Экономика / Нефть и газ

Япония подсаживается на русский газ

Визит Путина завершился прорывом в области энергетики

  
15005
Президент, генеральный исполнительный директор Marubeni Corporation Фумия Кокубу, председатель правления ПАО "НК "Роснефть" Игорь Сечин, старший вице-президент Mitsubishi Heavy Industries ltd. Йоичиро Бан
Президент, генеральный исполнительный директор Marubeni Corporation Фумия Кокубу, председатель правления ПАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин, старший вице-президент Mitsubishi Heavy Industries ltd. Йоичиро Бан (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

Россия и Япония создадут инвестфонд с капиталом $ 1 млрд. для финансирования совместных проектов. Стороны в фонде будут представлять Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и японский банк JBIC, чьи доли составят 49% и 51% соответственно. Об этом в пятницу, 16 декабря, заявил глава РФПИ Кирилл Дмитриев.

«Фонд крайне важен, потому что $ 1 млрд., вложенный нашими сторонами, позволит привлечь до $ 10 млрд. в экономику России, в совместные российско-японские проекты за счет того, что с фондом будут взаимодействовать ведущие японские компании и банки, и также будут финансировать совместные проекты», — отметил глава РФПИ.

По его словам, российско-японский фонд намерен инвестировать в более чем 20 проектов. Примерно пять из них будут профинансированы уже в 2017 году.

Какие это будут проекты, можно понять из соглашений между российскими и японскими компаниями, которые были подписаны по итогам визита президента РФ Владимира Путина в Японию. Вот как выглядят ключевые из них:

— «Роснефть» с Marubeni Corporation и Mitsubishi Heavy Industries договорились о совместной разработке технико-экономического обоснования проекта газохимического комплекса мирового класса с использованием передовых японских технологий (локализация строительства будет определена по итогам совместного исследования);

— «РусГидро» подписало ряд документов с японскими компаниями, включающих локализацию производства ветровых энергоустановок в РФ, сотрудничество в области развития возобновляемых источников энергии и использование оборудования для проектов на Дальнем Востоке;

— «Русагро» и Mitsui & Co намерены вместе развивать бизнес на Дальнем Востоке с использованием японских технологий для экспорта продукции «Русагро» в Азию.

Но для начала российско-японский фонд рассмотрит возможность вложений в Новороссийский морской торговый порт (НМТП) — крупнейший порт РФ, приватизацию госпакета которого Росимущество собирается проводить в следующем году. (Росимущество, напомним, контролирует 20% акций НМТП, структуры РЖД — 5,3%). Кроме того, РФПИ — а теперь, возможно, и японцы, — проявляет интерес к порту «Тамань», который строится на юге России.

Насколько успешно будет развиваться российско-японское экономическое сотрудничество, отодвинет ли оно на второй план проблемы политики?

— Замах российско-японского сотрудничества очень широкий, — отмечает руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — Да, многие из подписанных в ходе визита Путина соглашений являются меморандумами. А как показывает практика, далеко не все меморандумы реализуются. Но в любом случае, Япония и Россия явно начали движение навстречу друг другу. Даже если будет реализована только часть намеченного — это уже хорошо.

Мы заинтересованы, чтобы наше сотрудничество с японцами продвигалось, особенно в нынешних условиях, когда дела в российской экономике обстоят неважно из-за проседания нефтяного рынка и санкционного режима со стороны Запада.

Собственно, именно на это делает упор Токио. Там полагают, что рука дружбы, протянутая японским премьером Синдзо Абэ, побудит Путина пойти на территориальные уступки.

«СП»: — На что будет сделан основной упор в сотрудничестве?

— Безусловно, на проекты в области энергетики. Японские концерны Mitsui и Mitsubishi вместе с «Газпромом» достигли договоренности по строительству завода по сжижению природного газа на Сахалине, в рамках проекта «Сахалин-2». Это очень хорошее и серьезное движение вперед.

Но еще большего внимания заслуживает тот факт, что по Сахалину намечается сотрудничество японцев с «Роснефтью», чего до сих пор не было. Речь идет о разработке совершенно нового, неосвоенного газового месторождения к юго-западу от Сахалина («Сахалин-2», напомним, разрабатывает месторождение к юго-востоку от острова).

С японской стороны в проекте с «Роснефтью» будет участвовать корпорация Marubeni, плюс государственная корпорация JOGMEС, специализирующаяся на поставке в Японию нефти, газа и металлов.

Предполагается, что «Роснефть» вместе с японскими партнерами проведет разведку нового месторождения, наладит добычу газа и производство СПГ. Это долгосрочный проект, рассчитанный на то, что поставки сжиженного газа начнутся в конце 2020-х годов.

Япония собирается вложить в этот проект несколько сотен миллионов долларов. Плюс, японцы готовы предоставить для геологоразведки новейшее судно, которое принадлежит японскому Министерству экономики, торговли и промышленности.

«СП»: — Эти энергетические проекты будут реализованы?

— Уверен, да — в них задействованы глубинные интересы Москвы и Токио. Для нас газ — это «наше все»: при проседании рынков нефти и газа российская экономика чихает и кашляет. В свою очередь, японцы заинтересованы в диверсификации поставок нефти и газа из-за рубежа.

Япония в поставках углеводородов на 85% зависит от Ближнего Востока, а известно, какая нестабильная ситуация сейчас в регионе. Кроме того, ближневосточные нефть и газ японцам приходится тащить через полмира, в том числе, мимо Китая — по Южно-Китайскому морю. Между тем, сейчас отношения по линии Токио-Пекин весьма натянутые, и Китай в любой момент может перерезать Японии пути доставки.

Зато Россия у японцев под боком. «Плечо» доставки нефти и газа в этом случае короткое, а стабильность поставок гарантированная — несмотря на отсутствие пресловутого мирного договора.

Еще один важный момент: вырисовывается наше сотрудничество с Японией на Ямале — арктический проект, в котором будет участвовать та же Marubeni, плюс ряд других японских компаний. Новация заключается в том, что японцы будут сотрудничать с негосударственной российской газодобывающей компанией — «Новатэк».

Только эти три газовых проекта — третья очередь «Сахалина-2», сотрудничество с «Роснефтью» на юго-западе от Сахалина, сотрудничество на Ямале, — сцементируют наши отношения с Японией гораздо крепче, чем все разговоры о мирном договоре и решении территориальной проблемы.

Это настоящий прорыв, и это главный результат визита Путина в Японию.

«СП»: — Какие направления, помимо энергетики, нам было бы интересно развивать с японцами?

— Еще на майской встрече Путина и Абэ в Сочи японский премьер предложил рамочный план сотрудничества, который целый год наполнялся конкретным содержанием. В нем имеется ряд интересных пунктов. Например, японцы предлагают помощь в повышении производительности труда на ведущих промышленных предприятиях РФ. Это очень важно, поскольку речь идет о промышленности — основе любой экономики.

Кроме того, японцы обещали посодействовать в развитии нашей экспортной базы на Дальнем Востоке, а также наладить сотрудничество между малым и средним бизнесом двух стран. Это тоже интересная инициатива: именно малый и средний бизнес создают Японии 80% ВВП.

Намерения эти очень хорошие. Но пока, кроме энергетики, прорывных решений я не вижу.

«СП»: — Можно ли рассчитывать, что по мере углубления экономического сотрудничества территориальный спор с Японией потеряет остроту?

— Едва ли. Проблема «спорных территорий» никуда не денется, по крайней мере, на наш с вами век ее точно хватит. Позиции сторон здесь прямо противоположные, и никто не хочет уступать. Мы еще долго будет толочь воду в ступе, потому что лицо нужно сохранить и нам, и японцам. А параллельно будем тихой сапой двигаться в направлении сотрудничества. Лед, как мы видим, уже тронулся…

— Есть риск, что РФПИ завалит сотрудничество с Японией, — считает заместитель директора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая Андрей Островский. — Напомню, что российский Фонд, в частности, выступает инвестором в российско-китайском проекте строительства моста через реку Амур на границе с Китаем. Мост, напомню, до сих пор стоит недостроенным, по вине именно российской стороны.

Возможно, на $ 1 млрд., вложенный Японией и Россией в совместный фонд, и удастся привлечь $ 10 млрд. Но возникает вопрос: есть ли у РФПИ стартовая сумма в полмиллиарда долларов? Ведь мост через Амур рискует превратиться в долгострой, а на его завершение требуется куда меньшая сумма.

Вот японцы свои полмиллиарда долларов в совместный фонд точно внесут. Поскольку захотят развивать на эти деньги территорию Южных Курил, чтобы потом — по факту — этими островами владеть.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня