Кудрин vs Орешкин: Кто поднимает Россию с колен

Глава ЦСР знает как нарастить темпы роста до 4% ВВП

  
9472
На фото: министр экономического развития РФ Максим Орешкин и заместитель председателя Экономического совета при президенте РФ Алексей Кудрин (слева направо)
На фото: министр экономического развития РФ Максим Орешкин и заместитель председателя Экономического совета при президенте РФ Алексей Кудрин (слева направо) (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)
Материал комментируют:

Глава ЦСР Алексей Кудрин обнародовал часть предложений разработанной им стратегии развития России до 2024 года. В статье «Бюджетный маневр и структурная перестройка российской экономики», опубликованной в журнале «Вопросы экономики», экс-министр финансов заявляет о необходимости перераспределения бюджетных расходов для проведения реформ. Его соавтором в работе выступил завлабораторией Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Илья Соколов.

Вот как выглядят ключевые постулаты Кудрина:

— при отсутствии структурных изменений в экономике к 2035 году государственные расходы значительно превысят доходы, что снизит устойчивость бюджетной системы;

— ухудшится динамика добычи нефти и газа при росте спроса на общественные услуги и инвестиции со стороны госсектора;

— в результате рост ВВП не будет превышать 2,5%.

Проведение реформ, считает Алексей Кудрин, позволит экономике РФ ускориться до 4%. При этом расходы после 2019 года следует зафиксировать на отметке 34% ВВП, перераспределив в сторону ускоряющих развитие экономики проектов. Так, предлагается увеличить инвестиции в образование на 0,8−1% ВВП, здравоохранение — на 0,7−0,8% ВВП.

Читайте по теме

Для окупаемости вложений в человеческий капитал предлагается реформировать начальную школу, введя подготовительные классы. Кроме того, в старшей школе возможно введение профилирования. Авторы работы заявляют о необходимости формирования сети исследовательских университетов, обучающих студентов по прикладным специальностям. Предлагается развить и систему среднего специального образования — в частности, в области высоких технологий.

В области здравоохранения, считают Кудрин и Соколов, необходимо развивать системы профилактики заболеваний и скорректировать программы ведения хронических больных. Такие меры должны увеличить продолжительность жизни в России до 76 лет.

Но за эти блага придется заплатить, и немало. Стратегия развития предполагает сокращение расходов на безопасность и оборону, а также повышение пенсионного возраста.

Предполагается по умолчанию, что стратегия, над которой работает Алексей Кудрин, может стать программой кандидата на президентский срок 2018−2024 года Владимира Путина, который, впрочем, не объявил о готовности баллотироваться. На деле, станет ли стратегия президентской программой — вопрос открытый.

В конце мая ЦСР передал Путину завершенный план стратегии-2024. Однако еще раньше, на встрече 16 мая, президент заявил, что основой будущего плана действий власти может стать «план действий правительства на 2017−2025 годы», разработку которого премьер Дмитрий Медведев поручил главе Минэкономики Максиму Орешкину. В итоге, 30 мая на президентском совещании Владимир Путин предложил создать на базе всех документов «объединенную экономическую стратегию» с неопределенными сроками разработки.

Что в реальности дает России «план Кудрина», каковы шансы, что его одобрит президент Путин?

— Главное в публикации главы ЦСР — момент, когда она появилась, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Как раз сейчас правительство РФ вышло на финальную стадию подготовки бюджетной трехлетки 2018−2020 годов. Мнение Алексея Кудрина в этой ситуации является сигналом о тех моментах, которые кабмину следовало бы учесть.

По сути, в опубликованных материалах подтверждена классическая позиция так называемой «группы Кудрина». Она сводится к трем пунктам. Во-первых, мы не можем достигнуть роста свыше 2% ВВП в год, если не будем проводить структурные реформы. Во-вторых, такие реформы всегда начинаются с модернизации бюджетной политики. Последнее подразумевает повышение эффективности государственных расходов при их стабилизации на определенном уровне — в данном случае, на отметке 34% ВВП. В-третьих, повышение эффективности госрасходов должно сочетаться с их перераспределением.

С точки зрения Кудрина, мы не можем выйти на среднемировые темпы роста, если не будем стимулировать инвестиции. Причем, инвестиции не только в основной капитал. С учетом нынешних условий — встречей с новой технологической волной, плюс старением населения — инвестиции необходимы в человеческий капитал.

На мой взгляд, маневр, который предлагает Кудрин, совершенно неизбежен для перехода к новой модели экономического развития.

«СП»: — Можно ли сказать, что этот маневр предполагает размен оборонных программ на социальные?

— Прежде всего: вне зависимости от целей, начинать реформы нам нужно с повышения расходов на науку, образование и здравоохранение. Как мы сейчас видим, майские указы президента от 2012 года, которые были как раз на это ориентированы, исполняются в лучшем случае на «троечку». В результате в образовании в России наблюдается явная стагнация, а в здравоохранении — стремительная деградация всей системы.

Думаю, расходы на эти сферы будут повышены уже в бюджетной трехлетке 2018−2020.

Что касается расходов на оборону, их пик пройден. Уже в текущем году эти расходы начали планово снижаться, плюс в 2018 году заложено некоторое сокращение военных расходов по номиналу.

С моей точки зрения, военные расходы следует воспринимать как резерв на крайний случай. Потому что противопоставления «человеческий капитал против оборонных расходов», как и «пушки против масла» — всего-навсего популистский ход.

Чтобы экономить, начинать нужно вовсе не с военного бюджета. Избыточные объемы наших государственных расходов рассыпаны по всем бюджетным статьям. В том числе, из-за текущей социальной политики — в силу того, что она осуществляется безадресно.

Добавляет сложностей, конечно, и дефицит Пенсионного фонда, проблему которого нужно решать достаточно быстро. Между тем, это невозможно сделать без комплексной перезагрузки всех пенсионных систем. А такую перезагрузку вряд ли можно осуществить без повышения пенсионного возраста — как бы негативно к этой идее не относиться.

Читайте также

«СП»: — Если не сокращать расходы на оборону, где в первую очередь найти «лишние» деньги?

— В государственных инвестициях. В этом легко убедиться, ознакомившись с июльским отчетом Счетной палаты. В нем говорится, что палата выявила нарушения на сумму 3,3 млрд руб. по итогам проверки исполнения закона о федеральном бюджете на 2016 год в Минэкономики. Согласно отчету, Минэкономики неправильно заполнило формы бюджетной отчетности, неверно отразило расходы по подразделам бюджетной классификации, а также не проконтролировало соблюдение условий предоставления субсидий.

По сути, отчет говорит об одном: наши федеральные целевые программы неоправданно раздуты. И потому в структуре государственных инвестиций то и дело возникают перекосы.

Этот резерв для перераспределения финансирования «по Кудрину» лежит на поверхности. И им следует воспользоваться, потому что, не наведя порядок в госинвестициях, трудно будет стимулировать инвестиции по экономике в целом.

Собственно, своей публикацией Кудрин напомнил об этих проблемах. И, думаю, некоторые из его выводов кабмин действительно примет во внимание.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня