Россия в ловушке неоколониализма

Бизнесу в нашей стране все некомфортней

  
6063
Россия в ловушке неоколониализма
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Россия заняла 40-е место (из 190 стран) в Doing Business (DB) — рейтинге комфортности ведения бизнеса, составляемого Всемирным банком. Это следует из ежегодного отчета, обнародованного 25 октября. Год назад наша страна была на 36-й позиции. Теперь, получается, Россия опустилась на четыре строчки — впервые с 2010 года. Между тем, согласно майским указам президента Владимира Путина, к 2018 году РФ должна была занять в Doing Business место не ниже 20-го.

В рейтинге РФ опередила Бельгию, Италию, Израиль, но при этом уступила Казахстану (35-е место) и Белоруссии (37-е). Соседями РФ в этом списке стали Болгария и Венгрия. Страны БРИКС расположились ниже: Китай на 78-й строчке, ЮАР — на 74-й, Бразилия — на 123-й, Индия — на 130-й. Лидером впервые за десятилетие стала Новая Зеландия, Сингапур опустился на второе место, Дания — на третьем.

Поясним: Всемирный банк для оценки комфортности ведения бизнеса в России использует издержки на ввоз «модельного» контейнера с запчастями из Германии, при экспорте — поставку по морю стали в Италию.

Согласно расчетам, затраты на оформление экспорта сократились с $ 500 до $ 92 и на перевалку на границе с $ 1125 до $ 765 за контейнер. Оформление документов укладывается в 25 часов, а не 42 часа, как годом раньше.

Подвели Россию реформы. По критериям Всемирного банка, с 2004 года Россия провела наибольшее число реформ среди стран Европы и Центральной Азии — целых 30. Однако единственной в прошедшем году, учтенной ВБ, стала отмена разрешений на ограждение стройплощадок. Небольшие улучшения отмечены в регистрации собственности, а также в подключении к электросетям.

В то же время удлинилась процедура исполнения контрактов. Сложнее стало и выигрывать дела в суде — теперь решение в пользу бизнеса принимается лишь в случаях, когда таможенные органы прямо нарушают нормы права.

Возникает резонный вопрос: почему 20-е место в Doing Business нам настолько важно, что этот показатель включили в знаменитые майские указы Путина? О чем говорит нынешнее 40-е место, и есть ли шансы достичь запланированной позиции за два года, оставшиеся до президентских выборов-2018?

— В 2012 году Россия занимала в Doing Business 112-е место, — напоминает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Получается, мы с тех пор почти в три раза улучшили положение. Но неужели в три раза улучшилось и положение бизнеса в нашей стране? Да ничуть не бывало!

Напротив, все эти годы бизнес в РФ испытывал колоссальные трудности: закрывались малые предприятия, прекращали работать индивидуальные предприниматели. Масса предприятий банкротилась из-за отсутствия оборотных средств, закредитованности, невозможности конкурировать с импортом. В результате реальные показатели самочувствия бизнеса в России — число работающих предприятий, их доля в ВВП, число занятых на них, — только ухудшались.

Получается, в экономике у нас банкротства и разорения, а в Doing Business — неимоверный рост. Это явное несоответствие. Именно поэтому я считаю этот рейтинг липовым. По моей версии, чиновники предпринимательского толка при Всемирном банке придумали рейтинговую шкалу, раскрутили ее, и теперь предлагают желающим — по моим сведениям, за деньги — продвигаться вверх в этом рейтинге.

Российским чиновникам, которые отвечают за развитие экономики, такой рейтинг тоже выгоден. По его показателям хорошо отчитываться о проделанной работе. Мол, видите, как резко мы поднялись в Doing Business — со 112-го на 40-е место!

Я, кстати, не удивлюсь, если к 2018 году поднимемся и до 20-й позиции, как того требуют майские указы. Но это вовсе не значит, что Россия начнет купаться в иностранных инвестициях.

Ничего не изменится, а специалисты Всемирного банка лишь будут разводить руками. Дескать, бывает и такая ситуация — высокое место в рейтинге, и полное отсутствие инвестиций.

«СП»: — Почему результаты DB противоречат объективной реальности?

— Составители рейтинга ориентируются на формальные улучшения, но не принимают в расчет того, что реально происходит в стране.

Например, сейчас Doing Business зафиксировал некоторые улучшения в подключении к электросетям. Но за кадром осталось, что облегчение этой процедуры связано с существенным ухудшением общеэкономического положения в России. Из-за этого многие производства стали нерентабельными, а число желающих подключаться к электросетям резко сократилось.

На деле, ключевые для предпринимателей в России показатели Doing Business сознательно игнорирует. Например, проблемы защиты собственности, конкурентоспособности, рентабельности.

«СП»: — Что в таком случае отражает рейтинг?

— Я считаю, он отражает связи правительственных чиновников с Всемирным банком. В какой пропорции отношения чиновников с ВБ улучшаются — в той же пропорции улучшаются позиции страны в Doing Business. Причем, по моим представлениям, на это тратятся огромные деньги.

Ведь улучшением связей с ВБ занимаются целые конторы. Все они должны выезжать за границу, чтобы якобы перенимать опыт и знакомиться с функционерами ВБ. На эту деятельность можно списать миллиарды долларов, а потом оправдать эти траты. Вот, мол, пусть деньги списаны, но в рейтинге мы поднялись! А что бизнес не развился — тут не мы виноваты.

Задача стоит именно такая: подняться в Doing Business, а не развивать реальный бизнес в России.

«СП»: — Сам ВБ заинтересован в развитии бизнеса в России?

— Нет, конечно. Всемирный банк — это инструмент неоколониализма. В 1940—1950-е годы колониальные империи потребовалось расформировать, а на их место поставить новую — финансовую — систему контроля. Именно для этого изначально был создан Всемирный банк. Потом, когда появились транснациональные корпорации и международные финансовые группы, ВБ начал напрямую обслуживать их интересы.

Всемирному банку нужно, чтобы в России комфортно работали транснациональные корпорации, а вовсе не национальный бизнес. Поэтому чиновники ВБ с удовольствием поднимут страну в рейтинге, если только это будет заменой реальному развитию национальной экономики.

К тому же, все козыри в этой игре на руках Всемирного банка. Он, например, не гарантирует, что на следующий год страна останется в рейтинге на высоких позициях, и может спустить ее с небес на землю.

Такой рейтинг, я считаю, просто не может быть ориентиром для страны, претендующей на самостоятельную роль в экономике и политике. Достаточно сказать, что путь в Doing Business от низа до верхних строчек проделала Грузия при Михаиле Саакашвили. При этом нельзя сказать, что Грузия стала процветающей экономикой, и в ней развился огромный бизнес.

Получается, в развитии экономики мы пытаемся идти одиозным путем Грузии, которую продвигали в Doing Business по чисто политическим мотивам. Между тем, на мировой арене Россия играет совсем другую роль, и занимает совершенно другие позиции.

На мой взгляд, использование в государственном планировании инструментов, подобных Doing Business, недопустимо. Тех, кто их пропагандирует, нужно выявлять как людей, подрывающих экономическое развитие России. Эти люди, по сути, подыгрывают нашим оппонентам на Западе — и только.

— Doing Business оказался в майских указах, поскольку является международно признанным рейтингом, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Именно он характеризует показатели качества бизнес-климата. Причем, делает это с опорой на показатели, которые понятны любому предпринимателю. Например, финансовые затраты на подключение к энергосетям, временные затраты на прохождение таможни, число согласований, необходимых для открытия бизнеса.

Все это простые, абсолютно земные вещи. И когда показатели РФ в Doing Business включались в майские указы, предполагалось, что инвесторы, которые захотят работать на российских площадках, будут ориентироваться как раз на эти показатели.

В 2012 году, когда Путин подписывал майские указы, действительно считалось, что страна может рассчитывать на приток иностранных инвесторов. А значит, улучшение позиций в Doing Business полезно для развития экономики.

Был выбран именно этот рейтинг, поскольку другие международные рейтинги включали критерии, на которые правительству РФ было трудно повлиять. Например, оценивали качество государственного управления, совершенство судебной системы и правоприменительной практики, уровень коррупции.

Другими словами, они оценивали уровень и качество рыночных государственных институтов — вещи, которые очень трудно улучшить быстро. Если бы майские указы объявляли, что мы будем улучшать позиции в рейтинге, скажем, Всемирного экономического форума, это бы означало, что мы разворачиваем масштабные структурные реформы по всем фронтам.

Поэтому был выбран более простой и прагматичный Doing Business. В нем двигаться вверх довольно просто: достаточно сократить сроки согласований документов и сроки прохождения грузов через таможню — и рейтинг зафиксирует значительный прогресс.

Правда, и этот рейтинг показывает, что мы в последние два года находимся в состоянии стагнации. Причем, надо понимать: подняться в рейтинге с низов до верхней трети относительно несложно. Но выше 40-го места каждое улучшение требует огромных усилий. Именно поэтому я не думаю, что к 2018 году мы выйдем на 20-е место в Doing Business.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня