Экономика

Выход из рецессии возможен?

Даст ли бюджетный маневр правительства шанс на стабилизацию в экономике

  
2911
Дом правительства РФ
Дом правительства РФ (Фото: Дмитрий Астахов/ТАСС)

6 октября c.г. правительство на своем заседании одобрило законопроект о корректировке федерального бюджета 2016 года. Обращает на себя внимание, что дефицит бюджета в документе возрастает до 3,66% ВВП, или в 3,034 трлн. рублей. Однако при этом также увеличиваются расходы на социальные нужды и закладывается более низкий показатель инфляции.

Позитивным фактом можно назвать повышение оценки размера ВВП страны в текущем году — с 78,673 трлн. рублей до 82,815 трлн. рублей. Значение инфляции, которое включается в формулу вычисления ключевых экономических показателей, после прошлогоднего обвала до 12,9%, фигурирует в законопроекте вполне оптимистичной цифрой в 5,8% (на данный момент оно равно 6,4%). В правительстве заведомо подстраховались от эйфории рассчитывать теперь лишь на постоянный рост цены на нефть, — и потому указали отметку 40 долларов за баррель (снижение на 10 пунктов — в сопоставлении с прошлым прогнозом кабмина).

Таким образом, суммарная величина бюджетных доходов бюджета (с учетом внесенных корректировок) будет приближаться в текущем году к 13,368 трлн. Для сравнения: первоначально принята была за основу цифра в 13,738 трлн. рублей. Расходная часть возрастает — с 16,098 трлн. рублей до 16,402 трлн.

Как и предполагалось, в лидерах перечня статей расходов — раздел «Национальная оборона»; он возрос на 735,16 млрд. рублей (до 3,884 трлн.). Видимо, критика правительства со стороны оппозиции за пренебрежение социальными секторами казны в угоду интересам ВПК и силовиков не прошла без следа: окрепли расходы по разделу «Социальная политика», что напрямую касается пенсий и социальных выплат, — раздел в документе в плюсе на 177,38 млрд рублей (в суммарном измерении — 4,631 трлн. рублей).

Прочие разделы пока похвастаться приростом не могут.

Урезан, как никакой другой, раздел «Национальная экономика» — на 420,73 млрд. рублей (до 2,173 трлн. рублей). Во многом такой результат был предсказуем, — слишком много нареканий в парламенте и в экспертном сообществе вызывали траты в данном направлении, — куда, в частности, зачастую безвозвратно уходили миллиарды на нужды крупных госкомпаний и ряда банков.

— Расходы, сопряженные с обслуживанием банковских интересов, маскируемые в разделе «Национальная экономика», — сказала в интервью «Новым известиям» депутат Госдумы РФ ряда созывов, доктор экономических наук Оксана Дмитриева, — в разные годы достигают от 30 до 50% расходов, которые непрофессионал будет рассматривать как поддержку национальной экономики.

Увы, не растут, а пока лишь сжимаются, — как следует из законопроекта, — расходы на образование, здравоохранение, СМИ. В том же грустном ряду — такие статьи, как «обслуживание госдолга», «межбюджетные трансферты общего характера» (всего сокращение — до 656,4 млрд. рублей).

Итого дефицит федерального бюджета в 2016 году может оказаться больше, чем планировалось тем же правительством: 3,9% ВВП, или 3,2 трлн. рублей.

— Мое лично восприятие законопроекта — штатное, потому что нереалистичность бюджета-2016 была отчетливо видна уже в феврале этого года, — говорит руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

— Такая ситуация, когда правительство вынуждено сейчас без промедления вносить предложения по его корректировке, прогнозировалась многими экспертами. И то, что к осени параметры бюджета, как говорится, «проедут по всем азимутам» — это было понятно специалистам еще в конце 2015 года.

«СП»: - То есть, сейчас могло быть и хуже?

— Да, вполне. Потому что прогнозы, которые составлялись в первом полугодии, были довольно тяжелыми. На данный момент просматривается, что по общеэкономическим темпам роста положение, пусть в минимальных значениях, но выправляется: III квартал закончен со спадом в 0, 6%, а IV квартал мы, судя по всему, в общегодовом значении, хоть и завершим с нулевыми показателями, но в квартальном расчете возможен рост на десятые доли процента. Из чего можно сделать осторожный вывод, что шансы на восстановление экономики не потеряны, и их надо сберечь и преумножить. Пока что, как видите, бюджет приходится «латать» всеми доступными методами, — показательно, что его дефицит в начале года фиксировался на уровне 3,2%, затем — на отметке почти 3,7. И это не предел, есть такое ощущение, что он может оказаться выше этого значения, и некоторые экономисты дают соответствующий прогноз на самый конец года в 3,9.

По инфляции — в правительственном проекте обоснованно, я считаю, указана цифра в 5,8% - против сегодняшних 6,4.

«СП»: - Насколько, на ваш взгляд, правдоподобно это снижение инфляции к декабрю?

— Это вполне достижимо; где-то с погрешностью на две — три десятых процентов инфляционный показатель на эту обозначенную планку в 5,8% и выйдет. По расходам — было бы неверно, с моей точки зрения, утверждать, что их рост носит линейный характер; больше признаков того, что происходит их перераспределение — в объеме примерно1 трлн. рублей. Значительно пополняется, — в результате этого перераспределения, — закрытая часть бюджета, обеспечивающая силовой блок, — в том числе на выполнение программы «Росвооружения», которая запущена. Это обусловлено, конечно, необходимостью реагировать на геополитическую ситуацию, которая сейчас, к сожалению, очень напряжена и пока не позволяет всем нам надеяться на снижение этих рисков. Значительные средства требуются, чтобы вывезти из финансового тупика многие предприятия военно-промышленного комплекса и их субподрядчиков. В эти траты входят, в том числе, объемы кредитов, которые срочно нужны для реструктуризации отрасли.

Еще одна существенная часть расходов — это трансферты в пенсионный фонд, на социальные выплаты и некоторое увеличение (на этот раз) перечислений регионам.

«СП»: — Почему сокращаются, по вашему мнению, ассигнования на раздел «Национальная экономика»?

— Видимо, в правительстве посчитали, что дальше направлять немалые субсидии на поддержку дорогостоящего, но неэффективного — в сегодняшних условиях непозволительная роскошь; когда больше нет надобности, да и возможности за счет лимитов Центробанка по льготным ставкам выделять деньги для финансирования некачественных проектов.

Помимо этого, начинает всё ощутимей напоминать о себе бюджетное правило, заработавшее в 2016 году: если до 1 октября средства, запланированные по какой-либо статье расходов, не были реализованы, то они отбираются в пользу других, более важных на сегодня расходных целей. Поэтому неудивительно, что несколько сотен миллиардов рублей - по этой причине — в следующем году пойдут по другим бюджетным адресам.

«СП»: - Ваша общая оценка проводимой бюджетной политики?

— Было бы неправильно утверждать, что она провалилась. Это не так, — во всяком случае, это не относится к тому, что делалось в этом направлении в 2016 году. Проведенный бюджетный маневр в режиме «здесь и сейчас», — как раз, собственно, тогда, когда и возникла острая необходимость это оперативно и грамотно сделать, — показывает, что и в условиях сложнейшего экономического кризиса, режима санкций и контр-санкций, можно добиваться хотя бы стабилизации положения — с перспективой роста. Во всяком случае, база IV квартала выход из рецессии нам обеспечила, — мы теперь вступаем, с I кварталом 2017 года, в фазу нулевого роста, т.е. стагнации. Но это всё же — качественно иное состояние, когда инфляция в прошлом году достигала почти 13% и волатильность цены на нефть была намного сильнее.

— Пока речь идет о правительственных поправках в бюджет 2016 года, то есть года текущего, который фактически уже заканчивается, — говорит старший научный сотрудник Института стратегических исследований Николай Трошин.

— И они, в общем-то, объективно отражают то, что в действительности имеет место. Очевидно, что расходы на оборону должны были однозначно вырасти, в связи с нашим участием в военном конфликте в Сирии; поэтому я не вижу в росте этой части расходов ничего сверхъестественного. К тому же, наряду с ростом оборонных расходов увеличиваются расходы и по разделу «Социальная политика». Обратите внимание, что в совокупности траты на социальную политику в законопроекте существенно выше, чем даже расходы на всю национальную оборону. Речь идет о поддержке наименее защищенных слоев населения; о том, что, как говорится, откладывать нельзя. Гораздо интереснее будет посмотреть 17 октября с.г. на представление следующего, уже 3-летнего бюджета, — вот там мы сможем говорить о и возможных новых тенденциях, и о допущенных ошибках.

«СП»: - Не относится ли к одной из таких, чуть ли не главных ошибок то, что правительство в который раз «на задворки» бюджетного процесса отодвигает здравоохранение, образование, культуру?

— Тут, думаю, не столь однозначная ситуация. Разумеется, это плохо, когда остаточный принцип в отношении важнейших социальных направлений преодолеть никак не удается. Но что касается, например, того же образования — надо сначала узнать по сути, на что конкретно наращивать расходы. Когда же в сферах образования и здравоохранения идут реорганизации, то финансисту из думы или правительства важно знать — какую структуру, образно говоря, надо «заливать» деньгами. Пока же ясности такой структуры нет. Но я думаю, когда реорганизации будут завершены, соответствующие статьи расходов уменьшаться не будут.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня