«Потемкинские» технопарки России

Научные кластеры вместо лабораторий предлагают конференц-залы, «столовки» и парковки

  
13687
В лабораторном комплексе Российского квантового центра в Технопарке Сколково
В лабораторном комплексе Российского квантового центра в Технопарке Сколково (Фото: Денис Вышинский/ТАСС)

Как известно, Минпромторг стремится провести импортозамещение более чем по 500 направлениям. В первую очередь, речь идет об электронной компонентной базе, а также о производстве специализированного технологического оборудования, которое и должно, по идее, выпускать разработанные в России чипы. Вопрос этот стоит очень остро, поскольку большинство наших заводов, так или иначе связанных с it-технологиями, столкнулись с западным бойкотом. Нам не только не продают необходимое оборудование, но и запчасти к уже закупленной технике. Выручает Китай, однако восточные каналы нельзя назвать стопроцентно надежными.

По большому счету, касается это не только it-сектора, но и всей нашей промышленности. Понятно, что российская импортозависимость имеет характер застарелой болезни. В то же время нельзя не отметить, что наше правительство, начиная с 2006 года, прилагает конкретные усилия по развитию собственной электронной индустрии и других высокотехнологических производств.

Почему же государство, вложив многие миллиарды рублей на развитие инновационной инфраструктуры, по-прежнему закупает за рубежом софты, компьютеры, чипы, станки, роботы и многое другое? И это тогда, когда в России, вроде бы, достигнуты впечатляющие успехи по созданию технопарков и бизнес-инкубаторов. По разным данным, сейчас в нашей стране функционируют до 179 такого рода кластеров, в том числе 12 — по программе Минкомсвязи, 23 — по программе Минобрнауки, 49 — при вузах, 32 — по региональным программам, 55 — являются частными. Гордыми особняками стоят научно-технические центры, созданные по федеральному закону — «Сколково» и «Роснано».

Вот только от этого легче не становится. Достаточно пройтись по сайтам некоторых уважаемых технопарков, чтобы усомнится в их российской принадлежности.

К примеру, Януш Биалек, руководитель Центра энергетических систем Сколтеха, ругает нашу страну из-за того, что правительство плохо субсидирует «возобновляемые источники» энергии. «…РФ не прикладывает каких-либо серьёзных усилий для сокращения выбросов CO2, — пишет Януш Биалек. — Чтобы понять причины такого положения, следует посмотреть на международные соглашения по вопросам изменения климата. С тех пор, как в 1997 году в Киото были подписаны первые документы, базовым годом для отсчёта результатов усилий по сокращению выбросов CO2 был принят 1990. И, к счастью для РФ, это был тот самый год, когда распался Советский Союз. Вместе с ним рухнула и советская тяжёлая промышленность, ответственная за большую часть загрязняющих веществ, выброшенных в атмосферу».

Расхваливая ветроэнергетику и одновременно критикуя российские власти, руководитель Центра энергетических систем Сколтеха Януш Биалек, судя по всему, заранее «расписывается» в провале этой программы в России. Правда, непонятно, зачем тогда вообще заниматься этим делом в нашей стране, если все равно результата не будет? Собственно, таких примеров можно найти настолько много, что логично говорить о системном явлении.

И в самом деле, согласно исследованиям «Российской венчурной компании», большинство российских стартапов прекрасно чувствуют себя в период «инкубации». Выживаемость резидентов наших технопарков и бизнес-инкубаторов на этом этапе становления составляет 86%. Однако, как только они выходят в свободное плавание, в «живых» остается только 27%. В то же время для Европы эти показатели составляют 93% и 88% соответственно, то есть практически все стартапы остаются на плаву, перейдя на самоокупаемость.

Удивляет еще один факт, который касается получения статуса резидента национальных технопарков. Так, по данным сообщества европейских инновационных бизнес-центров, в 2012 году из 1880 проектов, направленных в наиболее известные российские инкубаторы, одобрено было только 178, или 9% от числа подавших заявки. Короче говоря, организовать полноценный стартап под государственной крышей крайне проблематично, зато потом, находясь в технопарке, можно не бояться за благополучие, по крайне мере в стенах научно-технических кластеров. Возникает естественный вопрос, может, набирают не тех, кого надо для научно-технического прогресса в России, если «выхлоп» после инкубации является непродуктивным?

Те, кто сталкивался с подачей заявок, сообщили, что к проектам предъявляют размытые критерии, порой не имеющие отношения к результативности будущего стартапа. В этой связи появляется ощущение «видимости деятельности при отборе» и стойкие подозрения в «кумовстве».

Прежде всего, это связано с отсутствием в «инкубаторах» авторитетных и независимых экспертных советов, да и сами руководители, мягко говоря, вызывают сомнения в компетенции. И вообще, если же посмотреть на список инновационных услуг, то многое становится ясно. На первом месте — «говорильня». Это и содействие в установлении контактов с партнерами, и всевозможные тренинги, семинары и лекции, и консультации по бизнес-проектам, и организации симпозиумов и конференций, и так далее, и тому подобное. Такого рода службы комфортно существуют практически в 100% технопарках. На втором месте — вкусные столовые и бесплатные парковки.

Читайте также

Что касается реальных возможностей для технической реализации проектов резидентов, в том числе и прототипированию, то их имеют только 28% инкубаторов. Столько же располагают необходимым научным оборудованием. Между тем, кластеры без предоставления полноценных лабораторных, исследовательских и производственных услуг, как это принято в той же Америке, априори не могут считаться технопарками и не должны иметь господдержку. Это альфа и омега всех успешных в мире инкубаторов стартапов, финансируемых на деньги налогоплательщиков.

Другими словами, складывается впечатление, что многие российские технопарки превратились в тусовку околонаучных бизнесменов, главной целью которых являются «красивая презентация» достижений и выбивание денег из казны. С таким подходом, задачу правительства — довести к 2025 году уровень импортозамещения по всем направлениям до 60%, решить просто нереально.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня