18+
среда, 25 мая

Как Россия превращается в единый депрессивный регион

Пока столицы напуганы наступающим кризисом, провинция уже живет в его реалиях

  
14750
Как Россия превращается в единый депрессивный регион
Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Согласно поговорке «пока толстый сохнет, худой сдохнет», любой экономический кризис бьет в первую очередь по самому слабому звену — регионам с плохо развитой экономикой. Общаясь со знакомыми из Москвы и Санкт-Петербурга, я заметила, что многие из них еще не почувствовали кризиса, или почувствовали лишь его «легкое дыхание».

Совершенно иная ситуация наблюдается в Смоленской области — одном из самых депрессивных регионов РФ. Здесь очень многие люди уже ощущают кризис не в виде «дыхания», а виде, образно выражаясь, «мощного порыва ветра», грозящего смести все на своем пути.

Почему так происходит? С грустной иронией вспоминаешь строчки из известной песни Высоцкого: «Мишку мучает вопрос: кто здесь враг таинственный? А ответ безумно прост — и ответ единственный»…

Ответ, в самом деле, безумно прост — слабо развитое производство и сельское хозяйство. Вот он — «таинственный враг»! А вовсе не коварный Запад со своими санкциями и обвал цен на нефть.

И сейчас Смоленщина — очень показательный регион в том плане, как опасно не иметь собственного хорошо развитого производства, а жить, главным образом, торговлей.

Ведь что получается? Платит государство, например, зарплату бюджетникам. Те, в свою очередь, покупают разные товары — не те, что производятся в своей области, а что производятся в других областях и странах. Например, у нас много белорусских товаров и продуктов. Ничего не имею против белорусской продукции, но факт остается фактом: деньги жителей области утекают «на сторону». Пополняют бюджеты Белоруссии, Польши, Италии, Китая. Ну и, вдобавок, бюджеты других областей России. Последнее нельзя отнести к резко негативным явлениям, но бюджет-то самой Смоленской-то области по любому остается бедным, и только растет задолженность перед федеральным бюджетом.

На сегодняшний день ситуация зашла в такой тупик, что я лично не представляю, как можно вывести из него регион в условиях кризиса. Ломать, как известно, гораздо легче, чем строить, а у нас за последние пару лет обанкротились даже те предприятия, что сумели уцелеть в 90-х. Это только в областном центре, а в райцентрах картина, само собой, не лучше.

Надо сказать, что производство находилось в плачевном состоянии с начала 90-х. Именно тогда многие заводы обанкротились или снизили выпуск продукции до минимума. Десятки тысяч людей лишились рабочих мест и занялись единственным, чем могли заняться — торговлей.

С той поры Смоленск и живет в основном торговлей. Микрорынки, магазины, торговые центры встречаются на каждом шагу. У многих предпринимателей, надо сказать, торговля всегда шла не шибко не валко, да и не могла идти хорошо при таком количестве торгующих, но все-таки на доходы с нее можно было жить.

В нулевых ситуация несколько улучшилась, появилась возможность найти работу и где-то помимо торговли. Некоторые заводы «приподнялись» и начали худо-бедно что-то производить. Появились и небольшие частные предприятия, гостиничный, туристический бизнес, дизайнерские фирмы.

Но с началом нынешнего экономического кризиса, то есть с конца 2014 года, все пошло на спад.

Предприятия начали банкротиться или «оптимизировать расходы», что первым делом вылилось в сокращения работников. Сокращают сотрудников и разные организации, коммерческие и даже не коммерческие, такие, как, например, таможня. И куда податься людям, потерявшим работу?

Да некуда им идти, кроме сферы торговли или общепита. Особенно женщинам. Мужчины с неплохим здоровьем могут податься в водители, сантехники или на отделочно-строительные работы. А женщинам только и остается — в торговлю. Или вкалывать за гроши уборщицами, санитарками, нянечками в детских садах. Но это уж совсем пропащий вариант, а главное — с такой работой протянешь ноги, не только от усталости, но и от голода: ведь платят за нее гроши, как правило — меньше 10 тыс. рублей в месяц.

Однако и сферу торговли — последнее прибежище людей, потерявших работу в регионе, живущем преимущественно торговлей, а не производством — кризис не обошел стороной. Напротив: он по ней мощно ударил.

Захожу в павильон женской одежды в небольшом ТЦ, где иногда покупаю вещи. Владелица павильона Татьяна — она же в настоящее время и единственная продавщица — сидит невеселая, без надежды на покупателей.

— Торговля совсем не идет, — жалуется Татьяна. — Зимнее не распродано, а нужно ехать в Москву за весенним. А как закупаться, когда цены выросли? Вот за такие свитерочки (показывает мне легкий свитер с ценником 1500 р.) оптовая цена поднялась до 2000 рублей. А кто у меня будет покупать по таким ценам? У людей денег нет!

Все так. У людей денег нет, а закупочные цены выросли. Потому что, даже если шьют в России, материал большей частью закупают за границей.

Пройдясь по торговым центрам и микрорынкам, я обнаружила, что многие магазины либо уже закрыты, либо, по словам продавцов, находятся на грани закрытия. Обувь, одежда, сумки, косметика, мебель…

Вопрос на засыпку: куда идти работать всем этим людям?

А некуда им идти, кроме санитарок с уборщицами.

Я не пошла узнавать статистику безработицы в центр занятости — зачем мне заниженные цифры? Лучше посмотреть статистику объявлений в рубриках «работа» на популярных у смолян ресурсах. На конец февраля 2016-го ситуация примерно такая:

«Авито»: вакансии работодателей — 466, резюме соискателей — 3376. Газета объявлений «Моя реклама»: вакансии — 1444, резюме — 3435.

Показательно, что вакансий в рубрике «Промышленность-энергетика» значится всего лишь 120, «Сельское, рыбное лесное хозяйство» — 7.

Поскольку за местным рынком труда я внимательно наблюдаю уже второй год, рискну утверждать — эти данные не отражают ни реального положения с вакансиями, ни реального положения с безработицей.

Среди вакансий в газетах очень много «липовых», дублирующихся и «грошовых» — то есть «полная занятость» с зарплатой 6−8 тыс. рублей. А резюме размещают далеко не все безработные, поскольку искать работу таким способом малоэффективно. Начинают названивать сотрудники частных кадровых агентств с предложением бесполезных в условиях безработицы услуг, за которые нужно заплатить денежку вперед, представители сетевого маркетинга и разного рода аферисты. А нормальные работодатели не звонят: зачем, когда на каждое объявление о работе с зарплатой выше 10 тыс. рублей несется толпа соискателей? Поэтому резюме размещают либо те, кто данного обстоятельства еще не понял, либо те, кто отчаялся найти работу по объявлениям и надеется найти ее хоть так, по принципу «а вдруг да повезет».

Естественно, что в такой ситуации все больше людей уезжает из региона в Москву, Петербург и другие крупные города. И уезжало бы еще больше, да только возможность есть не у всех желающих. И в столицах тоже не сахар без своего жилья и востребованной специальности. Но люди все равно уезжают, поскольку иногда к этому толкает безысходность.

И тут снова оказываются в выигрыше «простые работяги», а не люди с высшим образованием. Так мои бывшие соседи уехали в Подмосковье, где нашли работу на кондитерской фабрике — оба, и муж, и жена. Другие знакомые перебралась в Питер — отец семейства устроился на крупный завод.

Многие стараются выпроводить в столицы окончивших школу детей. Даже моя соседка, простая необразованная женщина, торгующая на рынке продуктами, отправила сына учиться в Петербург. На мой вопрос, как она пришла к такому решению, ответила: «Помилуй, а зачем ему здесь оставаться, что здесь ловить? Пусть учится в питерском техникуме, получает нормальную специальность, а потом устраивается там на завод, как делали раньше все нормальные люди»…

Что тут сказать? Простые малограмотные россияне и то понимают, как важно производство, что там, где оно есть — там есть и «нормальная жизнь». И только наши «верхи» никак этого не поймут…

Конечно, Смоленская область — это не вся Россия в миниатюре. Есть в нашей стране и промышленно развитые регионы. И все-таки страна в целом стоит у черты, за которой — пропасть.

Система, при которой можно было жить торговлей чужими товарами, а не производством, рухнула. И возврат к ней едва ли будет возможен, даже если цены на нефть, паче чаяния, вдруг поползут вверх. Стало быть, перестройка экономической системы неизбежна. Или спустя небольшое время вся страна превратится в один депрессивный регион, нуждающийся в постоянных дотациях из федерального центра.

СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
СМИ2
Новости
24СМИ
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях