Экономика / Нефть и газ

Россия нацелилась на Мексиканский залив

Наши нефтегазовые компании скупают по всему миру месторождения и НПЗ

  
10516
Россия нацелилась на Мексиканский залив
Фото: Егор Алеев/ТАСС

Российские компании, специализирующиеся в нефтегазовой сфере и добыче полезных ископаемых, заключают сделки по всему миру и вскоре могут потеснить гигантов из США, Великобритании, Канады и Австралии. Такой вывод содержится в материале, опубликованном на портале Oilprice.com.

Аналитики сайта отмечают, что во время визита Владимира Путина в Индию на саммит БРИКС, был заключен ряд важных сделок. В частности, «Роснефть» договорилась о покупке акций индийской нефтегазовой компании Essar Oil, чья стоимость оценивается в 7,5 млрд. долларов. Около 2,5 млн. тонн сжиженного природного газа ежегодно договорился поставлять в Индию «Газпром».

Был подписан и контракт о добыче золота. Индийская компания SUN Gold совместно с российскими фирмами будет разрабатывать Ключевское месторождение в Восточной Сибири. Индийцы обещают инвестировать около полумиллиарда долларов. В сделке принимают также участие компании из Китая, Бразилии и ЮАР, то есть соглашение можно назвать первым коммерческим проектом, в котором задействованы все страны БРИКС.

Помимо этого наши компании начинают осваивать очень далекие рынки. «Лукойл» сегодня в списке отобранных кандидатов в тендере на оффшорное месторождение в Мексиканском заливе, объявленном мексиканским правительством. А это уже под самым носом у Соединенных Штатов, которые традиционно добывали там нефть.

Это помимо давних связей российских компаний со странами Латинской Америки, в частности, с Венесуэлой.

Стало известно и о планах «Роснефти» выйти на рынок Средиземноморья. Об этом в колонке для итальянского издания Corriere della Sera написал глава компании Игорь Сечин.

По мнению экспертов Oilprice.com, Россия ведет себя агрессивно в энергетической сфере и поставила целью застолбить место на ключевых мировых рынках. А это, соответственно, представляет угрозу для старых игроков.

Проще говоря, высказывания о России, как о великой энергетической державе, над которым все смеялись, обретают реальное воплощение.

С другой стороны, зарубежные аналитики явно преувеличивают угрозу. Масштабы ведь совершенно несопоставимые. Так, капитализация «Лукойла» оценивается примерно в 36 млрд. долларов, «Роснефти» — в 50 млрд., а «Газпрома» — в 57 млрд. А вот американские Exxon Mobil и Chevron стоят соответственно $ 360 млрд. и $ 190 млрд., китайская PetroChina — $ 200 млрд…

— Не всегда можно говорить о больших успехах наших компаний, — говорит руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник.

— Часто в наших контрактах есть конъюнктурные моменты, есть просто сдерживающие факторы. Скажем, кооперация с венесуэльскими компаниями пока не столь бурно развивается, как планируется.

В целом, можно сказать, что периметр действия российских компаний довольно большой, наши фирмы играют в некую «глобальность».

Только лучше сосредоточить внимание на внутренних ресурсах. Российские шельфы не осваиваются должным образом. Наши эксперты предупреждали, что с шельфом российским компаниям надо быть более динамичными. Фактически весь шельфовый портфель сосредоточен сегодня в руках «Роснефти» и «Газпрома».

У «Лукойла» другая ситуация. Компания пока не имеет прав на работу по новым шельфовым блокам. Соответственно, фирма идет за рубеж.

«СП»: — Можно сказать, что экспансия наших компаний будет угрожать интересам иностранных компаний?

— Об этом сложно говорить. Не стоит забывать, что аукционы на разработку нефти в Мексиканском заливе много раз проваливались. Вроде бы глобальным игрокам нефтегазового рынка нужны новые площадки. Тем не менее, в условиях низкого рынка это не так интересно. Мало кто хочет делать новые вложения.

Я сам сторонник того, чтобы на нынешнем этапе сосредоточиться на рынке внутри страны. У нас достаточная ресурсная база, чтобы работать в России и при этом, кстати, значительно экономить на логистике.

На востоке мы вкладываем в нефтепереработку, и это более интересно, чем вложения в так называемые «зеленые зоны» — места добычи за пределами страны. Нам не стоит особо вкладываться в добычу за рубежом, потому как внутренний потенциал огромен. К примеру, можно разрабатывать Баженовскую свиту (залежи нефти в Западной Сибири). Постепенно, пока ценники на нефть выправляются, можно разрабатывать труднодоступные месторождения. К примеру, «Газпром нефть» успешно реализует свою стратегию по разработке Приразломного месторождения на шельфе Печорского моря. Несмотря на сложившиеся нефтяные цены, там есть хорошие перспективы производственного роста.

«СП»: — Можно ли сопоставить масштабы продвижения российских компаний и известных нефтяных корпораций?

— У мировых нефтегазовых конгломератов очень низкая ресурсная база. У них поэтому нет другой стратегии, кроме как идти на новые рынки. У нас же ситуация совершенно иная. Наоборот, к нам в страну идут работать, приходят китайские, индийские инвесторы. Азиатские партнеры не завязаны на санкции.

У нас тоже есть интересные проекты. Скажем, у «Лукойла» на месторождениях «Западная Курна» и «Западная Курна — 2» на юге Ирака. За счет этих проектов «Лукойл» удерживает добычу на прежнем уровне. В России количество добываемой нефти у компании снижается, а за счет зарубежных проектов «Лукойл» удерживает свой потенциал.

«СП»: — Если у нас есть ресурсная база, зачем мы идем за границу?

— В зарубежных проектах есть и политическая подоплека. Если не мы придем в Венесуэлу, то придут американцы или другие страны. В любом случае мы должны там быть, хотя бы в тестовом режиме.

Присутствие нефтегазовых компаний в определенной степени обеспечивает политический контроль над регионами. Хотя, был Национальный нефтяной консорциум, который работал в Венесуэле. «Входной билет» стоил миллиард долларов, но вскоре консорциум стал уходить. И другие компании уходят. В Венесуэле просто очень сложная для добычи нефть. Тем более, венесуэльцам сегодня не до нефти, там политический, продовольственный, экономический кризис. В коммерческом смысле за рубежом мы большой маржи не находим.

Еще более скептичен партнер консалтингового агентства «Русэнерджи» Михаил Крутихин:

— Все сообщения об экспансии российских нефтегазовых компаний за рубежом — на уровне обычной пропаганды. К примеру, «Лукойл» развивает проекты за границей. Но это частная компания. Да, она присутствует в разных регионах — от Норвегии до Ирана. Но работает не от имени России, а от имени своих акционеров, среди которых нет российского правительства. Поэтому если она заходит со своим опытом и навыками куда-то, то делает это исключительно от себя. И нельзя говорить, что Россия проводит какую-то экспансию.

«СП»: — В Индии контракты подписали госкомпании.

— Эти контракты с коммерческой точки зрения вызывают очень большие сомнения. Мы давно нацелились на Индию. Но получилось так, что мы хотели купить не самую лучшую компанию, с совершенно простаивающим портом и с не очень хорошим нефтеперерабатывающим заводом. Так индийские банки отказались финансировать сделку из-за того, что руководители наших компаний находятся под западными санкциями. Банки плотно работают с американцами и потому сказали, что участвовать в сделке не будут.

Поэтому нашему правительству пришлось привлекать финансирование от российских банков. Но это никакая не экспансия. Это заход на чужой рынок в незначительном объеме. А говорят нам про это, как про сделку чуть ли не глобального масштаба.

«СП»: — Можно ли сравнить наши контракты с контрактами зарубежных гигантов?

— Мы на нефтегазовом мировом рынке присутствуем, на самом деле, в незначительной степени. Если мы и инвестируем в какие-то фирмы, то в такие, в которые не будет вкладывать ни одна компания, заботящаяся о своих акционерах и получении прибыли.

Наглядно это видно на примере Венесуэлы. Отправиться туда было чисто политическое решение.

Недавно решили вложить 11 млрд. долларов в нефтеперерабатывающий завод в Индонезии. Но откуда взять нефть для этого завода? Откуда взять нефть для приобретенных заводов в Индии? Вся нефть, добываемая в России, давным-давно заложена на годы вперед китайцам. Откуда тогда брать нефть?

Судя по всему, покупать будут у западных компаний и потом уже передавать ее на переработку индонезийским и индийским заводам.

Где тут экспансия России?

«СП»: — Насколько контракты за рубежом важны с политической точки зрения?

— Я не могу сказать, что с помощью зарубежных контрактов мы усиливаем влияние в разных регионах мира. На мой взгляд, у заключаемых сделок две задачи. Первая — показать внутренней аудитории России, что нашу страну все любят, все хотят с нами вести бизнес, а наши компании конкурируют с мировыми корпорациями. Но это всё чистой воды пропаганда.

Вторая задача — дать чиновникам, отвечающим за заключение договоров, поучаствовать в распределении бюджетов.

Никакой другой пользы от всех этих зарубежных проектов нет.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня