Экономика / Кризис на Украине

Киев обвел вокруг пальца российский ВТБ

Потери банковского холдинга на Украине могут составить 25−27 млрд. рублей

  
25587
На фото: глава ВТБ Андрей Костин
На фото: глава ВТБ Андрей Костин (Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС)

Группе ВТБ вряд ли удастся продать активы на Украине. Об этом в среду, 6 сентября, заявил глава ВТБ Андрей Костин в кулуарах Восточного экономического форума (ВЭФ).

«Будем сокращать размер бизнеса и издержки, продавать потихонечку активы, забирать кредиты, что можно, и всякие залоги продавать. И оттуда свертываться. Продать там, наверное, никто ничего не даст», — сказал Костин.

Заметим: сейчас на Украине работают два дочерних банка группы — ВТБ (Украина) и БМ банк. Оба выставлены на продажу. Однако Национальный банк Украины (НБУ) не одобрил ни одну из заявок от потенциальных покупателей.

На деле, за дипломатичной фразой Костина о свертывании бизнеса скрываются колоссальные убытки. Ранее в интервью Financial Times глава ВТБ признал, что группа рассматривает сценарий закрытия бизнеса на Украине, и оценивает свои потери при его реализации на уровне 25−27 млрд. рублей.

По сути, эти деньги теряет государство (РФ, в лице Росимущества и Минфина, принадлежит более 60% голосующих акций банка ВТБ). И это оказалось возможным лишь благодаря недальновидной политике российских банкиров.

Еще в 2014 году, после победы Евромайдана, стало очевидно, что «дочкам» российских банков следует убираться из «незалежной». Но они остались, и дали возможность НБУ неплохо зарабатывать, регулярно поднимая вопрос об их докапитализации.

ВТБ докапитализация украинского банка обошлась дороже всего. Осенью 2015 года группа конвертировала в капитал «дочки» межбанковские кредиты на сумму около $ 680 млн. В марте 2016-го наблюдательный совет ВТБ одобрил докапитализацию еще на $ 333 млн. по той же схеме.

В итоге, из-за политики НБУ «дочки» всех российских банков оказались в сложном положении. Но глубже всех увяз именно ВТБ.

Читайте также

По данным НБУ, убыток «дочек» российских банковских групп только за 9 месяцев 2016 года составил 13,6 миллиарда гривен ($ 528 млн. по курсу НБУ). И наибольшие убытки понес именно украинский ВТБ — 5,6 млрд. гривен. Для сравнения: убытки украинского «Сбербанка» оказались почти вдвое ниже — 3 млрд гривен.

Но, как показала жизнь, это были «цветочки» — с учетом озвученных Андреем Костиным итоговых убытков почти в полмиллиарда долларов.

И вот теперь главе ВТБ, похоже, ничего не остается, как жаловаться Financial Times. «У нас возникло много проблем. Они (украинские националисты, — „СП“) бросают камни, устраивают демонстрации, угрожают людям. Мы готовы закрыть бизнес, но для этого потребуется, возможно, еще один год», — перечислил Костин козни бывших украинских партнеров.

Надо думать, теперь НБУ и стоящие за ним украинские власти потирают руки. Им удалось не просто «развести» ВТБ на деньги, но переиграть с разгромным счетом.

И здесь возникают вопросы: почему никто из руководства госбанка не несет ответственности за растрату госсредств? Удастся ли РФ вернуть хотя бы часть денег, закаченных по банковским каналам на Украину?

— История с потерями ВТБ — яркое проявление безответственности, которая сегодня царит в эшелонах власти, — считает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Андрей Костин, с моей точки зрения, также принадлежит к власти, поскольку он управляет государственным банком. Кроме того, история с ВТБ показывает, что у нас нет государства как такового — есть квазигосударственные институты, которые работают отнюдь не на государство, и живут за счет общества.

Глава ВТБ озвучил убытки от закрытия бизнеса на Украине на уровне 25−27 млрд рублей. Но итоговая сумма, замечу, сильно зависит от того, как ее считать. Если, к примеру, включить в убытки помимо материальных активов еще и упущенную прибыль, цифра, уверен, окажется еще более впечатляющей.

Я еще в 2014 году, по горячим следам заварухи на Украине, говорил, что необходимо принимать экстренные меры по выводу активов российских банков с украинской территории. Тогда же я подсчитал, что в противном случае совокупные потери могут составить несколько миллиардов долларов. Цифра не была взята с потолка: я ознакомился с балансами ВТБ, Сбербанка, ВЭБа и Альфа-Банка, и просуммировал активы их украинских «дочек».

Если пересчитать по нынешнему курсу — это потери на сотни миллиардов рублей.

«СП»: — Как реагировал на эту ситуацию кабмин?

— Ситуация была пущена на самотек. Более того, в 2015 году неожиданно возник вопрос о необходимости докапитализации украинских «дочек» российских банков. Вопрос обсуждался на совещании у премьера Дмитрия Медведева. Премьера дружно убеждали, что на этот шаг нужно пойти. Это выглядело как театр абсурда. Украина к тому времени твердо записала Россию во враги, а мы не только не выводили активы, но и собирались накачивать капиталом украинские «дочки».

На этом совещании даже Медведев удивился такому повороту, и спросил: зачем это делать? Впрочем, никаких возражений премьер тогда не озвучил.

Я уже не говорю о том, что по информации СМИ «дочки» российских банков якобы собирались в 2014-м участвовать в выпуске облигаций военного займа — то есть буквально в сборе денег на проведение «АТО». Плюс, дочерние структуры российских банков на Украине предоставляли льготы самим участникам «АТО» заморозкой и списанием процентов по их кредитам, поскольку в июне 2014-го на Украине вступил в силу закон, по которому банки стали обязаны предоставлять такие каникулы: процентная ставка не начисляется и не платятся проценты за период, пока боец находится в зоне «АТО».

Если это действительно так, действия руководителей российских банков уже тогда выглядели, мягко говоря, непатриотичными.

«СП»: — Мы можем сейчас предотвратить потери российских банков на Украине?

— На нынешнем этапе — вряд ли. Единственное, что можно сделать — задним числом произвести «разбор полетов»: оценить качество руководства госбанками и принять соответствующие организационные меры. Плюс, возможно, с помощью компетентных органов оценить, не перешли ли руководители госбанков за рамки УК РФ.

«СП»: — Мы можем попытаться отсудить эти деньги у Киева в международных инстанциях?

— Если бы в Киеве — чисто гипотетически — пришел к власти пророссийский режим, мы списали бы Украине все долги. Плюс, не стали бы настаивать, чтобы украинская сторона возмещала потери российским банкам.

В ситуации же, когда в Киеве сохраняется режим Петра Порошенко, необходимо хотя бы формально поставить вопрос о возврате денег в международных судах. Формально — потому что в последние годы эти суды сильно политизировались, и шансы, что они вынесут решение в пользу РФ, крайне невелики.

— Для группы ВТБ сумма потерь, озвученная Андреем Костиным, не является критичной, — считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — Но, естественно, убытки в 25−27 млрд рублей — это неприятное обстоятельство, поскольку влечет за собой еще и сокращение прибыли всего банковского холдинга.

Плюс в этой ситуации, я считаю, только один: ВТБ не придется под кредиты, выданные украинскими «дочками» — кредиты, которые при любом раскладе можно было считать потерянными — формировать резерв.

К очевидным же минусам для ВТБ, помимо прямых потерь, можно добавить потери имиджевые.

С другой стороны, потери Украины от изгнания «дочек» российских банков куда серьезнее. Российские «дочки» занимали не менее 10% банковского сектора «незалежной». В них было размещено депозитов и вкладов украинских юридических лиц на сумму не менее 80 млрд. гривен, кроме того, «дочки» выдали украинцам не менее 300 млрд. гривен в кредитах.

Но главное — «дочки» безоговорочно признавалась всеми экспертами наиболее здоровой и эффективной частью банковской системы Украины. Сейчас этой эффективной части больше нет.

Можно сказать, что НБУ подпилил сук, на котором сидел.

Читайте также

«СП»: — Еще в марте этого года первый зампред ВТБ Юрий Соловьев оценивал потери группы ВТБ в случае реализации негативного сценария в отношении украинских «дочек» в 10−20 млрд рублей. Почему всего полгода спустя верхняя планка поднялась до 27 млрд?

— Думаю, поначалу подсчет потерь был приблизительным, а сейчас детализировался. Я не считаю, что в оценках Соловьева и Костина имеется противоречие. Уточнение потерь — штатная ситуация для банковского сектора.

«СП»: — Можно ли будет со временем вернуть эти деньги?

— Межгосударственные отношения Москвы и Киева находятся сегодня в точке замерзания. Думаю, все аналитики понимают: в обозримом будущем вопрос компенсаций с украинской стороны будет висеть в воздухе.

Мы, конечно, можем обратиться за компенсацией и в украинские суды, и в международные арбитражные суды. Но в любом случае, подобные разбирательства — процесс небыстрый. Мы видим это на примере лондонского процесса о евробондах Украины, и на примере стокгольмского процесса о взаимных претензиях «Нафтогаза» и «Газпрома».

Возможно, с фиксацией потерь группой ВТБ откроется еще один арбитражный процесс, который будет тянуться столь же долго, и столь же будет зависеть от внешнеполитической ситуации.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня