Экономика / Импортозамещение

Россия перестанет кормить Кавказ, а он обует всю страну

Чем обернутся очередные планы чиновников

  
16697
Россия перестанет кормить Кавказ, а он обует всю страну
Фото: Павел Головкин/ТАСС
Материал комментируют:

Минпромторг намерен превратить Северный Кавказ во всероссийский центр легкой промышленности. Здесь обещают производить отечественную одежду и обувь, которая заместит на рынке китайский и турецкий импорт. «Свободная пресса» вместе с экспертами пыталась разобраться, насколько реальны эти обещания.

Каждый второй россиянин одет в китайское

Заместитель министра промышленности и торговли Василий Осьмаков заявил, что Северный Кавказ должен стать всероссийским центром легкой промышленности. По его словам, развитие легпрома на Северном Кавказе является таким же приоритетом для федерального правительства, как и освоение минерально-сырьевой базы. Среди главных конкурентных преимуществ региона — это дешевая и избыточная рабочая сила и близость крупных рынков сбыта готовой продукции.

По итогам 2016 года легкая промышленность стала одним из отраслевых лидеров экономического роста — выпуск продукции вырос на 5%. Это стало возможным в том числе за счет того, что Минпромторг запустил ряд проектов по производству высокотехнологичных материалов (тканевых и нетканых) для медицины, строительства и сельского хозяйства, а также искусственной кожи для мебельной, автомобильной и авиационной промышленности.

Легкая промышленность в целом в России выиграла от девальвации рубля, поскольку отечественная продукция стала значительно дешевле импортных аналогов, говорит Осьмаков. Его выводы подтверждают и эксперты Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ), недавно опубликовавшие доклад «Валютный курс и ситуация в российской экономике»: авторы исследования указывают, что доля импорта на рынке продукции легкой промышленности составляла 80%.

Читайте также

В частности, три четверти обуви, которая продается в России, сейчас завозится из-за рубежа (это примерно 340 млн. пар в год). Доля импортной одежды еще выше — почти 85% (основной поток, по оценкам экспертов, идет из Китая, на который приходится 45%, а на Турцию — 15%). Факторы, тормозящие развитие отрасли, — это большая зависимость от импортного оборудования, сырья и материалов.

Хлопком займется Алишер Усманов

На фоне объявленной Москвой политики импортозамещения на Северном Кавказе уже начали реализовывать несколько крупных инвестпроектов в легкой промышленности. Только в Черкесске начали строить две фабрики — «Обувь России» (будет выпускать до 1 млн. пар обуви в год под брендами Westfalika, Emilia Estra, «Пешеход» и другими) и «Квест-А» (непрерывный технологический цикл от производства шерсти до выпуска готовых трикотажных изделий). Оба предприятия, впрочем, еще не заработали.

А на минувшей неделе на Северном Кавказе анонсировали, пожалуй, самый амбициозный проект по развитию сырьевой базы для легкой промышленности — речь идет о возрождении хлопководства.

В восьмидесятые годы СССР потреблял ежегодно до 700 тысяч тонн хлопкового волокна, однако после распада Советского Союза сырьевая база была полностью утрачена (к настоящему времени на долю Узбекистана приходится 3% мирового производства хлопка). Волокно для российских фабрик практически полностью закупается — а это 200−250 тысяч тонн ежегодно. Тем более, что, по подсчетам Минпромторга России, потребности внутреннего рынка в хлопке к 2020 году вырастет до 200 тысяч тонн.

Владимир Путин поставил перед губернаторами тех территорий, где в советские годы выращивали собственный хлопок, задачу: возродить эту отрасль. В частности, в Северо-Кавказском крае при Иосифе Сталине возделывалось до 300 тысяч гектаров и даже существовал Всесоюзный НИИ хлопчатника. С началом войны все эти площади были засеяны зерном, которое голодавшей стране было намного нужнее, нежели ткани.

Возродить хлопководство собирается Алишер Усманов: как официально объявил в минувший понедельник губернатор Владимир Владимиров, бизнесмен намерен инвестировать в эту отрасль до $ 1 млрд.

Чтобы курировать этот проект, в правительстве края был даже назначен вице-премьер Эркинбек Алимов. Выращивать на территории бывшего Северо-Кавказского края (точнее, на востоке Ставрополья) собираются 45 тысяч тонн хлопкового волокна и 90 тысяч тонн хлопковых семян.

«Неясно, каким образом будут помогать инвесторам»

С какими рисками может столкнуться Минпромторг России в ходе реализации программы по развитию легкой промышленности на Северном Кавказе? Этот вопрос «Свободная пресса» обсудила с директором Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН Сергеем Дохоляном:

— Как показывает практика СКФО, между заявлениями и реальной реализацией бывает порой огромная пропасть. Например, «Курорты Северного Кавказа»: планы были грандиозные, а результаты более чем скромные!

В случае с новым проектом Минпромторга важно, каким путем планируют его реализовать. Если на той производственной базе, которая сохранилась на Северном Кавказе после приватизации девяностых годов, то проект министерства мало реалистичен. Многие предприятия легкой промышленности прекратили свое существование, а новых не так много.

Второй путь — это инвестирование в легкую промышленность и создание (строительство) новых предприятий. Этот вариант намного интереснее, поскольку позволит реально развивать эту отрасль, создаст дополнительную налоговую базу, новые рабочие места, снизит социальную напряженность.

В таком случае, хотелось бы услышать от министерства, каким конкретно образом будут помогать инвесторам. Лично мне не вполне ясно, каким образом обещания министерства будут осуществляться.

Хотелось бы получить более внятные ответы на вопросы: на каком сырье будут работать промышленные предприятия, будет ли конкурентоспособна новая продукция (по сравнению с аналогичной из Турции и Китая). Промышленному производству требуются подготовленные инженерные и рабочие кадры, а где они будут готовиться?

«Ну попробуйте вывести из тени меховые цеха»

Со сдержанным оптимизмом смотрит на планы Минпромторга России по возрождению легкой промышленности на Северном Кавказе и директор АНО «Молодежный вектор», эксперт в сфере стратегического и инвестиционного консалтинга Игорь Матиенко:

— Что касается производства шерсти, о чем говорит Осьмаков, быстрого старта не получится. Ведь речь, как я понимаю, идет о тонкорунном овцеводстве, а с чистой породой сейчас большие проблемы. Основная ориентация овцеводства на Северном Кавказе — мясное.

Читайте также

Если шерсть на Кавказе и есть, то для выхода на серьезные объемы понадобится время, смена функционеров, сопровождающих эти процессы, инвестиции в племенное поголовье, ветеринарию, кормовую базу, сопутствующую инфраструктуру (непонятно, будет ли пастбищное содержание или стойловое).

Есть регионы с отгонным овцеводством (зимой на равнине — летом в горах), здесь нужна техника для перевозки или скотопрогонники для пешего хода животных. Чабанов также дефицит. Пастбища в СКФО деградируют, в том числе из-за того, что животных выпасают на равнине круглый год (овцы съедают и выбивают травяной покров копытами).

Хорошо, вырастили овцу, постригли, а что дальше? Везти шерсть на Кавказе некуда, кроме Невинномысска. Чтобы создавать производства более высокой степени переработки шерстяного сырья, необходим государственный протекционизм. Так что, думаю, на становление полноценного овцеводческого кластера в СКФО понадобится не менее 8−10 лет.

Что касается других сегментов легкой промышленности, то и тут оптимизма не испытываю. Да, попробуйте вывести из тени «обувной кластер» Дагестана или, скажем, шубные цеха Ставрополья… Ну-ну…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня