Экономика / Нефть и газ

Украина «попала» еще на 5 миллиардов

«Газпром» выставил Киеву новый счет за нарушение контрактных условий

  
10146
Украина «попала» еще на 5 миллиардов
Фото: Zuma/ТАСС

«Газпром» выставил Украине новый счет на сумму в 5,319 млрд долл. Об этом представители российской компании сообщили во вторник, 17 января. Речь идет о выплатах, которые «Нафтогаз» должен внести по обязательному контрактному условию «бери или плати» (take-or-pay). Этот пункт прописан в соглашении 2009 года и означает, что покупатель должен оплатить часть законтрактованных объемов вне зависимости от того, отобрал он их в действительности или нет. В случае с Украиной это не менее 80% от 52 млрд. кубометров в год.

Впрочем, украинская сторона уже давно заявила, что условие «бери или плати» неправомерно и отказалась вносить по нему оплату. Последние несколько лет Киев не выбирал положенную норму газа, а с конца 2015 года и вовсе отказался закупать энергоносители у «Газпрома», предпочитая получать «голубое топливо» по реверсу из Европы, хотя это обходилось дороже.

Сейчас у Украины есть 10 дней для того, чтобы погасить штраф, но всем очевидно, что делать этого Киев не собирается. Поэтому претензии «Газпрома», вероятней всего, будут перенесены в Стокгольмский арбитраж, где уже рассматривается иск российской компании к «Нафтогазу» общей суммой в 38 с лишним миллиардов долларов. Новые пять миллиардов просто прибавят к «счету».

Как заявил журналистам председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, условие «бери или плати» — это «основополагающий, базовый принцип работы газовой отрасли». Условие take or pay не действовало только в тех кварталах, когда это было согласовано в рамках «зимних пакетов» для Украины при посредничестве ЕС.

Жесткая позиция «Газпрома» по условиям контракт понятна, особенно с учетом того, что в Стокгольмском арбитраже рассматриваются и ответные претензии «Нафтогаза» на 28,3 млрд долл. Дело в том, что в Киеве считают, что все прошлые годы они переплачивали за газ, а российская компания, напротив, недоплачивала за транзит и транспортировала недостаточные объемы. Отсюда и получившаяся сумма иска.

Кроме того, Украина не так давно выставила «Газпрому» дополнительный счет на 6,6 млрд долл. Это связано с решением украинского антимонопольного комитета о том, что «Газпром», якобы, пользовался положением монополиста на украинском рынке, а также с санкциями киевского районного суда за невыплату наложенного штрафа. В российской компании эти претензии отрицают, указывая на то, что «Газпром» вообще не оперирует на территории Украины, передавая законтрактованный европейцами газ на своей западной границе.

Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев в декабре 2016 заявил, что если Стокгольмский суд вынесет решение в пользу «Газпрома», у компании не будет средств, чтобы выплатить огромную сумму иска. Не все эксперты уверены в том, что арбитраж полностью удовлетворит претензии «Газпрома».

Впрочем, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов указывает на то, что юридически шансы «Газпрома» в арбитраже намного выше.

— У нас с «Нафтогазом» существует контракт, в котором четко прописаны все моменты, по которым «Газпром» обратился в суд. Там указаны цифры, зафиксировано, сколько Украина должна выбирать газа, какие штрафы положены, если она этого не сделает. «Газпром» просто считает штрафные санкции по контракту и выставляет Киеву иск.

Украина же пытается апеллировать не к контракту, а к тому, что на момент заключения соглашения изменился средний уровень цен, а «Газпром», якобы, заставил их платить больше. Проблема для Киева в том, что он контракт подписал, более того, «Газпром» предлагал к нему скидку. Российская компания обращается в суд по конкретному документу, условия которого находятся в открытом доступе. Его прелесть в том, что он формализовал все детали наших газовых отношений на десять лет.

Украина же занимается некими умозрительными расчетами. В контракте действительно есть пункт, что он может быть пересмотрен в случае серьезных изменений глобальных базовых условий функционирования рынка. Но даже в этом случае соглашение должно быть изменено в двустороннем порядке — нужно садиться и договариваться. И это происходило. «Газпром», к примеру, в результате переговоров отменял тот самый пункт take or pay в нескольких кварталах. Компания шла на уступки. Но она сознательно не оглашалась на изменения контракта.

«СП»: — Почему?

— Потому что с Украиной по-другому нельзя. Если все условия не будут четко и однозначно прописаны в контракте, начнется обман, придумки и все остальное. Киев фактически подал в суд на нежелание «Газпрома» менять пункты контракта так, как ему хочется. А «Газпром» подал иск на нежелание Украины выполнять уже подписанный договор. Юридически это совершенно разные истории. Поэтому и перспективы у исков разные. Другой вопрос, что суды такие идут очень долго, могут растягиваться на несколько лет

«СП»: — Но украинская сторона утверждает, что «Газпром» тоже не выполняет свои обязательства по транзиту газа через ее территорию, как быть с этим?

—  В контракте действительно есть пункт, по которому «Газпром» должен транспортировать через территорию Украины определенный объем газа. Но штрафные санкции в случае не выполнения этого условия в документе не прописаны, в отличие от take or pay. Украина сама рассчитала это каким-то загадочным образом и включила в иск.

«СП»: — А что с новыми штрафными санкциями Киева против монопольного положения «Газпрома»?

— Решение суда города Киева — это все равно, что решение Басманного суда города Москвы. Там шансов у «Газпрома» нет никаких, и это очевидно. Но газовый контракт четко фиксирует и вопрос того, где ведется арбитраж. И это место — Стокгольмский суд, а не суд Киева или Москвы. Чего ради Украина подала иск в суд Киева — непонятно. Это просто смешно.

Все прекрасно понимают, что это филькина грамота. Если Украина на основании решения своего городского суда начнет арестовывать газ в трубе, объяснить такие действия европейским партнерам будет очень сложно. А европейским партнерам, в свою очередь, сложно будет найти аргументы против строительства альтернативных газопроводов в Европу с таким ненадежным транзитером. Да и мы видим, что Украина пока не начинает процедуру ареста и отбора газа, и объясняется это очень просто — тем, что даже в Брюсселе такие действия защитить не смогут. Напротив, у них возникнет очень много вопросов к Киеву.

«СП»: — Но ведь бывали случаи пересмотра условия take-or-pay для европейских компаний в арбитраже, разве Украина не может сделать то же самое?

— В период высоких цен на газ действительно были случаи, когда европейским компаниям удавалось в суде оспорить принцип take-or-pay. Но здесь есть очень важный момент. Им удавалось оспорить этот пункт на основании того, что изменились условия функционирования рынка. Нефтяные цены выросли, а вместе с ними выросла и стоимость газа, привязанная к ним. Компании апеллировали к тому, что по новой повышенной цене они условие «бери или плати» выполнять не могут, и суд к ним прислушивался.

Но с Украиной ситуация совсем иная. Киев покупает газ по реверсу, причем по цене на 20−30 долларов за тысячу кубов дороже, чем предлагает «Газпром». Даже министр энергетики Украины признал этот факт. И когда украинские власти гордо заявили, что покупают реверсный газ дороже, чем у «Газпрома», они окончательно убили свои шансы на то, чтобы оспорить в суде принцип take-or-pay, особенно по 2016 году. Они ведь не просто сократили потребление, как сделали европейские компании, а стали покупать газ в другом месте и дороже.

«СП»: — Что, если «Газпром» выиграет суд? Разве «Нафтогаз» сможет выплатить такую огромную сумму?

— Задача «Газпрома» не в том, чтобы взять с Украины эти 40 миллиардов. Задача в том, чтобы долг Украины был больше, чем то, что они требуют с российской компании. Они должны иметь в виду, что должны нам денег. Это будет их дисциплинировать. Особенно если это будет зафиксировано в решении Стокгольмского арбитража.

Самое же главное в том, что если Украина откажется возвращать долг, «Газпром» обратится к Брюсселю и скажет: «Ребята, мы собираемся строить „Северный поток-2“, а вы нам не даете. Но вот у нас есть Украина, которая должна нам денег, и не возвращает. Как нам с таким транзитером строить отношения?» В случае арбитража вопрос не столько в деньгах, сколько в том, что решение в нашу пользу станет дополнительным аргументом в переговорах с Европой.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня