18+
вторник, 28 февраля
Экономика / Нефть и газ

Нефтегаз-2017: к каким берегам труба выведет

Транзитная война с Украиной, споры вокруг «Северного потока-2» — что ждет отрасль в новом году

  
18896
Нефтегаз-2017: к каким берегам труба выведет
Фото: DPA/ТАСС

Мы продолжаем публикацию прогнозов на 2017 год. Сегодня речь пойдет о нефтегазовой сфере — важнейшем секторе российской экономики.

За 11 месяцев 2016 года экспорт газа из России вырос на 30,8%, составив 176,7 млрд. кубов, говорится в мониторинговом отчете Минэкономразвития. Из них экспорт в дальнее зарубежье возрос на 12,5%. Экспорт нефти из России за указанный период увеличился на 5,1% и составил 233,7 млн. тонн.

Интересно, что несмотря на санкции и политическую напряженность, «Газпром» стал лидирующим поставщиком голубого топлива в Европу. Его доля достигла примерно трети от европейского потребления газа. Судя по отчету Interfax Global Energy, в 2016 европейский газовый рынок вырос на 4−5%, а поставки «Газпрома» на него выросли на 13%.

В конце 2016 года глава концерна Алексей Миллер рассказал, что газопровод «Северный поток», соединяющий Германию и Россию загружен на 100%. В течение суток по трубе проходило более 150 миллионов кубометров газа. По словам Миллера, этот факт свидетельствует о том, что проект «Северный поток-2» по-прежнему чрезвычайно востребован на европейском рынке. Он добавил, что работы ведутся строго по графику, введение в эксплуатацию новой ветки газопровода ожидается в 2019 году.

Несмотря на очевидные успехи российской нефтегазовой отрасли, в 2017 году ее может ждать ряд трудностей. Первый на очереди — возможный газовый конфликт с Украиной и, как следствие с Европой из-за перебоев в транзите энергоносителей.

Как известно, украинская сторона отказалась от закупок у «Газпрома» и в этом году закачала в подземные газохранилища рекордно низкие объемы газа — около 14,5 млрд. кубометров, тогда как раньше этот показатель не опускался ниже 16 млрд. кубов. Киев утверждает, что этого хватит для нормального прохождения зимнего периода, но эксперты считают, что в случае холодной зимы Украине придется или экстренно возвращаться к закупкам российского газа, или несанкционированно отбирать его из трубы у европейцев.

В прошлые годы удавалось согласовать «зимние пакеты» при посредничестве Брюсселя, но на этот раз трехсторонние переговоры в конце года не принесли успеха. Несмотря на слова Алексея Миллера о том, что «Газпром» готов возобновить поставки газа при внесении предоплаты, Украина платить, судя по всему, не собирается, и рассчитывает на теплую зиму и на удачу.

Трудности могут возникнуть и с реализацией «Северного потока-2». Несмотря на заверения в том, что все идет по плану, европейское руководство не спешит давать окончательное разрешение на его строительство. Кроме того, препятствия чинят некоторые европейские страны, например, Польша. Варшава подала иск против решения Еврокомиссии о расширении доступа «Газпрома» к газопроводу OPAL и, как заявил в конце года глава польской энергетической компании PGNiG Петр Возняк, смогла заблокировать это решение до момента его рассмотрения Европейским судом. Украина, кстати, тоже активно протестует против «Северного потока-2», который может оставить ее без транзита, но к ее мнению Брюссель не обязан прислушиваться.

Перспективы «Турецкого потока» выглядят лучше, особенно после восстановления отношений с Турцией и ратификации парламентом соглашения о его строительстве. Однако если с первой веткой в саму Турцию проблем может и не возникнуть (если, конечно, внутриполитическое положение в стране останется стабильным), то что ждет вторую ветку, которая должна дойти до Южной Европы по морю, пока не ясно.

Наконец, не совсем понятно, чего ждать в 2017 году от нефти — постоянного источника беспокойства для российских властей. В начале 2016 ее стоимость падала до 27 долларов за баррель Brent, но под конец года котировки выросли до 57 долларов на фоне решение ОПЕК и ряда нефтедобывающих стран о сокращении добычи. Для российского бюджета, сверстанного из расчета среднегодовой цены в 40 долларов в 2017, это неплохой показатель. Но можно ли рассчитывать, что непредсказуемое «черное золото» не преподнесет новых сюрпризов?

«СП» поговорила с экспертами о том, чего можно ждать от нефти и газа в 2017 году и к каким вызовам нужно готовиться.

— Несмотря на рост европейских продаж «Газпромом» в минувшем году, Европейский союз по-прежнему заинтересован в диверсификации источников углеводородов, поэтому судьба «Nord Stream 2» будет непростой, — считает эксперт-аналитик группы компаний «ФИНАМ» Алексей Калачев. — После формального выхода из проекта Engi, OMV, Shell, Uniper и Wintershall, «Газпром» остается единственным оператором проекта, но, если не удастся найти легальную форму для участия западных партнеров, вряд ли ему будет легко биться в одиночку. В этой связи иск Польши, как это ни странно, может, напротив, добавить аргументов для обоснования необходимости строительства новой трубы.

Кстати, относительно диверсификации источников. Если Европе удастся разнообразить поставки газа, думаю, все возражения против новых проектов «Газпрома» будут сняты. Но, во-первых, до этого далеко, а, во-вторых, не факт, что «Газпрому», при высокой конкуренции на рынке, будет интересно иметь избыточные транспортные мощности в этом направлении.

«СП»: — А какие перспективы у «Турецкого потока»?

— В том виде, в котором проект «Турецкий поток» наконец был согласован — одна нитка мощностью 15,75 млрд. кубометров в год для поставок газа на турецкий рынок, вторая, такой же мощности, до западной границы для возможного транзита газа в Южную Европу, — совершенно реален, и нет препятствий для его реализации. Соглашение подписано и ратифицировано турецкой стороной.

Во всяком случае, одна-то нитка точно может быть построена. Ее реальное предназначение состоит в том, чтобы удвоить транспортные мощности уже действующего «Голубого потока» для турецкого импорта российского газа. Действующая нитка «Голубого потока» пропускает те же 15,5 млрд. м3, а экспорт «Газпрома» в Турцию составляет 25−30 млрд. м3. Фактически, это будет «Голубой поток -2», только называться будет по-другому.

По второй нитке «Турецкого потока» полной уверенности нет. Построить-то ее можно, но будет ли она реально использоваться, зависит от позиции тех европейских государств, куда планируется транзит. Думаю, в конце концов, она будет согласована, но не факт, что именно в 2017 году.

«СП»: — Возможны ли газовые конфликты с Украиной и Евросоюзом этой зимой?

—  В наше время ничего нельзя исключать, однако серьезных оснований для конфликта именно этой зимой я не вижу. Споры и разбирательства в международных судах между «Газпромом» и «Нафтогазом» идут своим чередом. Транзит через территорию Украины в Европу продолжается своим порядком, постепенно сокращаясь в объеме по мере расширения альтернативных маршрутов. Украина покупает газ в Европе и получает его по реверсу. Если не вмешаются какие-либо политические мотивы, конфликта не будет. Экономического смысла в нем нет.

«СП»: — Если говорить о еще одном стратегическом ресурсе — нефти, чего мы можем ждать от нее в следующем году?

 — В первой половине года рынок нефти будет полностью определяться тем, как будут соблюдать свои договоренности по снижению добычи члены ОПЕК и присоединившиеся к соглашению нефтедобывающие страны. Многое прояснится уже к февралю, когда станет трудно манипулировать рынком одними заявлениями. Если к этому времени рынок получит практическое подтверждение, что добыча действительно снижается, то нефтяные цены смогут добавить к текущим котировкам еще 5−7 долларов за баррель. Но вряд ли больше, так как дальше включатся нефтедобывающие компании стран, не присоединившихся к соглашению. Не будем забывать, что за рамками соглашения остались США, Канада, Норвегия, Китай и Бразилия. Их возможности по наращиванию добычи остаются сдерживающим фактором для продолжения роста котировок.

Если же, по чье-либо вине, договоренности будут сорваны, биржевые котировки не замедлят нырнуть вниз. И тогда нефтедобытчикам придется спасать рынок новым раундом переговоров о сокращении. Таким образом, по марке Brent на первую половину года можно закладываться в диапазон с верхней границей около уровня 60 долларов за баррель, с возможностью подъема до 65 долларов, если договоренности о сокращении будут соблюдаться, и нижней границей в районе 45 долларов с возможным провалом до 40, если соглашение будет сорвано.

Вторая половина года будет определяться теми изменениями в балансе спроса и предложения, которые будут достигнуты в процессе сокращения добычи, а также дальнейшими намерениями и действиями картеля.

Заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач полагает, что нужно быть готовыми к газовым проблемам с Украиной в начале года.

— Шансы на то, что этой зимой будут проблемы с транзитом, очень велики. Поведение украинских властей сильно укрепляет это опасение. Они искусственно могут создать кризисную ситуацию для того, чтобы нанести репутационный ущерб поставкам российского газа на европейские рынки. Плохо, что при этом могут пострадать конкретные потребители, которые ни в чем не виноваты, но недополучат необходимые объемы газа.

«СП»: — Почему в прошлые два года, несмотря на разногласия, при посредничестве Европы удавалось согласовать зимние пакеты, а сейчас Брюссель не оказывает давления на Киев для того, чтобы, в том числе, гарантировать бесперебойный транзит?

— Можно только гадать, почему Брюссель не оказал должного давления на Киев. Возможно, они верят в порядочность украинского руководства, в то, что они не посмеют несанкционированно отбирать газ. Мы же исходим из того, что Украина в настоящий момент не готова к прохождению осенне-зимнего максимума. Газа в хранилищах недостаточно для того, чтобы пройти этот сезон. Любые холода в районе минус 20 градусов автоматически будут создавать кризисную ситуацию. Без прямых закупок у «Газпрома» Украина не сможет обеспечить суточный баланс. А если она не закупает газ, она будет его отбирать.

Есть еще надежда, что Киев опомнится, переведет предоплату и решит проблему недостаточных энергоресурсов цивилизованным путем. Но украинские власти жестко заявляют, что не намерены этого делать, и собираются пройти зимний сезон в нынешнем режиме. Что ж, флаг им в руки, нам остается только ждать и смотреть, что из этого выйдет.

«СП»: — А что ждет «Северный поток-2»?

— Польша уже давно протестует против российских газопроводных проектов в Европу. Иск по расширению использования мощностей OPAL «Газпромом» касается даже не второго, а первого «Северного потока»… Думаю, «Северный поток-2» будет продвигаться постепенно, враги не дремлют. Они будут методами юридических проволочек и политического давления пытаться оказать воздействие на стороны, принимающие решения. Основными объектами такого воздействия станут европейские партнеры «Газпрома» и правительства стран, которые должны выдавать решения на строительство газопровода.

Но при наличии первого «Северного потока» и уже понятных юридических процедур говорить о том, что новый проект нарушает какие-то нормы, просто абсурдно. В частности, это касается экологических норм. Очевидно, что существующий «Северный поток» не только их не нарушает, но и создает дополнительные плюсы для экосистемы Балтийского моря за счет инвестиций, создания системы комониторинга, расчистки трасс, всего того, что до этого не делалось. Все это осуществляют акционеры проекта в рамках социальной активности. Так что проблемы возможны только в политической плоскости. В 2017 году посмотрим, удастся ли правительствам заинтересованных стран устоять против политического прессинга.

Нужно сказать, что у «Северного потока-1» был тот же набор оппонентов, так же возмущались поляки и наши прибалтийские друзья, против были американцы. Но проект удалось реализовать.

«СП»: — А что с «Турецким потоком»?

— Разговор идет о двух ветках потока. Но вторая опциональна, потому что не является необходимой для турецкого рынка. Доля российского газа на турецком рынке вдвое выше, чем в Европе. Но в то же время есть тенденции, которые замедляют рост газового рынка Турции. В этом году он показывает снижение спроса.

Тем не менее, потребность Южной Европы в дополнительных источниках поставок газа очевидна. А наличие такого проблемного транзитера, как Украина, создает большие проблемы для региона. Дополнительный маршрут, инвестиции и поставки — это хорошо для развития рынка.

Не исключаю, что южноевропейские страны во главе с Италией начнут более активно отстаивать свои интересы, которые они ранее не смогли отстоять в рамках проекта «Южный поток». Поэтому вполне возможна динамика не только по турецкой, но и по европейской ветке этого проекта. Он уже в значительной степени проработан и нужна только политическая воля для его реализации.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня