18+
понедельник, 23 октября
Экономика / Нефть и газ

Эрдоган «отжимает» трубы «Газпрома»

Не повторит ли «Турецкий поток» судьбу национализированного Akfel Holding

  
19802
Эрдоган «отжимает» трубы «Газпрома»
Фото: DPA/TASS
Материал комментируют:

Во вторник, 20 декабря, в российских СМИ появилась информация о том, что власти Турции национализировали крупнейший актив «Газпрома» в стране. Речь идет о переходе частного импортера газа Akfel Holding в государственную собственность.

Крупнейшие структуры Akfel Holding — Akfel Gas (контракт с «Газпромом» на 2,25 млрд. кубометров газа в год), Avrasia (0,5 млрд.) и Enerco (2,5 млрд.). Совместное предприятие Akfel и «Газпромбанка» владеет 60% акций двух из трех крупнейших структур холдинга, еще 40% в Enerco принадлежат австрийской OMV. В самом Akfel Holding у «Газпрома» есть миноритарный пакет.

Также российская компания имеет опцион на покупку 50% в Akfel Gas, но сделка, начатая в 2014 году, не была завершена из-за отсутствия одобрения турецкого регулятора. На компании группы Akfel приходится до 55% в портфеле поставок «Газпрома» частным турецким импортерам и приблизительно 20% от поставок российского газа в Турцию.

«Коммерсант» со ссылкой на собственные источники пишет о том, что совет директоров в холдинге сменился еще 2 декабря. Глава «Газпрома» Алексей Миллер, якобы, болезненно воспринял эту ситуацию и пытался добиться разъяснений от турецкого премьера Бинали Йылдырыма во время визита последнего в Москву 6 декабря, но безуспешно. Издание предполагает, что сложившаяся ситуация может негативно повлиять на переговоры о цене на газ для турецких компаний на следующий год, которые, опять-таки по данным инсайдеров, уже начинают сворачивать. Кроме того, это ставит под угрозу реализацию главного совместного проекта России и Турции в энергетике — газопровода «Турецкий поток».

В свете жестокого убийства российского посла Андрея Карлова в Анкаре эти новости выглядят тем более тревожно. Однако стоит отметить, что национализация активов холдинга прошла не просто потому, что турецкие власти решили отобрать их у «Газпрома», а в рамках процессов, начавшихся после попытки неудачного переворота в Турции. Власти действовали по чрезвычайному декрету N674, который позволяет государству брать под контроль компании, подозреваемые в финансировании оппозиционера Фетхуллаха Гюлена. Именно его Анкара называет организатором попытки переворота. Этот декрет уже так или иначе затронул более тысячи компаний в Турции.

Стоит отметить, что в самом «Газпроме» ситуацию никак официально не комментируют. Эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев полагает, что российские СМИ преждевременно подняли панику, и вопрос еще может быть урегулирован в рамках двусторонних переговоров.

— Случаи национализации иностранных активов на территории государства не являются такой уж редкостью в международной практике. Взять хотя бы Венесуэлу, где правительство Уго Чавеса в 2011 году национализировало иностранные нефтяные и золотодобывающие компании, несмотря на наличие межправительственных соглашений о защите иностранных инвестиций. Именно благодаря таким соглашениям акты национализации успешно оспариваются в международном арбитраже ICSID при Всемирном банке. Арбитраж присуждает многомиллиардные компенсации, хотя Венесуэла пока отказывается их выплачивать и продолжает оспаривать.

В любом случае, существуют международные юридические механизмы урегулирования таких ситуаций. Кстати, у России и Турции тоже есть межправительственное соглашение «о поощрении и взаимной защите капиталовложений», подписанное в Анкаре 15 декабря 1997 г. Оно должно было действовать в течение 15 лет. После этого срока «остается в силе до истечения двенадцати месяцев с момента, когда одна из Договаривающихся Сторон письменно уведомит другую Договаривающуюся Сторону о своем намерении прекратить действие настоящего Соглашения». Насколько я знаю, о его расторжении никто не заявлял.

«СП»: — То есть «Газпром» может оспорить решение Анкары?

— Судя по публикации «Ъ» (а информации из других источников мы не имеем), речь пока не идет о национализации в юридическом смысле: турецкие власти только сменили совет директоров Akfel Holding по чрезвычайному декрету N674, принятому после июльской попытки госпереворота в Турции. Национализация «де-факто», о которой сообщает пресса, и национализация «де-юре» — это все-таки немножко разные вещи. Пока не узаконен переход прав собственности от акционеров к государству, все это выглядит как временная мера. Следовательно, спорные вопросы можно урегулировать в ходе политических переговоров. Тем более что поводов для переговоров сейчас много, включая тот же «Турецкий поток».

«СП»: — Но «Газпром» наверняка не захочет лишиться такого прибыльного актива?

— О структуре собственности нужно сказать отдельно. Как пишет «Ъ», «Газпрому» принадлежит лишь миноритарный пакет в Akfel Holding, а опцион «Газпрома» на покупку 50% в Akfel Gas еще не был исполнен, так как отсутствует одобрение сделки турецким регулятором. Что касается других структур, получается, что «Газпром» вовсе не контролировал эти компании, а только имел в них доли. Не вполне понимаю, как установление правительственного контроля над Akfel Holding может лишить «Газпром» его долей.

Опять же, главный и реальный интерес «Газпрома» в данных компаниях — это контракты на поставку газа. Насколько я понимаю, эти контракты никто не расторгал и не собирается расторгать. Скорее всего, они будут продлены и даже расширены по мере строительства «Турецкого потока». В любом случае, пресса рано начала бить тревогу. Все эти вопросы будут решаться скорее на политическом, чем на юридическом уровне. Видимо, этим и объясняется достаточно сдержанная реакция руководства «Газпрома».

Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин также полагает, что вопрос должен быть решен в политической плоскости.

— Если эта информация подтвердится, вопрос только в готовности сторон идти на компромисс. Судя по опубликованной информации, национализация проходит в рамках процессов, идущих в Турции после неудачного переворота. Это внутренняя политика Анкары, и «Газпром» стал косвенно пострадавшим в результате ее реализации. Думаю, что при желании, стороны могут договориться об устраивающем всех решении. Возможно, «Газпрому» будут предложены другие активы или компенсация, гарантия сбыта газа на определенных условиях или другие варианты.

Это не самый приятный момент, но вполне рабочий. Разбираться с ним нужно не только на уроне «Газпрома», но и на государственном уровне. У нас сотни совместных проектов, и если по одному возникают вопросы, стороны должны их решить. Думаю, перспективы уладить разногласия хорошие. В конце концов, турки очень старались наладить отношения, и они не хотят, чтобы Россия потеряла интерес к их газовому рынку.

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник не исключает, что этот случай осложнит отношения Москвы и Анкары в энергетической сфере.

— Национализация одного из трейдеров, контролирующего порядка 10% турецкого экспортного рынка, это достаточно неприятный момент. Эти объемы, по сути, выпадают из экспортного портфеля «Газпрома». Это накладывает дополнительную нагрузку на и без того существующие проблемы стратегического характера. Например, на «Турецкий поток», который может развиваться не в том формате, в котором планировалось. Кроме того, из-за этой ситуации могут серьезно осложниться переговоры о цене на газ с турецкими частными компаниями.

Но если актив действительно национализирован, сейчас все в руках Эрдогана. Так что нужно смотреть, как будут действовать первые лица Турции, это наверняка будет влиять и на корпоративные переговоры.

«СП»: — Мы только начали налаживать отношения с Турцией после инцидента с нашим самолетом, и вот уже происходят не совсем понятные действия со стороны Анкары. Можно ли с таким подходом считать Турцию надежным партером в серьезных проектах вроде «Турецкого потока»?

— Я бы сказал, что после случая с самолетом отношения довольно быстро удалось наладить. Негативная политическая составляющая была нивелирована, главы двух государств поддержали развитие практического взаимодействия во всех сферах, в том числе энергетической. Это касается не только «Турецкого потока», но и атомной электростанции «Аккую». Так что все было достаточно позитивно и динамично.

Вчерашнее трагическое убийством нашего посла в Турции, хотя и было очевидной провокацией, несомненно, наложит отпечаток на энергетическую сферу. В этой отрасли не все так гладко, как хотелось бы. Уровень террористической угрозы в Турции высок, поэтому даже если проект газопровода будет реализован, необходимо усилить его контурную безопасность. Потому что взрывы газовых магистралей — это колоссальные транзитные срывы и издержки. Турки должны усиливать инфраструктурную безопасность, а это дополнительные расходы, которые усложняют переговорное поле.

«СП»: — Может, необходимо снова отложить реализацию «Турецкого потока»?

— «Турецкий поток» никто не отменит, да в этом и нет смысла. Этот проект, обходящий Украину с юга, остается одним из приоритетных для «Газпрома». Но динамика по этому проекту пока не очевидна. В силу политического фона самой Турции и других факторов возможны торможение его реализации, пересмотр мощности трубы и других параметров.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня