ШОС вместо ЕС

Отвергнутая Западом Турция может направить вектор интеграции на Восток

  
4912
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Фото: AP/ТАСС)

Турция может присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), что станет альтернативой её так и не состоявшемуся членству в Евросоюзе. Об этом в воскресенье, 20 ноября, в самолете, возвращаясь в Турцию после визита в Узбекистан рассказал журналистам президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«В Европе после Brexit могут произойти подобные события и в других странах, во Франции говорят об этом, в Италии. Я же говорю о том, почему бы Турции не занять место в „Шанхайской шестерке“?» — заявил турецкий лидер.

«Кто-то, может, будет критиковать, но я скажу свое мнение. Например, почему бы Турции не стать членом ШОС? Я об этом говорил с Путиным, с Назарбаевым, с членами ШОС», — добавил он.

По его словам, Путин сказал ему, что «такая возможность рассматривается». Эрдоган также отметил, что «участие Турции в ШОС обеспечит больше свободы действий». Кроме того, Турции будет «гораздо удобнее» работать в составе организации, тогда как Брюссель «уже 53 года затягивает процесс» приема республики в ЕС.

При этом отношения с Россией турецкий лидер назвал неплохими, хотя «все сразу не может получиться». Он также рассказал о предстоящем 5−6 декабря визитом в Россию турецкого премьера, и о запланированном на первую половину будущего года российско-турецком Совете сотрудничества высшего уровня.

Напомним, Турция давно и безрезультатно ведет переговоры о членстве в ЕС (заявку на вступление Анкара подала в 1987 году, в 1999 году получила статус кандидата на членство). Весной 2016 года лидеры Евросоюза согласились активизировать переговоры в обмен на согласие Анкары способствовать сокращению притока мигрантов в Европу. Однако в начале ноября Еврокомиссия опубликовала доклад, в котором резко критикуется ситуация с правами человека, свободой слова и верховенством права в Турции.

14 ноября Эрдоган заявлял, что в 2017 году в Турции может пройти референдум по вопросу продолжения переговоров о вступлении в ЕС. Он также отметил, что готов подписать закон о возвращении смертной казни, если его примет парламент. Отмена смертной казни в Турции было одним из требований для членства в Евросоюзе.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — международная организация, в которую входят Китай, Россия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Узбекистан. Статус наблюдателей имеют Белоруссия, Монголия, Индия, Иран, Пакистан и Афганистан. В июле 2015 года была запущена процедура приема в организацию Индии и Пакистана По словам Эрдогана, планы на вступление в ШОС есть и у Ирана.

Стоит отметить, что Турция все же остается членом НАТО, несмотря на то, что резкое охлаждение отношений Анкары с Западом после неудачной попытки госпереворота в Турции, в причастности к организации которого турецкий лидер обвинил США, спровоцировало разговоры о возможности выхода Турции из Альянса. Кроме того, заявления о возможности вступления в ШОС могут показаться очередным шантажом по отношению к Брюсселю, не желающему выполнять условия сделки по мигрантам.

Политолог, руководитель экспертной группы «Крымский проект» Игорь Рябов не считает заявление Эрдогана блефом.

— «Европейская» Турция — это искусственный проект, связанный в первую очередь со стыдливым способом со стороны Германии признать проблему масштабной турецкой миграции. Чтобы как-то объяснить немцам, что турки-гастарбайтеры это нормально — турок решили делать «европейцами». По своему генезису, менталитету и политическим традициям это типичная азиатская страна. Как и Казахстан, например, который тоже взял вектор на «европеизацию», играет в футбол с европейскими странами, например. Но Европой от этого не становится. Можно сколько угодно говорить об усилиях Ататюрка добавить светскости турецкому обществу, но это всего-навсего компенсация таких же серьезных усилий по исламизации Турции. С точки зрения текущего геополитического момента, а не только обозначенных факторов, Турция — естественный кандидат в ШОС.

«СП»: — Насколько, по-вашему, вопрос о вступлении в ЕС сегодня сохраняет актуальность для Турции? Или все эти разговоры просто элемент некоего политического торга, и Эрдоган давно понял, что в Европе его все равно не ждут?

— Думаю, Турция надолго отвернулась от Европы. И во многом потому, что в Европе правят квази-государственные структуры в Брюсселе. Эрдоган точно не стремится подчиняться универсальным правилам игры, принятым сегодня на континенте. Он будет делать ставку на маневрирование между Европой и Азией. Причем раньше эту ставку делали за него американцы, используя Турцию как рычаг давления на несколько регионов — и на Европу, и на Ближний Восток, и на Кавказ, и на Россию. После провала переворота этот рычаг воздействия просто пропал. У США при Эрдогане нет практически никаких заметных рычагов влияния ан Турцию. Им надо менять Эрдогана. Но куда там — если Америка сама начала меняться.

«СП»: — Кстати, не так давно Эрдоган хаявил, что разочарован в США, раскритиковав, в частности, политику Вашингтона в Сирии, а также нежелание страны выдать оппозиционного проповедника Фетхуллаха Гюлена. Как, по-вашему, могут сложиться отношения Турции с новым президентом США?

— Ситуация складывается таким образом, что Турция будет выстраивать отношения с США через Москву. Предстоит очень сложный период перестройки, в котором у нас ключевая роль. Россия поддержала Эрдогана в критический момент, и это наш ключевой ресурс. Плюс, конечно, новая жизнь газовому проекту, «Турецкому потоку», оставляет США за бортом турецкой повестки. Не забудем и про курдский вопрос в Сирии. Турция сегодня обсуждает его с нами, а не с США.

«СП»: — Можно ли сказать, что российско-турецкие отношения после извинений Эрдогана потеплели настолько, что Москва и Анкара могут стать членами одного интеграционного проекта? Не переметнется ли Эрдоган обратно при удобном случае?

— Оцениваю вероятность вступления Турции в ШОС в 75 процентов, очень высоко. Турция кровно заинтересована в экспорте своей продукции в Россию. Мы, правда, с учетом проектов импортозамещения в сельском хозяйстве должны теперь с особой осторожностью относиться к возврату турецких фруктов на наш рынок. Кстати, первые танкеры с фруктами из Турции уже пришли в Крым. В стабильном однополярном мире такие страны как Турция могут менять свою позицию, так как находятся в поиске выгоды. А в многополярном мире им проще выстраивать долгосрочные стратегии, потому что они чувствуют за собой больше уверенности. Россия не относится к Турции как к своей вотчине, в отличие от США. А потому у нее больше шансов в лице ШОС получить долгосрочный проект развития.

«СП»: — Если гипотетически представить себе, что Анкара присоединяется к ШОС, означает ли это то, что она перестает быть частью выстроенного Западом мира? Ведь Турция в любом случае остается в НАТО.

— Даже Трамп уже успел поставить смысл существование НАТО в его нынешнем виде под сомнение. Конечно это неспроста. Турция уже достаточно формально исполняет обязательства по НАТО, с учетом того факта, что натовская база была центром антиэрдогановского заговора. Турция останется в НАТО только для того, чтобы выгодно использовать этот статус в своих интересах. Член НАТО и ШОС одновременно — интересная диспозиция. В условиях растерянности западной концепции это вполне реальный вариант.

— Вступление в ШОС оставляет странам-участницам гораздо больше свободы действий, чем даже подписание об ассоциации с ЕС, не говоря уже о перспективе членства в зарегулированном Европейском союзе, — считает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Своим возможным поворотом на восток Эрдоган скорее успокаивает Брюссель, чем шантажирует. В Европе Турцию ждут с существенно меньшим энтузиазмом, чем даже Украину.

«СП»: — Как Брюссель и Запад в целом могут отреагировать на подобный демарш Анкары?

— Отреагируют весьма сдержанно, если вообще отреагируют. Турция сегодня не является каким-то привлекательным активом, который необходимо обязательно держать в своей сфере влияния. Анкара в целом успешно проводит собственную независимую политику, поэтому даже в случае присоединения страны к ШОС, ждать от Анкары резкого перехода на прокитайские или пророссийские позиции, никто не будет. А именно этот гипотетический крен только и может вызвать какое-то серьёзное беспокойство со стороны элит Запада.

«СП»: — Эрдоган заявил, что Путин сказал ему, что «такая возможность рассматривается». Можно ли этому верить? Действительно ли Москва может всерьез рассмотреть эту возможность?

— В контексте нормализации отношений Москвы и Анкары такая возможность действительно может рассматриваться. Это также отвечает курсу Пекина и Москвы на построение многополярного мира и усиление альтернативных Вашингтону и Брюсселю экономических и политических центров.

«СП»: — Ранее Эрдоган говорил о том, что вопрос о продолжении диалога по вступлению Турции в ЕС может быть вынесен на народный референдум. Состоится ли такой референдум, и каким может быть его итог?

— Референдум, если таковой пройдёт, может включать не только и не столько вопрос о вступлении в ЕС, который, очевидно, решается не в Анкаре. Будет задан вопрос о том, согласны ли граждане Турции соблюдать такие требования Брюсселя, как дальнейшая секуляризация, защита прав меньшинств или препятствие экономическим мигрантам с Ближнего Востока следовать далее на Запад. Такие требования вряд ли будут поддержаны большинством турецкого общества. Одновременно с этим данные результаты позволят Эрдогану снова использовать «мигрантскую» карту в торгах с Европой по другим вопросам, не касающимся членства страны в ЕС.

«СП»: — По словам Эрдогана, «в Европе после Brexit могут произойти подобные события и в других странах, во Франции говорят об этом, в Италии…». Так ли это? Или турецкий лидер сгущает краски?

— Европейский союз, действительно, в течение последних двух лет резко потерял свою привлекательность как для значительной части собственных граждан (что демонстрирует рост поддержки евроскептических партий), так и для государств европейской периферии, включая Турцию. Другой вопрос, что декларируемый отказ Эрдогана от дальнейших попыток протащить Турцию в ЕС связан в первую очередь не с этим, а с пониманием, что членства в ЕС у Турции не будет, потому что не будет никогда.

«СП»: — Может ли ШОС и другие евразийские интеграционные проекты на фоне деструктивных процессов в ЕС стать реальной альтернативой Евросоюзу? Кто из членов ЕС в перспективе мог бы присоединиться к ним?

— Кризис Евросоюза, о котором сейчас не говорит только ленивый, вовсе не обязательно должен привести к распаду блока. Скорее, грядёт «работа над ошибками» и ослабление сверхконтроля Брюсселя, с передачей некоторых полномочий обратно на уровень национальных государств. В этом смысле я пока не вижу возможности, чтобы, даже выйдя из ЕС, такие европейские страны, как Франция или Нидерланды, вступили бы автоматически в «азиатский» ШОС. При всё нарастающем евроскептицизме Старого Света, к «азиатскому» повороту никто из лидеров не призывает.

А вот для неевропейских стран европейской периферии, таких как Турция или, например, Азербайджан, ШОС будет вполне понятным и привлекательным выбором.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Ефим Фикс
Ефим Фикс

Совершенно естественно, что «Свободная пресса» много внимания уделяет российско-украинским отношениям. Тема больная, и эти отношения выстраиваются плохо. Нынешнее украинское руководство совершенно безответственно по отношению к истории и судьбе двух народов. Вы же видите, что они творят. Устроили нам водную и транспортную блокаду, попытались устроить продовольственную. Как настоящие террористы, взорвали ЛЭП и обрушили на полуостров жестокий энергетический блэкаут.

Когда просматриваешь украинские медиа — там патологическая злоба по отношению к нам. Не просто грязная ругань, а что-то запредельное. Как поступать «Свободной прессе»? Отвечать той же монетой? Ответ прост — сообщайте правду. Знаете, сейчас Крым принимает очень много иностранных делегаций: ФРГ, Норвегию, Италию, французов, были даже США. Мы говорим — не надо нас хвалить. Не надо рассказывать о своих восторгах. Напишите у себя, что вы реально увидели. Как крымчане живут и работают, как хотят быть счастливым. Думаю, это лучший ответ на бандеровскую злобу.

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня