягивают не только компании, но и все государство, а значит, наших детей и внуков — в тяжелейшую кабалу.

Важный исторический факт: в августе 1998 г., перед самым дефолтом, Дума приняла два постановления с предупреждением о недопустимости дальнейших заимствований — лимит закончен. Значит, все новые заимствования — не России, а конкретных лиц. Должностных лиц, подписывающих документы, но на взятие новых долгов не уполномоченных.

Желательно НЕ допустить повторения вынужденного обращения к подобному жесткому инструменту. Для этого нужно уже сейчас, заранее, решительно заявить о несогласии с попытками втягивания страны, наших детей и внуков, вновь в долговую кабалу.

Слепой за рулем?

И последнее — уже не об опасностях, но о необходимых нам управлении и контроле. О разделении властей и иные прописные истины — не тратим время — все расписано в учебниках. Но несколько важных акцентов.

Итак, нельзя управлять вслепую. Но что видит общество и что видят власти сегодня?

На недавнем (11 февраля) Богомоловском семинаре (памяти академика О.Т.Богомолова) докладчик — академик Аганбегян — подчеркнул, что по всем макроэкономическим показателям НИКТО (и в стране, и в мире) не мог предсказать торможения в 2012 г. и падения нашей экономики в 2013—2014 гг. — еще до падения мировых цен на нефть и взаимных санкций. Но что это означает? Докладчик счел, что просто оказались недоучтены некоторые факторы — и рассказал, какие именно, например, падение в 2009-м году инвестиций. С моей же точки зрения, ситуация существенно хуже. За основу для диагноза и прогноза приняты неадекватные параметры и критерии. Например, целенаправленно смешаны инвестиции «портфельные» (финансовая спекуляция) и вложения в развитие. Равно вместе идут вложения в заводы и в торгово-развлекательные комплексы. В графе «импорт» вместе идут машины и оборудование и средства транспорта — значит станки и оборудование смешаны с шикарными яхтами, «Порш» и «Майбахами»…

Откуда это все взялось? Само — по чьей-то глупости? Или же это сознательное манипулирование статистикой? Для меня очевидно, что второе. Но главное: всю эту статистику, зачастую, лишь вводящую в заблуждение, придется решительно пересматривать. Нам нужна статистика не для манипулирования, но для осмысленного управления.

За что будем бороться?

О том, что ВВП — никак не основной целевой показатель для нашей страны в ее нынешнем положении, мы уже говорили. Это примерно как вес выздоравливающего ребенка: на этапе выхода из дистрофии — важен. Но далее — совсем другие показатели. Показатели не степени ожирения (если сохранить как основной показатель прежний), но здоровья, укрепления и развития организма.

Так и для нашей страны: если элементарного голода нет, то цель и задачи совсем другие, нежели ВВП. А именно — научно-технологическое и промышленное развитие, повышение самодостаточности российской экономики. Этим целям соответствуют и иные параметры оценки и критерии достижения результата.

А если и новые власти захотят нами манипулировать?

Человек несовершенен, зачастую грешен. Как сделать так, чтобы новые будущие власти, изначально, может быть, и созидательно ориентированные, тем не менее, затем не погрязли в чрезмерном себялюбии, бюрократическом застое и коррупции?

Ответ известен: необходимо восстановление разрушенных (включенных в нынешнюю «вертикаль») ключевых институтов независимого контроля за властью — таких, как, в частности, Счетная палата России. Без полноценного наблюдения и контроля со стороны общества за исполнительной властью (той реальной оперативной властью, которая и распоряжается нашими общими ресурсами) никакое эффективное управление В ИНТЕРЕСАХ ОБЩЕСТВА невозможно.

Опять контролеры?

Как, спросят меня, но ведь эти контролеры и так уже всех достали?

Да, достали. Но не эти.

Обращаю внимание: вся система контролирующих органов должна быть развернута и переориентирована, должна концентрировать свое внимание отнюдь не на гражданах, но:

—  на властных институтах;

— на должностных лицах;

— на монополистах, прежде всего, инфраструктурных предприятиях-монополистах;

— на крупных торговых и обслуживающих предприятиях, имеющих реальный вес в продвижении и защите своих интересов.

На самом же низовом уровне у граждан есть свой колоссальный потенциал самоорганизации. При разумной социально-экономической политике государства и при поддержке этого процесса сверху (при обязательном жестком пресечении криминала), граждане и сами самоорганизуются и на низовом уровне создадут собственные разнообразные механизмы социального контроля — государственной власти нужно лишь всячески содействовать этому, поощрять такое реальное местное самоуправление и защищать.

Но понятно, что это самое поощрение и защита потребуют жестких репрессивных мер со стороны государства — в отношении всякого криминала. В обеспечение этой элементарной минимально нормальной жизни необходим разворот всей правоохранительной и судебной систем на защиту производителя, созидателя и гражданина в целом. Это отдельная большая тема — здесь ее лишь намечаем.

Свободный гражданин свободной стране

И снова о дебюрократизации всей контролирующей и правоохранительной систем — об опоре в управлении и контроле на общество. Начинать надо с элементарного — со всяческого стимулирования защиты гражданами и малыми предпринимателями своих интересов против произвола органов госвласти. Это касается и судебной защиты. И, в не меньшей степени, обязательное расширение безусловного права гражданина на самооборону, защиту себя, близких и своего жилья. Причем, подчеркиваю, не выбирая методы и средства, не заботясь о «соразмерности» защиты нападению. Ведь выбирать в экстремальной ситуации некогда, а защищаться надо. Право на защиту себя и близких должно быть БЕЗУСЛОВНЫМ, независимо от тяжести последствий для нападавшего.

Кстати, есть важный индикатор, лакмусовая бумажка, по которой можно определить, в чьих интересах на самом деле действует та или иная власть. Власть в интересах меньшинства всегда стремится народ разоружить, якобы, в целях его же безопасности. Власть в интересах большинства, да еще и вынужденная противостоять внешним или внутренним вызовам, всегда стремится сделать противоположное — опереться на большинство и для этого это большинство вооружить. Как минимум, вооружить БЕЗУСЛОВНЫМ правом на самозащиту, самооборону.

Никакого подлинного самоуправления (в т.ч. жилищного и местного) и «вставания с колен» без права гражданина высоко поднять голову и не бояться криминала — не получится.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Оживляя историю Оживляя историю

О том, как генеалогические изыскания совпали с невероятными семейными легендами

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье