18+
вторник, 17 октября

Рубль свободного падения

Минфин России и МВФ пришли к «вашингтонскому консенсусу»

  
14456
Рубль свободного падения
Фото: Петр Ковалев/ТАСС
Материал комментируют:

Последние инициативы Минфина свидетельствуют о «творческом кризисе», который переживает руководство главного (наряду с ЦБ) финансового регулятора РФ.

Очередной порцией «креатива», наряду с обсуждаемым дополнительным урезанием бюджетных расходов, может стать возвращение «хорошо забытого» бюджетного правила.

Ведомство выступает с предложением возобновить поддержку курса рубля при низких ценах на нефть. На этом хорошие новости, собственно, заканчиваются. Поскольку, как выясняется, новый механизм предлагается запустить не ранее 2018 года. И только при условии, что «бочка» нефти будет стоить $ 50 и более, что на фоне текущей конъюнктуры ($ 34 за баррель) совсем не очевидно.

Доходы от экспорта углеводородов, превышающие указанную «цену отсечения», будут как в кудринский период отчисляться в Резервный фонд или Фонд национального благосостояния. В случае же, если цены пробьют установленное «дно», валюту продадут на рынке в целях поддержания рубля, который сегодня, как известно, находится в свободном плавании. По словам замглавы Минфина Максима Орешкина, это «единственный действенный способ изолировать волатильность реального валютного курса от колебаний цен на нефть».

Возвращение к бюджетному правилу планируется предметно обсудить ближе к осени текущего года. Таким образом, рост цен и дальнейшее падение жизненного уровня населения рискуют стать заложниками двух факторов: отказа от «оперативного вмешательства» (в виде ограничения практики валютных интервенций ЦБ) вкупе с пробуксовкой процесса импортозамещения. Не добавляет «исторического оптимизма», с точки зрения перспектив оживления экономики, и решение Банка России, который сохранил в январе ключевую ставку на уровне 11% годовых. Более того, регулятор не исключает возможного ужесточения денежно-кредитной политики.

Обращает внимание, что последние «телодвижения» экономического блока РФ точно укладываются в продвигаемую Международным валютным фондом неолиберальную модель. Как стало известно, фонд рекомендовал России сократить бюджетные расходы в 2016 году и принять в среднесрочной перспективе «меры по консолидации бюджета». Об этом говорится в докладе «Группа двадцати: глобальные перспективы и политические вызовы».

Авторы этого документа также одобрили политику ЦБ РФ, отказавшегося от дальнейшего снижения ключевой процентной ставки. «Недавняя пауза в смягчении монетарной политики была подходящей мерой, учитывая риски для инфляции от снижения курса рубля, внешние риски и необходимость выстроить доверие после ввода режима инфляционного таргетирования», — отмечают советчики из МВФ.

По мнению заведующего кафедрой политической экономии РЭУ им. Г.В. Плеханова Руслана Дзарасова, предложение установить цену отсечения на уровне $ 50 за баррель означает, что в ближайшей перспективе курс рубля поддерживаться не будет.

— Я хотел бы напомнить о судьбе предыдущей версии бюджетного правила, введённого в начале «нулевых». Речь шла о том, что если цена «бочки» нефти превышает установленное значение (которое несколько раз пересматривалось в сторону повышения), то излишки направляются в Стабфонд. В свою очередь, в случае понижения стоимости барреля ниже пороговой отметки предполагалось поддерживать бюджетные расходы и, прежде всего, социальные выплаты.

«СП»: — Это правило соблюдалось?

— Пока нефть была дорогой, правительство исправно перечисляло средства в суверенные фонды. Но как только цена на «чёрное золото» упала, и возникла необходимость сохранить социальные расходы на прежнему уровне, власти переиграли ситуацию. Дескать, Резервный фонд и ФНБ «не резиновые», если постоянно «спускать» финансовую «подушку безопасности», то надолго её не хватит.

«СП»: — Стоило ли копить триллионы рублей, которые в период кризиса тают как снег весной?

— Конечно, было бы гораздо лучше, если мы встретили экономический «шторм» не с кудринской «копилкой», а с развитой обрабатывающей промышленностью и сельским хозяйством. Тогда мы могли бы компенсировать падение экспортной выручки в условиях неблагоприятной ценовой конъюнктуры на мировых рынках расширением внутреннего спроса, переориентировав экономику на собственный рынок. Но этого не произошло — наши власти не спешили вкладываться в отечественное производство с расчётом, что эпоха высоких цен на углеводороды продлится много лет. Логика простая — какой смысл вкладывать «нефтедоллары» в «обработку», если мы и так можем купить за валюту всё необходимое.

Теперь российскому обществу приходится расхлёбывать допущенные промахи и просчёты экономического блока. Сколько будет стоить нефть в 2018 году это, как говорится, «бабушка надвое сказала». Также неизвестно, в каком состоянии будет к тому времени находиться мировая экономика. МВФ на днях вновь снизил прогноз роста мирового ВВП, уже скорректированный недавно в сторону понижения, до 3,4%. На мой взгляд, в мире развивается угрожающий процесс.

«СП»: — В такой ситуации, как мы знаем, происходит отток спекулятивных капиталов в «страну-исхода» — США и, в меньшей степени, на развитые европейские рынки.

— Это чёткий алгоритм, который практически не имеет исключений. Как только намечаются проблемы, «горячие» деньги международных инвесторов возвращаются с развивающихся рынков в более безопасные «гавани».

Очевидно, что рыночная модель в её либеральном исполнении абсолютно провалилась. И не только в России — развивающийся мировой кризис свидетельствует о её порочности как системы. В такой ситуации продолжать строить либеральные «Нью-Васюки», надеясь на отскок нефтяных цен и возвращение к неконфронтационному экономическому взаимодействию с Западом, как минимум, легкомысленно.

«СП»: — МВФ рекомендует нашим властям сократить бюджетные расходы в текущем году и одобряет политику ЦБ РФ, отказавшегося от дальнейшего снижения ключевой процентной ставки.

— И в то же самое время тот же самый фонд призывает страны «двадцатки» принять меры по поддержке спроса, а также продолжать кредитное стимулирование своих экономик. Получается, что этот международный финансовый институт предлагает Москве действовать в духе пресловутой политики «вашингтонского консенсуса», которая, по его мнению, неактуальна для развитых стран.

Трудно назвать это иначе как политикой двойных стандартов. Самое интересное, что наш экономический блок всегда охотно прислушивается к такого рода «вредным советам». Хотя мы не находимся в «кредитной кабале» у МВФ как, скажем, Украина, чтобы слепо идти на поводу у наших «доброхотов». Это обстоятельство лишний раз доказывает, что политика МВФ проводится в интересах неолиберальных кругов.

Такие страны как Китай, Индия, Бразилия выступают поставщиками продукции с высокой добавленной стоимостью на рынки США, Западной Европы и Японии. В этом плане замедление темпов роста той же китайской экономики оказывает негативное влияние на западный мир. По оценкам независимых экспертов, в прошлом году ВВП КНР вырос не на официальные 7,4%, а всего на 3,5−4%. Этот процесс угрожает стабильности американской экономики.

Поскольку Китай остаётся поставщиком дешёвых товаров на американский рынок, а также главным кредитором финансовой системы США, МВФ даёт китайским властям совсем другие советы. События на Шанхайской фондовой бирже, которую периодически «лихорадит», показывают, что американские фондовые индексы негативно реагируют на события в Китае. Соответственно, Пекину и Нью-Дели МВФ рекомендует проводить стимулирующую политику, в которой заинтересованы его кураторы в США.

«СП»: — То есть, Россия для Запада представляет интерес исключительно в качестве сырьевого придатка?

— Разумеется, на Западе уверены, что мы в любом случае будем гнать свои энергоносители по любым ценам. А больше от нас ничего и не нужно.

«СП»: — В декабре 2015 года Россия вновь увеличила свои вложения в облигации государственного казначейства США — на $ 4,1 млрд. Разумно ли в разгар санкционных баталий с Западом отдавать нашим геополитическим соперникам «в заложники» средства на сумму около $ 90 млрд.

— Это большой риск. Вашингтон снова угрожает нам новыми экономическими «карами», если сорвётся процесс мирного урегулирования в Сирии. Часть российского экспертного сообщества считает, что США не станут замораживать наши суверенные счета. Поскольку, это якобы отпугнёт других держателей американских ценных бумаг. У меня же такой уверенности нет.

Ещё в 2008 году в ходе «пятидневной войны» с Грузией известный неоконсерватор Збигнев Бжезинский предложил заморозить активы российских олигархов, чтобы наказать Москву за «строптивость». По принципу, вернём деньги, если вы поменяете у себя власть.

Кстати говоря, в ходе госпереворота на Украине Запад использовал местных олигархов для организации Майдана. Фактически, шантажируя их возможной конфискацией зарубежных вкладов, собственности и инвестиций. Тем более, перед глазами пример бывшего главы украинского кабмина Павла Лазаренко, который оказался в американской тюрьме по обвинению в мошенничестве и отмывании незаконно нажитых средств. Если можно отобрать частные капиталы, то почему этого нельзя сделать в отношении госактивов? Вероятность реализации этого сценария зависит от степени остроты геополитического противостояния между Россией и США. А она, как мы видим, только возрастает.

«СП»: — Тогда чем можно обеспечить беспечность российских элит? Слишком глубоко «интегрировались» в глобальную экономику?

— Я думаю, что российский правящий класс расколот. Происходящая в нём внутренняя борьба пока ещё не слишком заметна. Но, по косвенным признакам, она обостряется. Компрадорские группировки в нашем крупном бизнесе и среди чиновников очень влиятельны. Видимо, они преследуют корыстный интерес. Иначе трудно объяснить «непотопляемость» отдельных представителей либерального лобби в нашем истеблишменте, которые продолжают проводить курс, уже заведший страну в тупик.

Заведующий кафедрой экономической теории МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Колганов не удивлён, что правительство откладывает введение бюджетного правила до 2018 года.

— С учётом нынешнего уровня нефтяных цен его применение теряет всякий смысл. Видимо, руководство Минфина рассчитывает на то, что через два года баррель «чёрного золота» достигнет отметки в $ 50. В условиях бюджетного дефицита и плохой конъюнктуры на рынках энергоресурсов нашему правительству пока что нечего «отсекать».

В принципе, я не исключаю, что к 2018 году нефть, действительно, будет стоить $ 50. Это вполне вероятный сценарий. Другое дело, что бюджетное правило до сих пор работало в режиме «ниппеля». То есть, доходы от экспорта углеводородов поступали в резервные фонды, а вот обратный процесс перетока накоплений в бюджет в период падения цен на энергоресурсы был приторможен.

Я не обсуждаю само бюджетное правило — в нём есть определённый резон.

«СП»: — В чём он состоит?

— Избыточное количество денег, не основанное на росте внутреннего производства, а связанное исключительно с притоком валюты в период высоких цен на экспортные товары, может спровоцировать инфляцию. За счёт увеличения необеспеченной денежной массы. Но, так получается, что в российских реалиях дополнительные денежные доходы «стерилизовались» и лежали без движения в суверенных фондах. Это неправильная стратегия — деньги должны расходоваться на осуществление структурных реформ в экономике. Если мы извлекаем сырьевую ренту, это вовсе не означает, что речь идёт о неприкосновенных доходах. Наоборот, следует использовать благоприятные конъюнктурные возможности для исправления образовавшегося структурного перекоса в экономике.

Для этого необходимо создать механизм для перетока финансов из сырьевого сектора в обрабатывающую промышленность, машиностроение и, в первую очередь, в станкостроение. Только так можно обеспечить восстановление национального технологического ядра экономики.

У нас же средства суверенных фондов используются в качестве «пожарной команды».

«СП»: — Причём «пожарники» спасают, в основном, банковский сектор, а высокотехнологичные отрасли финансируются по остаточному принципу.

— Деньги прокручиваются на счетах, а то и вовсе бесследно «испаряются». Конечно, они спасают банки от краха, что актуально после того как Россию отрезали от западных кредитов. Одновременно устраняется возможная «закупорка» платёжно-расчётной системы, и предотвращаются панические настроения среди вкладчиков.

Однако более надёжным способом избежать потрясений на финансовом рынке выступает диверсификация экономики.

«СП»: — Монетарные власти утверждают, что кредитование реального сектора чревато инфляционной перегрузкой…

— Такой риск есть, но он меньше, чем сохранение столь уязвимой для внешних воздействий экономической структуры РФ.

«СП»: — Как утверждает глава Счётной палаты Татьяна Голикова, в ходе освоения бюджетных средств в прошлом году в отдельных ведомствах «зависли» сотни миллиардов рублей.

— Минфин предпочитает идти по линии наименьшего сопротивления, то есть урезать расходные статьи бюджета и повышать налоги. Потому что «скрести по сусекам», означает отнимать у кого-то «недоосвоенные» деньги. К тому же могут возникнуть неприятные вопросы, почему «зависли» деньги, есть ли факты их нецелевого использования, и кто за это должен персонально отвечать. Это порождает конфликт интересов и нарушает негласный элитный консенсус.

«СП»: — МВФ советует российским властям сокращать бюджетные расходы. Одновременно правительство США настойчиво рекомендовало крупнейшим американским банкам не участвовать в размещении российских гособлигаций. Это можно расценивать как использование элементов экономического принуждения, чтобы навязать Москве обанкротившийся либеральный курс в экономической политике?

— У нас не такая ситуация, чтобы «падать на колени» и выпрашивать кредиты. Но, видимо, в МВФ и США думают иначе. То, что за озвученной директивой просматривается элемент давления на российское руководство, это бесспорный факт. По сути, против нашей страны полным ходом идёт экономическая война.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня