18+
суббота, 18 ноября

Экономика на грани срыва

Приватизация компании «Роснефть» вряд ли поможет наполнить госбюджет

  
9752
Экономика на грани срыва
Фото: Global Look Press

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев не исключил, что запланированная в правительственной программе приватизации крупных госкомпаний на 2016 год сделка по продаже «Роснефти» может сорваться.

По характеристике руководителя экономического ведомства, актив «Роснефти» по-прежнему привлекателен для инвесторов. К тому же, стоимость запланированных к реализации 19,5% нефтяной компании сопоставима с 1% ВВП Российской Федерации. Следовательно, ее приватизация могла бы послужить надежным подспорьем в покрытии дефицита федерального бюджета.

— Я говорил, что до конца года можем не успеть, — приводят «Известия» двойственное признание министра. — Подготовка приватизации, например, «Башнефти» и «Алросы» — наша работа напрямую. Подготовка приватизации «Роснефти» — работа «Роснефтегаза». Здесь мы не полностью контролируем процесс… Надо делать всё возможное, чтобы в 2016 году всё успеть. Будем совместно с «Роснефтегазом» прорабатывать.

Минфин, в свою очередь, сигнализирует о неукротимом разрастании этого самого дефицита: так, за январь-июле текущего года он перевалил за 1,5 трлн. рублей, а к концу текущего года может выйти на рубеж 2,2 трлн. рублей. От приватизации «Роснефти» власти планировали выручить, по разным оценкам, 500−700 млрд. рублей, что вместе с 300 млрд. рублей от продажи «Башнефти» (эта сделка в этом году отложена) должно было приблизиться к показателю 800 млрд. — 1 трлн. рублей.

Читайте по теме

Кроме этого, предполагались к приватизации и доли государства в «Совкомфлоте» и ВТБ. Но, по многочисленным прогнозам, до декабря нынешнего года эти сделки, скорее всего, также не реализуются. Едва ли не единственным доходным источником для государства от приватизации-2016 могут выступить полученные от продажи АЛРОСА 52 млрд. рублей (для сравнения — вместо запланированного ранее 1 трлн рублей).

…Подобную сверхосторожную тактику финансово-экономического блока правительства различные эксперты мотивируют плохой экономической конъюнктурой, а также низким спросом среди иностранных инвесторов в условиях продолжающихся санкций.

— Откладывание сделок с «Роснефтью» и «Башнефтью» выглядит разумным; если предположить, что власти РФ надеются на повышение цен на нефть до конца года, — прокомментировал ситуацию агентству экономической информации «Прайм» аналитик группы «Велес Капитала» Василий Танурков.

Россия, как известно, ранее планировала свое участие в переговорах о заморозке добычи со странами ОПЕК. В случае достижения приемлемого для России соглашения, «Роснефть», безусловно, стоила бы дороже. Неудивительно поэтому, что сейчас активы нефтяной компании стараются пока «придержать».

Другой точки зрения придерживается вице-президент «Деловой России» Татьяна Минеева, которая делает прогноз, что сделка скорее состоится, чем нет:

— Власти, к сожалению, как обычно, идут по пути наименьшего сопротивления — если деньги валяются под ногами, почему бы их по-быстрому не поднять, не дожидаясь каких-то эфемерных восстановлений экономики и структурных реформ.

По расчетам представителя «Деловой России», если средняя цена нефти во II полугодии удержится хотя бы на текущем уровне, то это даст (отчасти) возможность закрыть «дыру» в бюджете.

Одно из решений проблемы, избегающих приватизации крупных госкомпаний, — это внешние заимствования. Кстати, в настоящее время, по информации Алексея Улюкаева, у государства имеется 1,250 млрд. долларов возможных внешних заимствований, что вполне допускает использование таких бондов на неотложные нужды страны.

В том же контексте весьма вероятно взыскание промежуточных дивидендов с государственных компаний. Их объем за полугодие может составить более 200 млрд. рублей, что также может пойти на укрепление бюджета. Речь идет о трех компаниях: РЖД, «Транснефти» и «Совкомфлоте». Дивиденды, по информации источника газеты «Ведомости», должен еще заплатить «Роснефтегаз».

Так что, судя по цифрам и комментариям к ней лиц, облеченных властью, и экспертов, хотя до конца 2016 года еще остается четыре с лишним месяца, все труднее камуфлировать макроэкономическими фразами фактический провал планов правительства Д.Медведева по приватизации крупных активов ради пополнения бюджета.

Что реально удалось завершить из сделок — так это осуществить продажу пакета алмазного холдинга АЛРОСА через биржу. Но она принесла казне чуть более 50 млрд руб., причем этот «успех» был достигнут на ниве достаточно предсказуемого бизнеса, свободного — в отличие от нефтянки — от мук волатильности. К тому же объектом сделки выступила компания, которая наравне с южноафриканской De Beers, является основным игроком в данной сфере бизнеса в мировом масштабе.

«50 млрд руб. для проблем российской казны — копейки», — пишет в редакционной статье за 22 августа издание ГАЗЕТА.РУ.

В случае же с продажей части «Роснефти», по данным издания, играет фактор нежелания единственного пока потенциального покупателя, Китая, платить большие деньги, не получая даже блокирующего пакета. Между тем КНР и так давно кредитует «Роснефть». И он не будет стремиться получать какой-то пакет в компании — без гарантий участия если уж не в оперативном управлении компании, то хотя бы в определении стратегии развития. Между тем, понятно, что никто не собирается отдавать «поднебесной» контроль над «Роснефтью» — невзирая на все торжественные обещания «повернуться на восток».

История с приватизации «Башнефти» еще более непоследовательная. Поначалу государство попыталось выстроить схему, при которой компанию приобретало бы АФК «Система». Но была дана команда «отбой», и приватизация была признана незаконной. Одна из популярных версий этой комбинации — приватизацию заморозили, дабы не сталкивать лбами элиты в преддверии выборов в Госдуму.

Что касается приватизации пакетов Сбербанка и ВТБ, также входившей в планы правительства, то о ней в последнее время не слышно вообще ничего.

Так что обывателю, прежде никогда не интересовавшемуся, какой процент от акций той или иной компании с многомиллиардным бюджетом может быть продан в новую собственность (чтобы вырученные от продажи деньги в итоге были направлены в том числе и ему на пенсию либо на пособие), будет вынужден осмыслить одно важное, для него самого, обстоятельство. Государству в условиях кризиса всё равно придется выискивать недостающие деньги. А в этом процессе посторонних нет, он затронет без исключения всех.

Очевидная неудача с приватизацией крупных активов, судя по всему, только форсирует выработку важных решений. В этом контексте находится недавно озвученная главой государства идея вывести «из тени» 30 млн. россиян, занятых в неофициальной экономике. В том же ряду — и ожившие разговоры в нижней палате парламента на тему прогрессивного подоходного налога. Здесь же — упорное проталкивание Минфином отмены налоговых и таможенных льгот для предприятий.

— Любая приватизация преследует две цели: изменение структуры в частной собственности или решение фискальных проблем, — считает директор Института стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук Игорь Николаев.

— Что касается структуры экономики вообще, то, действительно, в ней много государства. Но проблема не в формальных признаках, что у нас большие пакеты акций с госучастием, а в другом — в эффективности экономической деятельности. А в настоящее время, с учетом реальной рыночной инфраструктуры, эффективно всё равно не продашь.

«СП»: — Если нет перспектив для нормальной продажи активов, то тогда какие сценарии возможны в этом направлении, на ваш взгляд?

— В результате может быть организовано что-то вроде «притворной приватизации». То есть правительство сделает предложение именно тем, кто и должен купить, — причем такое, от которого нельзя отказаться. В итоге какие-то деньги от сделок выручены будут. Но с точки зрения институциональных и структурных изменений ничего здесь не произойдет. Вероятен своеобразный торг при будущих сделках — покупатель скажет «хорошо, купим», но будет рассчитывать при этом на определенные преференции от государства.

— В принципе, судя по заявлению Улюкаева, налицо стандартные методы покрытия дефицита бюджета, — говорит член совета Конфедерации труда России, заместитель министра труда и занятости населения РФ в 1991—1993 гг., директор Центра проблем государственного управления Высшей школы экономики в 2001—2004 гг. Павел Кудюкин.

— Представим себе домохозяйство и ситуацию, когда наши доходы перестали покрывать наши потребности. Как в этом случае ведет себя нормальная семья? Сразу напрашивается дополнительная задача: найти приработок. Для государства аналогичные способы повышения доходов реализуются несколькими путями. Один из них — это повышение налогов. Оно может повлечь за собой достаточно негативные последствия, в виде подавления деловой активности, ухода части активов в тень, — по всем признакам мера, согласитесь, непопулярная.

Второй путь — более эффективное использование государственной собственности. Доходы от собственности, те же промежуточные дивиденды, как раз и подразумевают данную форму. Вот та же, гипотетическая семья сдает квартиру. Если она в середине месяца заявится к квартиросъемщику и попросит заплатить за те полмесяца, которые им прожиты на ее квадратных метрах, — то это будет не решением проблемы, а ее перенос. Третий путь — это заимствования, как внешние, так и внутренние. Выпуск ценных бумаг и размещение их на фондовом рынке, по сути, также предстает «переносом на будущее», — в надежде, что финансовая ситуация в стране улучшится и «мы эти займы покроем». В чем здесь риск?

Дело в том, что Россия это, как говорится, проходила в 90-е годы, когда легко была выстроена пирамида государственных краткосрочных обязательств (ГКО), но при этом страна едва не оказалась в тупике полного или частичного банкротства.

Читайте по теме

Так что государство — давайте не будем забывать 1998 год — тоже может оказаться банкротом, как и любая частная лавочка. В упомянутом году, как известно, был объявлен дефолт. Что и означало признание государством себя банкротом.

— «СП»: — Вы не видите интригу? «Роснефть» в приватизационных планах, освященных благой целью пополнения всё более оскудевающего бюджета, стояла, можно сказать, на почетном месте. И вдруг мы слышим аргументы «вдогонку» от главы Минэкономразвития, что больному, то бишь российской экономике, и эти «припарки» с приватизацией не помогут.

— Безусловно, «Роснефть» является одним из кошельков правящей группы, и ослаблять контроль над ней не хочется. Но заметьте, что и эту компанию постепенно, в тех или иных формах, приватизируют — через обмен акциями, поскольку уже были прецеденты такого обмена с мировыми брендами — с BP, с ExxonMobil. А это — также формы приватизации, и в данном случае - отнюдь не в пользу российского государства, когда «Роснефть» отдавала свои акции, а взамен получала себе акции крупных транснациональных корпораций. В нашей стране бизнес строится так, что самое ценное, чем дорожит собственник или нанятый им менеджмент, — это сидеть на финансовых потоках и направлять их в нужную сторону. И тут во многом можно понять Улюкаева, который предрекает, что в условиях неустойчивости цен на нефть от приватизации такой компании, как «Роснефть», вряд ли удастся выручить для бюджета большие деньги.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня