Экономика

Газпром решил стать лучшим по котлетам и сарделькам

Компания идет в бизнес фаст-фудов и сетевой торговли, все большее превращаясь в «жирного кота» периода краха СССР

  
46

Компания «Газпром» примеривает на себя библейскую роль. Как Спаситель накормил толпу пятью хлебами и двумя рыбами, так газовый холдинг намерен подкормить россиян в собственной сети фаст-фуд под названием «Нарасхват». Сеть создает «дочка» «Газторгпромстрой», для чего компания планирует открыть около 400 магазинов и закусочных, которые ранее обслуживали только сотрудников «Газпрома». Бизнес-план амбициозен: предполагается, что компания займет на рынке пятое место среди таких брендов как «Магнит», Х5 Retail Group, «Копейка» и «Дикси». Правда, большинство супермаркетов и ресторанов откроются в Сибири и на Урале. Однако закусочные могут появиться и в Центральном федеральном округе.

Чем объяснить странный интерес газовиков к гамбургерам, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, «Газпром» и фаст-фуд — очень странное сочетание. Почему оно вообще возникло?

 — Ключевая проблема здесь — в явлении, которое называется «качество экономических агентов». Суть в том, что важно не только количество впрыснутых в экономику денег, но и как они распределены в социуме. Когда деньги сосредоточены всего у нескольких экономических агентов, количество денег в экономике положительной роли играть не будет.

В этом случае нет конкурентной среды. Эти агенты, при наличие большого количества денег, могут заниматься чем угодно, и с любой эффективностью. Все равно они будут зарабатывать больше и больше, независимо от того, хорошо они ведут свой бизнес, или плохо.

Они находятся в настолько привилегированном положении, что могут позволить любые издержки. В итоге в обществе возникает тенденция, когда все больше и больше бизнеса будет оставаться под контролем нескольких финансово-промышленных групп.

Им просто некуда девать деньги. У них, у того же «Газпрома», становится так много денег, в результате того, что происходит в нашей экономике, что они начинают лезть в совершенно немыслимые сферы. У «Газпрома» и так полно непрофильных активов, а теперь они идут в торговлю и общепит. Не за горами время, когда останутся только газпромовские торговые сети и рестораны.

«СП»: — Может, для экономики это хорошая перспектива?

 — Для экономики это тупиковая ситуация. Когда деньги есть, и нет смысла париться, как работать лучше. Обычная глупая иллюзия — что покупатели активов будут заинтересованы в эффективности вложений, будут желать получить выгоду. Это обывательский разговор. Желание, возможно, существует. Но оно совершенно разное для человека, у которого торговая сеть — профильный и единственный бизнес, единственный способ выжить. И совершенно другое у человека, который не знает, куда девать деньги, и покупает все, что оказывается в зоне его видимости. Это разные вложения, и в случае «Газпрома» мы имеем дело с вложениями второго порядка. Компания покупает по принципу: почему не вложить, раз есть деньги. В этом случае можно работать спустя рукава. В случае чего такие компании получат еще кредиты от «Газпрома». Раз так — они будут занимать все большую долю рынка с все меньшей эффективностью. Если на рынке окажется торговая сеть, которая работает хорошо, но не имеет бесконечного финансового ресурса, и компания, которая работает плохо, но такой ресурс имеет, вторая компания вытеснит с рынка первую.

«СП»: — Чем это грозит?

 — Это вариант классической теории ухудшающегося отбора. Там, где кто-то начинает реализовывать плохой товар, и плохой товар или услуга доминирует, то производители хороших товаров и услуг дискриминируются. Потребитель начинает оценивать все, исходя из плохого уровня. Это называется «ухудшающийся отбор». Плохое в этом случае со временем вытеснит хорошее. Рынок разрушается от этого, потому что все больше людей начинают исходить из того, что им продают только плохое. В индустрии развлечений петь хорошо невыгодно, если все кругом поют плохо: нет смысла затрачивать лишние усилия. То же присутствует в торговле и общественном питании, особенно при наличии больших инвестиций.

«СП»: — Чего же государство молчит?

 — Думаю, государству следовало бы следить за подобными вещами. Во всем мире следят, экономическое регулирование в том и состоит, что контролирующие органы смотрят, не происходит ли проникновения тех или иных структур в различные отрасли, нет ли нарушения конкурентного баланса. Этим и занимаются министерства экономики развитых стран. А если завтра «Газпром» полезет в строительство, послезавтра — в сферу услуг? Что же это, будет сплошной «Газпром»? Как такая экономика может развиваться? Наличие тех или иных финансовых групп в разных отраслях должно сдерживаться, иначе в какой-нибудь Америке давно бы была единая компания. Все бы компании слились, и одна, самая крупная, все бы купила.

«СП»: — Желание «купить все» может усиливаться по мере кризиса?

 — Думаю, да. Людям, у которых нет жировой прослойки, оказывается все труднее работать, и все больше может возникать полубюрократических бизнесов. Это так называемая проблема «жирных котов», известная по концу советского периода. В СССР, перед его развалом, расплодились «жирные коты» — большие производственные объединения, концерны, у которых было очень много всего, и которым все было по барабану. Как ни пытались побудить их снижать издержки, что-то улучшать, мотивировать, контролировать, — все было бесполезно. «Жирные коты» не хотели ничего делать. В итоге СССР развалился через некоторое время.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Илья Шуманов

Заместитель генерального директора российского отделения Transparency International

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня