18+
среда, 28 сентября

Верхи уже не могут, низы не хотят

О чем говорят тренды в экономике, которые наметились в первом квартале

  
34154
Верхи уже не могут, низы не хотят
Фото: Сергей Коньков/ТАСС

В марте завершается первый квартал 2016 года. С точки зрения аналитиков, это важный промежуточный финиш, по результатам которого можно судить о реальном состоянии российской экономики.

Главным событием первого квартала стало повышение мировых цен на нефть. В конце января за баррель североморской Brent давали меньше $ 27, а к концу марта — уже больше $ 40. «Черное золото» дорожает на ожиданиях результатов переговоров стран-экспортеров нефти по заморозке объемов добычи, которые 17 апреля будут проходить в катарской Дохе, а также на сообщениях о сокращении инвестиций в нефтедобычу, прежде всего, в США.

Из-за удорожания нефти, как ожидается, общая картина в экономике России по итогам первого квартала окажется несколько лучше, чем предполагалось. Так, в начале марта департамент исследований и прогнозирования Центрального Банка РФ считал возможным улучшение показателей по снижению ВВП по итогам первого квартала с 0,7% до 0,3%.

В конце марта прогноз по России улучшил и крупнейший американский инвестбанк JP Morgan. Его аналитики считают, что российская экономика в 2016 году упадет на 0,8%, тогда как ранее они предсказывали снижение на 1,5%. Как отмечается в докладе JP Morgan, прогноз цен на нефть Brent в среднем по 2016 году повышен до $ 38 за баррель, а в среднем по 2017 году — до $ 48.

Но далеко не все разделяют этот оптимизм. 18 марта рейтинговое агентство Standard & Poor’s предрекло сокращение ВВП России на 1,4% в 2016 году. А 7 марта другое агентство «большой тройки», Fitch, ухудшило свой прогноз по российской экономике на 2016 год: вместо роста в 0,5% его аналитики теперь ожидают сокращения ВВП на 1,5%.

Одна из ключевых причин негативных ожиданий — российский кабмин никак не может определиться, какие решения следует принимать в бюджетной политике. «Развилка» выглядит так. Либо правительство РФ закрывает дефицит бюджета средствами из Резервного фонда, и тогда ЦБ должен продать за доллары или евро часть ценных бумаг, составляющих активы Фонда, эмитировать соответствующую сумму в рублях и разогнать инфляцию. Либо дефицит следует покрыть за счет заимствований, и в этом случае, напротив, денежная масса сократится, поскольку деньги из экономики будут переложены в долговые государственные облигации. В результате, бюджет РФ будет стабилизирован, но экономика прекратит всякие попытки роста, потому что из нее будет изъят инвестиционный ресурс.

Как на деле выглядят итоги первого квартала, как они меняют перспективу выхода экономики России из рецессии?

— Официальную информацию об итогах первого квартала Росстат опубликует только в конце апреля, — напоминает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Пока есть только предварительные выводы о том, какие тренды наметились в экономике.

Самое значимое событие первого квартала — это повышение цен на нефть. Думаю, цены на Brent будут теперь «танцевать» вокруг $ 40 за баррель, и это признак позитивных изменений внешних условий для российской экономики. Кроме того, первый квартал показал, что экономика РФ адаптировалась к текущим условиям и замедлила спад.

Скажем, по данным Минэкономразвития, ВВП в январе текущего года сократился на 0,1%, что символизировало продолжение спада. Однако в феврале этот показатель оказался на нулевом уровне.

Это дает основания Минэкономразвития осторожно говорить о том, что «дно» спада мы преодолели. Глава ведомства Алексей Улюкаев считает даже, что экономика может выйти в «плюс» на переходе от второго к третьему кварталу. Оценка, на мой взгляд, оптимистическая, но это не означает, что с ней не следует считаться.

Если смотреть в годовом выражении, торможение спада тоже налицо. ВВП РФ в январе 2016-го сократился к январю 2015-го на 2,7%, а в феврале — только на 0,6%. Это обстоятельство позволяет Минэкономразвития прогнозировать, что ВВП по итогам года окажется в интервале от нуля до «минус» 0,5%. Так действительно может произойти, если среднегодовая цена Urals будет около $ 40 за баррель.

Замечу, что эти оценки выглядят хуже, чем в официальном прогнозе, на основе которого составлялся бюджет-2016: тогда Минэкономразвития предсказывало рост в 0,7−0,8% ВВП.

Кроме того, по итогам первого квартала ведомство Алексея Улюкаева полагает, что в 2016-м будет дальнейшее сжатие инвестиций (на 3% против 8,4% в 2015 году), зато отток капитала будет существенно ниже, чем в прошлом году, — не превысит $ 30−35 млрд.

«СП»: — Эти оценки близки к истине?

— На мой взгляд, да. Если посмотреть на январь-февраль текущего года, то по данным Банка России, чистый отток капитала сократился почти в 5 раз по отношению к аналогичному периоду прошлого года ($ 6 млрд. против $ 29 млрд.). Кроме того, выводы Минэкономразвития корреспондируются с выводами других аналитических команд.

Скажем, Владимир Тихомиров — главный экономист финансовой группы БКС — также считает, что российская экономика прошла «дно», и спад в 2016-м составит 0,3−0,4% ВВП. Во Внешэкономбанке тоже заметили торможение снижения ВВП. Тем не менее, главный экономист ВЭБа Андрей Клепач заявил, что, несмотря на некоторое торможение спада, нужно учитывать, что дополнительный день в феврале (2016 год — високосный) вывел показатели промышленного роста в плюсовую область.

Все это, на самом деле, говорит об одном: экономика РФ в первом квартале стабилизировалась, но рассчитывать на ее рост пока преждевременно.

«СП»: — Почему?

— Из-за крайне негативного итога первого квартала в виде падения доходов населения, вместе с торговой розницей. Это означает, что потребительский спрос не будет драйвером экономического роста.

В январе 2016 года реальные доходы граждан упали на 6,3%, в феврале — на 6,9%. Так произошло потому, что пенсии в феврале были проиндексированы всего на 4%, а не на величину реальной инфляции.

Такая ситуация дает основания для пессимистичных оценок. Так, по мнению экс-министра финансов Алексея Кудрина, спад по итогам года составит 1,5% ВВП.

«СП»: — Почему возникает такой разброс мнений о будущем нашей экономики?

— Потому что сегодня совершенно непонятно, каким в 2016 году будет дефицит бюджета. Он вполне может перевалить за 4% ВВП, и даже за 5%. Но совершенно точно он не удержится на отметке 3%, как заложено в действующей редакции бюджета-2016.

Именно неопределенностью вызван разнобой в оценках. Но в главном вопросе — когда экономика РФ пойдет в рост, и каким этот рост будет — эксперты достигли консенсуса: ожидать радикальных рывков и отскоков по темпам роста экономики России до 2018 года невозможно. Причем, когда экономика начнет расти, этот рост не превысит 1% ВВП в год, чего категорически недостаточно для исполнения социальных обязательств, взятых на себя государством.

Что характерно, настроения в российском обществе вполне соотносятся с этой картиной. Так, согласно данным опроса фонда «Общественное мнение», 14% сограждан уверены, что через год кризис усилится, столько же ожидают его ослабления, а около 30% считают, что все останется, как сейчас — мы по-прежнему будет наблюдать вялотекущую рецессию. Только 4% опрошенных делают ставку на прекращение спада в следующем году — и этим, я считаю, многое сказано…

 — В первом квартале 2016 социологи выяснили, что 73% россиян ощущают себя бедными, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — На мой взгляд, эта цифра даже важнее макроэкономических статистических показателей. Я не особенно доверяю макроэкономическим показателям, особенно ВВП — в процессе расчета там всегда можно что-то «пририсовать». Более точными мне представляются показатели грузопотоков и энергопотребления.

Но сегодня, повторюсь, главное заключается в том, что люди именно сейчас почувствовали себя незащищенными, и у них нет гарантий, что они завтра будут работать и получать минимальный доход.

«СП»: — К чему ведут такие настроения?

— К тому, что у граждан возникает все больше вопросов к действующей власти. На мой взгляд, сегодня на наших глазах формируется ситуация, которую Владимир Ленин описывал формулой «верхи не могут, низы не хотят» — революционная ситуация. И это может стать опасным…

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье