18+
суббота, 25 июня

Украине грозит 30-летняя война

Американский инвестор предсказал «незалежной» судьбу Колумбии

  
70278
Украине грозит 30-летняя война
Фото: Зураб Джавахадзе/ ТАСС
Материал комментируют:

Украинские власти вот уже два года обещают, что западные инвесторы вот-вот завалят страну миллиардами. Выступая на итоговой пресс-конференции в январе 2016 года президент «незалежной» Петр Порошенко заявил, что после вступления в силу экономической части соглашения об ассоциации с Европейским союзом, инвестиции хлынут бурным потоком.

«Движение по европейской дороге обязательно должно быть двусторонним, нам следует расчистить дорогу на Украину для потока европейских инвестиций и мировых инвестиций. В этом году, наконец, я прогнозирую миллиардные инвестиции в украинскую экономику», — сказал Порошенко.

Тем не менее, не похоже, что западные инвесторы готовы прислушаться к Порошенко. Более того, некоторые начали открыто говорить о том, что не собираются вкладывать деньги в Украину и рисковать своим капиталом. Так, американский предприниматель, инвестор и владелец Rogers Holdings Джим Роджерс, чье состояние оценивают в 300 миллионов долларов, заявил, что не готов инвестировать в «незалежную», так как война там может продлиться несколько десятков лет.

«Мне нравятся большие катастрофы, но этой катастрофе пока не видно конца. В Колумбии, например, подходит к концу тридцатилетняя война… На Украине тоже может быть тридцатилетняя война, — заявил Роджерс в интервью RNS. — Я не готов инвестировать в Украину. Считаю, что есть гораздо больше мест, куда я мог бы вложить свои деньги. Я лучше вложу деньги в Казахстан в 2016 году, нежели в Украину».

Похоже, что все больше западных предпринимателей придерживаются той же точки зрения. В 2015 году, по данным украинского Госстата, объем прямых иностранных инвестиций в Украину составил только 3,7 млрд долл. Причем первое место занимают инвестиции из Кипра, то есть, по сути, вложения самих украинских олигархов из офшоров. И даже Голландия, которая в списке зарубежных инвесторов занимает второе место — это те же офшоры, преимущественно на разных остовах в Карибском море под юрисдикцией Нидерландов. А вот самый больший прирост вложений по итогам 2015 года произошел вовсе не из стран Европы или США, а из России. Госстат объясняет это докапитализацией банков с российским капиталом. По данным бывшего главы Нацбанка Украина Сергея Арбузова, на эти банки пришлось 49% от общего объема инвестиций в украинскую экономику в 2015 году.

Похоже, что и в 2016 единственные инвестиции, на которые могут рассчитывать в Киеве — это деньги МВФ. Но и с ними пока получается заминка. Украина ждет третий транш от Международного валютного фонда вот уже седьмой месяц. 10 февраля директор организации Кристин Лагард даже заявила, что не исключает приостановки сотрудничества. 18 марта представитель МВФ Уильям Мюррей уточнил, что о прекращении финансовой помощи речи не идет, но Украина должна переформатировать правительство и коалицию для дальнейшего сотрудничества. Сейчас в Киеве активно занимаются этим переформатированием, что вполне понятно. Как признала 22 марта глава НБУ Валерия Гонтарева, «без международной помощи у нас не было ни одного шанса: ни нарастить резервы, ни получить реструктуризацию. Страна так бы и оставалась в дефолте».

Но даже если сейчас Украине удастся получить третий или даже четвертый транш МВФ, ясно, что продолжать до бесконечности это не может. Если война и кризис затянутся на 30 лет, как предсказал Джим Роджерс, международные организации вряд ли согласятся так долго держать Киев на своем попечении. Есть ли у страны потенциал экономического роста, о котором постоянно говорят власти, или перспектива стать восточноевропейской Колумбией все более реальны?

— Осторожное поведение инвесторов вполне ожидаемо и объяснимо, — полагает политический эксперт Виктор Пироженко.

— Не только в ближайшие годы, но и в среднесрочной перспективе иностранные инвесторы не будут вкладывать деньги в украинскую экономику. Напротив, как показывают цифры, сейчас из Украины массово выводят средства даже иностранцы, у которых был здесь бизнес.

Это объясняется продолжающейся гражданской войной в Донбассе, нежеланием киевского режима выполнять Минские соглашения, которое инвесторы прекрасно видят, несмотря на пропагандистские приемы Киева. Они ведь ориентируются на реальные факты, а не на декларации. А факты показывают, что Киев собирается заморозить конфликт, то есть не хочет ни возвращать, ни отпускать эти территории. В этих условиях инвестиции невозможны, потому что замороженный конфликт может разморозиться в любой момент.

«СП»: — Есть ли перспективы у украинской экономики, которые бы могли привлечь инвесторов, несмотря на нестабильность?

— Экономика Украины может нормально развиваться только в условиях выхода на российский рынок, как сбыта, так и приобретения комплектующих. Но эти связи разрушены в результате русофобской политики Киева. Целые отрасли промышленности закрылись или балансируют на грани банкротства. В таких условиях нет смысла вкладывать деньги в украинские предприятия.

Единственная отрасль, которая может быть объектом инвестиций — это сельское хозяйство. Удручающий факт на фоне ухода капитала из областей, которые являются показателем научно-технического прогресса. Но даже в сельском хозяйстве иностранцы предпочитают вкладываться в сырьевые сектора, а не в продукцию сельхозпереработки с высокой добавленной стоимостью. Их интересует выращивание зерна и технических культур для производства товаров в Европе.

Такое присутствие иностранцев в сельском хозяйстве, кстати, может обернуться колоссальными рисками. Например, поглощением национальных украинских агрохолдингов, которые не могут конкурировать с иностранными компаниями, особенно в случае разрешения купли-продажи земли. И, что более важно, уничтожением украинского села, обезземеливание крестьян и тяжелейшим кризисом в среднесрочной перспективе.

«СП»: — Украинские власти утверждают, что для инвестиций устаревшая промышленность не нужна, необходимо развивать новые отрасли, например, IT-технологии…

— Это откровенная глупость. Невозможно развитие наукоемких высокотехнологичных производств в стране, в которой отсутствуют базовые отрасли промышленности — сектора группы А. Это металлургия, машиностроение и так далее. Без промышленности и смежных отраслей невозможно и развитие сфер, которые являются концентрацией технологий, в данном случае IT. С точки зрения экономических функционеров киевского режима, Украина должна быть аграрной IT-сверхдержавой. Такого не бывает и не может быть по определению. IT-технологии не могут развиваться «на земле». Это прекрасно видно на примере таких странах, как Япония, США, Южная Корея, где развиты все отрасли индустрии и высокие технологии.

«СП»: — На что может рассчитывать Украина при таком положении дел?

— Ни на что. Уже два года нет ни внутренних, ни зарубежных инвестиций, приходит в упадок экспорт, сужаются источники поступления валюты, истощаются золотовалютные резервы, соответственно, девальвируется гривна. Все это приводит к обнищанию населения, уменьшению реальной заработной платы. Это конец экономки страны в современном смысле слова.

Отсюда та динамика падения ВВП, которую мы наблюдаем. В 2014 он упал на 6 с лишним процентов, а в 2015 — почти на 10% по сравнению с прошлым годом. На 2016 по не совсем понятным причинам прогнозируется рост ВВП в 1−2%. Но на самом деле неизвестно, где дно падения. Нет источников, за счет которых можно прогнозировать какой-то рост.

Небольшой шанс для украинской промышленности заключается в росте цен на металлургическое сырье и полуфабрикаты. Если мировая рыночная конъюнктура сложится удачно, возможен рост доходов украинских металлургических компаний, который поправит общее падение.

Единственный источник валютных поступлений — это иностранные кредиты. Украина уже давно существует исключительно за их счет. Но МВФ пока отказывается выделять третий транш и заставляет Украину договариваться с Россией по долгу. Вопрос, как долго международные организации готовы платить за Украину, может решиться уже в этом году. И, вполне возможно, не в пользу Киева.

Впрочем, кредитование со стороны МВФ может быть продолжено, но уже на кабальных условиях. Поскольку отдавать проценты нечем, придется рассчитываться землей, заводами, рабочей силой. Страна может уйти с молотка. Примеров тому масса, в том числе в Латинской Америке. Возможно, Джим Роджерс был прав, когда сравнил Украину с Колумбией. Есть вероятность, что она пойдет именно по этому пути.

Декан факультета «Социология и политология» Финансового университета Александр Шатилов также не видит инвестиционных перспектив Украины.

— Если честно, не факт, что сама Украина просуществует и 20 лет. В Колумбии хотя бы нет таких центробежных тенденций, как на Украине. Не исключено, что в этой стране в ближайшие десятилетия произойдут масштабные пертурбации.

Если же говорить об инвестировании в Украину, любой рационально мыслящий предприниматель понимает, что здесь есть риски, связанные не только с гражданской войной, кризисом и нестабильностью. Есть еще и серьезные риски, связанные со своеобразным стилем делового партнерства, принятого на Украине. Он предполагает такое понятие, как банальное «кидалово», простите за выражение. Для бизнеса на Украине характерно несоблюдение договоренностей, когда соглашения буквально через 15 минут после подписания ломаются или переиначиваются в противоположном ключе, стремление обмануть партнеров или нажиться по принципу «не съем, так понадкусываю».

Украина застряла на уровне России начала 90-х годов, где было очень сложно делать деньги, если у тебя за спиной не стояло мощной внешней силы. Поэтому большинство западных предпринимателей лучше найдут более стабильные и предсказуемые площадки для инвестиций.

«СП»: — Есть ли положительные перспективы у украинской экономики?

— Экономическое будущее Украины видится не в лучшем свете. Может быть, экономика и не рухнет окончательно. США, думаю, всегда подкинут деньжат на бедность. Но и особых успехов ожидать не стоит. Информация от председателя Еврокомиссии о том, что Украина будет 20−25 лет прозябать на пороге Евросоюза, нанесла серьезный моральный удар по украинскому обществу. Кроме того, на Украине, очевидно, надеялись, что получат денежную компенсацию за подрыв собственного промышленного потенциала, но этого не произошло. Все это ведет к тому, что Украина становится все более непредсказуемой, и даже те, кто организовал «Майдан», уже не знают, что с ней делать.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко считает, что у Украины все же есть потенциал внутренних инвестиций.

— Никаких миллиардных инвестиций сейчас не будет потому, что просто некуда вкладывать. Для того чтобы пришел инвестор, ему нужно что-то предложить, а Украина пока не может предложить ничего, кроме старых недобитых заводов. Никто не захочет вкладывать деньги в активы, которые потребуют миллиарды только на приведение их в порядок. Если на Украине откроется рынок земли, это инвесторов заинтересует.

Но любого инвестора интересует еще и стабильность, а ее на Украине нет. Ситуация лучше, чем была в 2015, но, как ни странно, понятие стабильности на Украине связано больше не с событиями на Востоке страны, а с тем, что нет определенности в центральной власти. Непонятно, кто будет министром, с кем нужно договариваться.

Но есть и более важный фактор. В мире всегда вкладывают деньги не в те страны, которые находятся в состоянии падения, как Украина, а в те, что переживают экономический бум. Пока не начнется эконмический рост, инвесторы в страну не придут.

«СП»: — Получается замкнутый круг: нет роста — нет инвесторов, нет инвесторов — нет роста…

 — По большому счету, зарубежные инвесторы Украине не нужны. На руках у населения есть 100 миллиардов долларов. Кроме того, десятки миллиардов у украинских олигархов в офшорах. Но сейчас все не доверяют властям и выжидают. Люди боятся нести деньги в банки, совершать крупные покупки, приобретать недвижимость. Олигархи тоже боятся делать крупные вложения. Если наступит стабильность, начнутся внутренние инвестиции, олигархи вернут деньги из офшоров, что приведет к росту экономики. О зарубежных инвестициях просто любят поговорить, но у Украины достаточно своих денег, нет только стабильности.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье