18+
воскресенье, 28 августа

Европа душит Майдан квотами

Брюссель пускает под нож бывшую «всесоюзную житницу»

  
26601
Акция протеста украинских фермеров
Акция протеста украинских фермеров (Фото: ZUMA/ ТАСС)
Материал комментируют:

За 10 месяцев до окончания 2016 года украинские аграрии уже могут… подводить неутешительные итоги несостоявшегося «экспортного прорыва» «незалежной» в Европу. За неполные два месяца Украина исчерпала годовые квоты на беспошлинную поставку в Евросоюз сразу четырёх видов продовольственных товаров. «За полтора месяца этого года, по состоянию на 16 февраля, украинскими предприятиями были исчерпаны беспошлинные квоты на поставки в ЕС кукурузы, виноградного и яблочного сока и меда», — сетуют представители самостийного агропрома.

Согласно приведённым данным, «квота на поставки украинской кукурузы в ЕС составляет 400 тысяч тонн, на виноградный и яблочный соки — 10 тысяч тонн, на мёд — 5 тысяч тонн». Не лучшим образом обстоят дела и по многим другим из 32 оставшихся товарных позиций. В частности, близки к концу лимиты на поставку: «ячменя (выбрано 90% - 225 тысяч тонн из 250 тысяч тонн), ячменной крупы и муки (63% - 3,9 тысячи тонн из 7 тысяч), сахара (62% - 12,4 тысячи тонн из 20,07 тысячи тонн), пшеницы (55% - 519 тысяч из 950 тысяч тонн), овса (45% - 1,8 тысячи из 4 тысяч тонн), обработанных томатов (44% - 4,4 тысячи из 10 тысяч тонн)», — отмечается в релизе.

К слову, квота по зерну (главный товар бывшей «всесоюзной житницы») составляет почти 1 млн. тонн, в то время как экспортный потенциал Украины превышает 28 млн. тонн. Сбыть излишки на российском рынке не получится — после вступления в силу Соглашения об евроассоциации Москва была вынуждена ввести пошлины на украинские товары, чтобы избежать попадания европейского контрафакта на российский рынок. Не говоря уже о том, что в прошлом году Россия сама произвела около 100 млн. тонн зерна и выступает в качестве экспортного конкурента «незалежной».

«Украина производит 1,2 млн. тонн куриного мяса в год. При этом Европа дала Украине беспошлинную квоту — 16 тысяч тонн. Плюс к тому же можно ввезти без пошлины 20 тысяч тонн целой замороженной курицы (которая абсолютно никому не нужна). На все, что сверх этой квоты, — пошлина более 1000 евро за 1 тонну», — негодует Юрий Косюк, владелец крупнейшего производства курятины на Украине.

Тем самым, украинский предприниматель развенчивает ещё один миф, активно насаждаемый киевскими официальными кругами. Дескать, продавать ведь можно и сверх установленных квот, хотя и с пошлинами. Очевидно, что 1000 евро за тонну мяса птицы, это даже не протекционизм, а выстраивание настоящих заградительных барьеров на пути украинского товара в Европу. В свою очередь, сбыть такие объёмы на украинском рынке нереально в силу резко снизившейся покупательной способности стремительно нищающего населения (средняя зарплата в стране около $ 160). А отчаянный демпинг может привести только к разорению местных производителей.

Преподаватель РАНХиГС при президенте РФ Владислав Гинько считает, что представители украинского бизнес-сообщества должны разделить ответственность за надвигающийся крах социально-экономической сферы с политиками, которые сознательно использовали евроиллюзии для манипуляции общественным сознанием в ходе госпереворота.

— Возникает вопрос, а где они всё это время были? «Демократический процесс», «бизнес вне политики» — это, конечно, замечательные слоганы.

«СП»: — Насчёт «бизнес вне политики» для Украины — это очень сомнительный тезис, памятуя, что президент-олигарх Порошенко за полтора года нахождения у власти увеличил своё состояние в семь раз…

— С этим трудно поспорить. Но ведь и средний бизнес молчал, со всем соглашался.

«СП»: — Наверное, его заставили молчать…

— Я говорю ровно об этом. Я даже не уверен, что они, вообще, прочитали текст Соглашения об евроассоциации, все 235 страниц, плюс около десятка отдельных дополнений к договору.

За год потери украинской экономики от разрыва кооперационных связей с российскими предприятиями составили $ 27,6 млрд. В 2013 году товарооборот между нашими странами был $ 39,6 млрд., а концу 2015 всего лишь $ 12 млрд. Можно себе представить, какой провал будет в текущем году. Напомню, с 1 января Москва была вынуждена принять протекционистские меры в связи со вступлением в действие экономической части Соглашения об евроассоциации Украины с ЕС, имплементация которой была отложена на 1,5 года. Для сравнения — объём обещанных (!) МВФ кредитов, которые будут (а, может, и нет) выделяться траншами в течение 4 (!) лет, не покрывает даже годового убытка от экономической дезинтеграции с РФ.

«СП»: — Кстати говоря, Россия и Украина торговали в полноценном беспошлинном режиме. То есть, в отличие от Европы, мы не ограничивали поставки продукции квотами.

— Экономические связи между Украиной и ЕС далеки от рыночных отношений. Настоящая свобода торговли была именно с Россией. Это то, что называется, «честная игра», в отличие от дискриминационных схем, навязанных Западом. Брюссельские бюрократы ввели для Украины «карточную систему» — дескать, поставьте такую-то продукцию, в таких-то объёмах, да ещё и по определенной (заниженной) цене.

«СП»: — Можно сказать, своего рода «плановая экономика» для «банановой республики»…

— Более того. Я изучал вопрос поставок украинского зерна в Пакистан в 2014 году (ещё до подписания евроассоциации). Это был такой «пряник» со стороны Запада, чтобы убедить украинский бизнес в правильности выбранного европейского курса. Так вот, в Пакистане разразился коррупционный скандал. Оказалось, что это зерно не было нужно стране в таком объёме. Для того чтобы его «впихнуть», Западу пришлось надавить на пакистанских чиновников посредством МВФ (Пакистан уже набрал кредитов, и его руководству было легко «выкрутить руки»). Короче, Брюссель и Вашингтон пытались до подписания соглашения поддержать постмайданную эйфорию в украинском обществе.

Само наличие квот свидетельствует о том, что европейцы не хотят видеть на своём рынке украинскую продукцию. Обратите внимание — Украина ввела для ЕС квоты только на три вида продукции, а Брюссель аж на 36. Получается, «незалежная» находится в режиме ассоциации с Европой, но последняя никак не ассоциировалась с Украиной.

«СП»: — Аграрный сектор — это конёк украинской экономики, с которого теперь приходится слезать. В промышленности, наверняка, дела обстоят ещё более удручающе.

— Разумеется. Продукция обрабатывающего сектора украинской экономики абсолютно неконкурентоспособна в Европе. К тому же уголь и завязанная на него металлургия оказались потеряны в результате конфликта в Донбассе.

«СП»: — Справедливости ради, под контролем Киева осталось немало индустриальных гигантов на юго-востоке страны, только российский рынок сбыта продукции высокого передела для них потерян.

— Да, есть Харьковский тракторный завод, который сейчас специализируется на выпуске танков и бронетранспортёров. Проект совместного производства зерноуборочных комбайнов ХТЗ и финской компании Sampo Rosenlew заморожен. Лицензию на производство продукции «двойного назначения» у предприятия отобрали (поскольку власти подозревают, что значительная доля в акционерном капитале предприятия через цепочку офшоров принадлежит представителю «страны-агрессора» — прим. ред.).

Легендарный днепропетровский «Южмаш», один из флагманов советского, а затем украинского ВПК, перешёл на однодневную рабочую неделю, имеет огромные долги за «коммуналку» и по зарплатам. Выпускавшиеся на нём для российских РВСН МБР «Воевода» заменяют наземные стратегические комплексы собственного производства.

Аналогичная (если не хуже) ситуация и на других производствах. Удивляться этому не приходится — украинские власти сами разрушили единую технологическую цепочку, которая связывала украинские предприятия с российскими.

«СП»: — Насколько это бьёт по нашим производителям?

— Разрыв кооперационных связей способствовал тому, что мы стали налаживать собственное производство. Например, двигатели для ракет и вертолётов, прежде закупавшиеся у запорожского «Мотор Сич», теперь выпускают в России.

С учётом того, что украинская экономика в 10 раз меньше российской, соответственно, потери от разрыва для неё будут ровно в 10 раз больше. Сказывается эффект масштабов экономики. При том, что высказывается много критических замечаний в адрес нашей финансовой системы, она гораздо здоровее украинской. У нас сравнительно невысокий уровень задолженности, в то время как государственный долг Украины уже сегодня составляет около 120% от ВВП.

«СП»: — Яценюк на днях произнёс загадочную фразу о том, что на экономику Украины давят цены на нефть, поэтому выполнить бюджет-2016 будет очень сложно. С каких пор Украина стала крупным экспортёром «чёрного золота»?

— Это страна-транзитёр, и только. А поставки российского газа в Европу в прошлом году не только не уменьшились, а, напротив, выросли на 8%. Так что Яценюк либо демонстрирует непрофессионализм, либо пытается хоть как-то оправдать «себя любимого».

В отличие от Украины Россия действительно пострадала от падения нефтяных цен. Плюс мы обложены секторальными санкциями, нашу банковскую систему практически полностью отрезали от внешних финансовых заимствований. В итоге, спад экономики составил 3,7%. Украина же находилась в 2015 году в режиме наибольшего благоприятствования — ЕС на полтора года снял ограничения на экспорт украинской продукции, действовала ЗСТ с Россией. Американские и европейские «политики-гастролёры» обещали всячески помогать «молодой украинской демократии». Казалось бы, идите, ребята, и занимайте миллиарды. Но мы видим, что даже МВФ приостановил программу кредитования Украины.

Объём экспорта товаров из Украины в страны Евросоюза снизился в 2015 году по сравнению с предыдущим годом на 32,9% - до $ 9,2 млрд. Даже бывший президент Виктор Ющенко, один из участников первого Майдана, которого трудно заподозрить в симпатиях к России, говорит о том, что так плохо украинцы не жили за всю постсоветскую историю. За полтора года гривна обесценилась на 350%, в прошлом году инфляция составила 43,3% (при средней зарплате в $ 160 и росте безработицы). В свою очередь, экономика упала на 10%, а 55% её находятся в «тени». Под сурдинку антироссийской риторики происходит передел наиболее ликвидных активов между олигархическими кланами.

«СП»: — Запад буквально «душит» украинскую экономику в своих «объятиях»…

— Совершенно верно. Налоги на бизнес и население, стоимость услуг ЖКХ и прочее, всё будет только расти. Потому что надо собирать средства для обслуживания растущего долга перед МВФ. Это в отношении РФ Киев может себе позволить объявить мораторий на выплату $ 3 млрд. С западными хозяевами такой фокус не пройдёт. «Агрессивная» Россия за 20 с лишним лет украинской «незалежности» субсидировала в экономику этой страны около $ 200 млрд., искусственно занижая цены на газ и другие ресурсы, предоставляя Украине кредиты и т. д. Нам говорили, что «Нафтогаз» продаёт населению и предприятиям российский газ по более низкой цене, чем та, по которой он был приобретён, и поэтому компания оказывается в убытке. Наверное, только Москва была готова выслушивать такие отговорки.

Поразительно, но факт — даже в разгар конфронтации, в прошлом году, наибольший рост инвестиций в экономику Украины показала «ненавистная» Россия (увеличились с $ 2,7 до $ 3,4 долларов). Произошло это за счет вливания около $ 1 млрд. в финансовую и страховую сферу. В то время как объём иностранных инвестиций в 2015 году сократился более чем на 5%.

Сегодня политические риски от разрыва отношений с РФ закономерным образом трансформируются в экономические убытки. Украина фактически оказалась в западне. Объясняю, это как в случае с выходом из ЕС — вступить в этот союз можно. Но пока ещё ни одна страна не вышла из него, несмотря на очевидные экономические убытки и ограничение суверенитета (Болгария, Румыния, Венгрия).

Выход из евроассоциации возможен только при согласии ЕС. Но Европе очень выгодно иметь сбытовой придаток, плюс поставщика дешёвого аграрного сырья. В Европе цены на сельхозпродукцию растут, а украинский импорт дешевеет. Но это не повышает конкурентоспособность — существуют квоты, и производители не знают, когда и в какую сторону их изменят. Плюс они даже не знают заранее, по какой цене смогут продать свой товар.

Конечно, МВФ будет по политическим причинам поддерживать экономический организм Украины в состоянии замедленной деградации. Киев при этом не может сбросить с себя эту «кредитную удавку» в силу тотальной зависимости от Запада (политической, дипломатической). Я прогнозирую, что некогда «самостийную» ожидает участь Пуэрто-Рико (государства с ограниченным суверенитетом, ассоциированного с США). В какой-то момент придётся объявить дефолт, распродать за бесценок остатки госсобственности. Это произойдёт уже через 3−5 лет.

Руководитель отдела экономики Института стран СНГ, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Аза Мигранян отмечает, что российские власти и наиболее здравомыслящая часть украинского экспертного сообщества ещё до подписания Киевом Соглашения об евроассоциации предупреждали о последствиях этого шага.

— Изначально было понятно, что установленные Брюсселем квоты не соответствуют экспортному потенциалу Украины. Особенно, это касается сельхозпродукции, да и остальной номенклатуры товаров. В настоящее время мы наблюдаем определённое отрезвление в украинском обществе.

Политика ЕС стандартизирована. Я сомневаюсь, что брюссельские чиновники сделают исключение для Украины. Тем более, в ущерб интересам европейских производителей. Особенно, если учитывать, что высокий уровень субсидирования аграрной отрасли, а также снижение платежеспособного спроса в ряде стран ЕС спровоцировали кризис перепроизводства.

«СП»: — В свою очередь, распорядители из МВФ запрещают Киеву дотировать своих аграриев…

— В любом случае, представить себе, что Евросоюз решит увеличить квоты для Украины невозможно. Максимум на что могут рассчитывать украинские производители — это поставки сырьевой продукции, предназначенной для дальнейшей переработки европейской промышленностью. Это технические сельскохозяйственные культуры типа рапса (используется для производства биотоплива — прим. ред.) или кукурузы (но не в готовом продуктовом варианте, а в качестве корма для животных).

Даже, если теоретически предположить, что размеры квот будут увеличены, это не сильно повлияет на экспорт. Поскольку его объёмы в значительной степени будут определяться соответствием украинской продукции европейским стандартам.

«СП»: — Понятно, у Брюсселя есть свой «онищенко» и даже не один.

— Не думаю, что украинские товары пройдут сквозь «мелкое сито» европейских регуляторов. Хотя бы в силу несоответствия технологического уровня производства. Таким образом, Украина сможет поставлять только товары, добавленная стоимость которых «стремится к нулю». Да и то по бросовым ценам. Второй сценарий — модернизация производства, что невозможно в силу отсутствия серьёзных инвестиционных вливаний. Об этом на сегодняшний день, вообще, не приходится говорить.

Вместо этого Украина прощается со своим национальным достоянием в виде знаменитого чернозёма, который вагонами вывозится из страны. Это плодородный слой земли, который представляет интерес для европейских сельхозпроизводителей в качестве формы «органической» капитализации собственного производства. Помимо сырья Украина может экспортировать только трудовые ресурсы. Как это происходит в наименее развитых странах Восточной Европы, вошедших в состав ЕС.

«СП»: — Вывоз стратегических ресурсов означает неизбежную экономическую деградацию?

— Украина превращается в обслуживающую территорию. Это единственный в нынешних условиях способ дать возможность выжить сокращающемуся по численности населению страны. Отдельные экономические всплески не будут иметь эффекта, с точки зрения повышения уровня жизни людей, и, соответственно, повышения конкурентных возможностей экономики. А, значит, будет продолжаться её структурная (отраслевая и технологическая) деградация.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Оживляя историю Оживляя историю

О том, как генеалогические изыскания совпали с невероятными семейными легендами

Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье