18+
воскресенье, 26 июня

Киев попал в английский капкан

Украине придется вернуть $ 3 млрд. России и заплатить неустойку пулу кредиторов

  
62915
Киев попал в английский капкан
Фото: chromorange/ Global Look Press
Материал комментируют:

В среду, 17 февраля, Минфин подал иск против Украины по взысканию $ 3 млрд. долга в Высокий суд Лондона. Россия также потребует возмещения «незалежной» судебных расходов. Об этом заявил министр финансов РФ Антон Силуанов.

«Мы много раз заявляли о готовности обсуждать возможность внесудебного урегулирования вопроса погашения Украиной своих обязательств перед Россией. Но, к сожалению, Украина оказалась не готова вести переговоры в духе доброй воли, к чему ее призывали не только мы, но и Международный валютный фонд (МВФ). Поэтому единственное решение вопроса — обращение в суд, что и было сделано», — отметил глава Минфина.

По его словам, защита прав России как кредитора будет осуществляться независимым авторитетным судом, который беспристрастно рассмотрит спор между двумя суверенами.

«Уже само по себе рассмотрение такого спора в судебном порядке является историческим прецедентом, о создании которого из-за действий должника приходится только сожалеть», — заключил Силуанов.

Напомним: в середине декабря 2015 года украинское правительство объявило мораторий на выплату долга перед Россией в $ 3 млрд. Речь идет о займе в виде облигаций, размещенных на Ирландской фондовой бирже и выкупленных Россией в декабре 2013 года (когда Украиной еще руководил Виктор Янукович) за счет средств Фонда национального благосостояния. Срок погашения по госбондам наступил 20 декабря 2015 года, однако Россия давала Украине возможность погасить долги до 30 декабря, что так и не было сделано.

В Киеве настаивали на реструктуризации российского долга на условиях, на которые согласились другие, частные держатели гособлигаций — на списании 20% основной суммы кредита, а также на обмене бумаг на новые со сроками погашения в 2019—2027 годах.

Россия, со своей стороны, была готова дать Украине отсрочку по погашению долга, перенеся сроки выплат на 2016−2018 годы и разбив сумму $ 3 млрд. на три равных платежа. Такое предложение анонсировал президент РФ Владимир Путин в середине ноября 2015 года. При этом Россия запросила гарантий по кредиту либо от США, либо от Европейского союза, либо от одного из международных финансовых институтов. Позже в российском Минфине сообщили об отказе правительства США предоставить гарантии.

И вот — спор о еврооблигациях разберет Высокий суд. И эта ситуация порождает ряд вопросов. Означает ли она, что теперь Украина официально находится в состоянии дефолта? Как это отразится на отношениях Киева с международными структурами? Наконец, отдаст ли Киев долг, если решение в Лондоне будет принято не в пользу Украины?

 — Дефолт наступает в момент, когда страна прекращает платежи по кредиту, — напоминает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Другое дело, что кредитор может проявить добрую волю и принять решение о досудебном урегулировании вопроса. Россия так и поступила: продлила на 10 дней срок, в течение которого Украина могла погасить долг. 30 декабря истек и этот срок, и после новогодних праздников украинское Министерство финансов стало подавать сигналы, что готово урегулировать спор в досудебном порядке. Переговоры об урегулировании вел посредник — Министерство финансов ФРГ. Однако в результате мы получили от Киева практически те же условия погашения долга, на которые согласился пул международных кредиторов. Россия, естественно, сочла эти условия неприемлемыми.

Даже МВФ квалифицировал российский долг как суверенный. Кроме того, Москва предоставила его на гораздо лучших условиях, чем Киев мог бы рассчитывать, занимая у частных кредиторов. Это предполагает, в частности, что условия реструктуризации российского долга также должны отличаться от условий реструктуризации коммерческих долгов.

Но проблема в том, что Украина попала в ловушку, договариваясь с пулом международных кредиторов. Напомню, что Киев договорился об условиях реструктуризации внешнего долга в $ 18 млрд. с комитетом кредиторов, владеющим пакетом долговых бумаг на $ 9 млрд. Кредиторы согласились списать 20% основной суммы долга, а также продлить срок погашения бумаг на четыре года — выплаты остальных $ 15,5 млрд. начнутся с 2019 года.

Так вот, в этом соглашении есть очень важный пункт. В нем сказано, что Киев может договариваться о реструктуризации других долгов, не входящих в пул. Но только на условиях не лучших, чем у держателей $ 9 млрд. украинского долга. Иначе — и это принципиальный момент — Киев должен будет уплатить пулу кредиторов солидную компенсацию за упущенную выгоду.

Причем, в пункте соглашения не уточняется, о каких долгах идет речь — суверенных или коммерческих. Эта спорное, с международно-правовой точки зрения, положение заводит украинскую сторону в тупик.

Это было очевидным еще летом 2015 года, и тогда нашлось несколько крупных международных хедж-фондов (инвестиционные фонды, ориентированные на получение гарантированной доходности), которые предлагали Киеву выступить посредниками и договориться с пулом кредиторов об условиях компенсации в случае, если Украина выплатит России долг на иных условиях. Более того, часть кредиторов из пула были не против такой схемы урегулирования. Тем не менее, Киев не пошел на уступки, и довел дело до суда.

Кстати, именно в соглашении о приобретении украинских евробондов указано, что в случае дефолта Украины или возникновения непреодолимых разногласий вокруг условий погашения долга, Россия имеет право обратиться в Лондонский суд.

«СП»: — Как теперь будут складываться отношения Украины с МВФ?

— Достаточно тяжело. Фонд неоднократно предупреждал Киев: не будет реформ — не получите транша. Украинская сторона пытается сейчас представить дело так, будто гарантия получения нового транша — это сохранение у власти правительства Арсения Яценюка. Тем не менее, МВФ ясно дал понять, что ему важен результат, а не конкретное правительство, которое его добивается. А результата пока не видно, и Киев сильно рискует остаться без денег МВФ.

Да, у США и Евросоюза есть определенные политические симпатии в отношении Украины и ее нынешнего режима. Но МВФ просто не может закрыть глаза на неисполнение Киевом условий получения транша, иначе пострадает репутация Фонда как кредитной организации.

Более того, в январе 2016 года, в результате реформы МВФ, в Фонде произошло перераспределение голосов в пользу развивающихся экономик, и страны БРИКС получили практически 14,7% голосов. Это, конечно, не контрольный и даже не блокирующий пакет, но это очень весомый пакет, с которым нельзя не считаться. Между тем, консолидированная позиция БРИКС по украинскому долгу однозначна: Киев должен платить на условиях Москвы.

Во многом из-за этого МВФ вынужден теперь относиться к Украине гораздо более жестко, чем это было еще недавно.

Есть еще один момент, который играет нам на руку. Для МВФ было бы гораздо удобнее, если бы Украина предприняла усилия по урегулированию проблемы российского долга. Это было бы лишним аргументом в пользу того, что можно закрыть глаза на «шероховатости» проведения реформ, под которыми подписался Киев для получения очередного транша.

«СП»: — Сколько времени займет разбирательство в Высоком суде?

— Оно может продлиться долго. Есть, кроме того, прецеденты, когда даже после вынесения судебного решения страны длительное время не выполняют своих долговых обязательств. Например, после того, как Аргентина объявила дефолт, международным судам потребовалось более пяти лет, чтобы вынести решение в пользу пострадавших кредиторов. А потом в течение еще более двух лет аргентинское правительство уклонялось от исполнения этого решения.

Тем не менее, рано или поздно должнику приходится расплачиваться. Это одно из правил игры, которому неукоснительно следуют в финансовом мире. И все время, пока у страны не погашен долг, и имеется судебное решение о его выплате, ей неизбежно придется платить дополнительные деньги за новые заимствования. А это достаточно обременительно для бюджета.

В любом случае, Украине придется занимать. И пока у нее не погашен российский долг, заемные деньги будут обходиться очень дорого.

«СП»: — Каковы наши шансы выиграть суд?

— Существует очень высокая вероятность, что суд в Лондоне пример решение в пользу России. Думаю, мы получим долг с Киева, но не раньше чем через семь лет.

— Денег у Киева нет, поэтому российский долг, так или иначе, придется реструктурировать, — уверен директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский. — Однако наличие в соглашении с комитетом кредиторов пункта о не предоставлении Киевом лучших условий другим кредиторам действительно заводит ситуацию в тупик.

Кстати говоря, аналогичная — тупиковая — ситуация с Минскими соглашениями. И такая тупиковость — неотъемлемая часть сегодняшней украинской реальности. За что ни возьмись — везде туман, неопределенность и отсутствие решений. Есть ли сейчас на Украине правительство или нет? Есть ли парламентское большинство? Армия ли на Украине или черт знает что? Мы не знаем точно, нет ничего внятного.

Да, в долговом вопросе найти решение легче, чем в минском процессе. Но все же необходимо иметь добрую волю, чтобы его искать. А если на Украине на законодательном уровне утверждается, что Россия является страной-агрессором — о каком компромиссе с ней можно говорить?

Заговаривая о компромиссе по долгу, Киев будет неизбежно идти по дорожке, по бокам которой стоят люди, которые немедленно обвинят его в предательстве. Вы предатель, раз идете с агрессором на компромисс.

Именно поэтому мне представляется, что Киев в такой ситуации российский долг попросту не вернет…

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье