Экономика / Аварии

Русская рулетка: Космические амбиции Москвы рухнули в Атлантику

Запуск спутника «Метеор-М» с космодрома Восточный обернулся неудачей

  
24294
Ракета-носитель "Союз-2.1б" с разгонным блоком "Фрегат", космическим аппаратом гидрометеорологического обеспечения "Метеор-М" №2-1 и 18 малыми космическими аппаратами попутной нагрузки во время запуска со стартового комплекса космодрома Восточный
Ракета-носитель «Союз-2.1б» с разгонным блоком «Фрегат», космическим аппаратом гидрометеорологического обеспечения «Метеор-М» № 2−1 и 18 малыми космическими аппаратами попутной нагрузки во время запуска со стартового комплекса космодрома Восточный (Фото: Юрий Смитюк/ТАСС)

Во вторник, 28 ноября, в космосе произошло очередное ЧП с российским спутником. Аппарат «Метеор-М», запущенный ракетой-носителем «Союз-2.1б» с космодрома Восточный, «потерялся» по пути на орбиту вместе с разгонным блоком «Фрегат». По одной из версий, спутник мог упасть в Атлантический океан. В пользу такого сценария, считают эксперты, говорят два обстоятельства: аппарат не удалось обнаружить на орбите, но и взрыва не было зафиксировано.

О нештатной ситуации стало известно примерно через три часа после запуска. Специалисты, контролирующие выведение на орбиту спутника, так и не получили телеметрию космического аппарата. В «Роскосмосе» подтвердили отсутствие связи со спутником.

Позднее в космическом ведомстве предположили, что причиной аварии стал человеческий фактор. «По предварительным данным, возникла ошибка в полетном задании ракеты-носителя и разгонного блока „Фрегат“, в результате чего первый импульс был выдан не в той ориентации, которая необходима, поэтому разгонный блок вместе со спутником вошел в атмосферу», — заявил источник «Интерфаксу» на условиях анонимности.

Так или иначе, второй пуск в истории Восточного вышел комом. Первый пуск с космодрома, напомним, провели прошлой весной. Старт аналогичной ракеты-носителя «Союз-2.1а» планировалось осуществить 27 апреля, но пуск был отменен за полторы минуты до начала. Впрочем, на следующий день ракета успешно стартовала.

Но на этот раз разгонный блок, видимо, подкачал. В результате потеряли не только спутник дистанционного зондирования Земли «Метеор-М», но и группу из 18-ти малых космических аппаратов, которые блок выводил на орбиту в качестве попутной нагрузки.

Читайте также

Авария влетела в копеечку. Так, пуск «Союза» был застрахован в компании «Согласие» на сумму 7,3 млрд. рублей. Спутник «Метеор» был застрахован отдельно еще на 2,5 млрд. рублей. Но дело не в финансовых потерях — в очередной раз пострадал имидж России как надежного космического «извозчика».

Напомним: в 2016 год мы потеряли лидерство в пусках из-за серии аварий ракет «Протон», которые происходили 2−3 года назад — как раз столько времени проходит от заключения контракта до пуска. Можно сказать, мы пожинали плоды прежних неудач.

Но вскоре неудачи продолжились. В январе 2017-го стало известно, что запуски ракет-носителей «Протон-М», запланированные на 2017-й год, отложены на неопределенный срок. Причина — тотальная проверка качества на предприятиях «Роскосмоса». После аварии ракеты-носителя «Союз-У», в результате которой был потерян грузовой корабль «Прогресс МС-04», концерн принял решение отозвать на Воронежский механический завод (ВМЗ) ракетные двигатели, которые устанавливаются на вторую и третью ступень «Протона-М». По результатам расследования выяснилось: при сборке вместо материалов с содержанием драгметаллов использовались менее жаростойкие, от других типов двигателей, выпускаемых на ВМЗ.

После этого скандала появилась надежда, что в отрасли наведен порядок. И вот — «черный список» пусков снова пополнился «Союзами».

Что происходит в космической отрасли РФ, почему чуть ли не каждый запуск превращается в «русскую рулетку»?

— 1990-е вымыли из космической отрасли квалифицированные кадры, и это сказывается до сих пор, — считает Александр Ильин, гендиректор и генеральный конструктор «Лин Индастриал», компании-резидента космического кластера Фонда «Сколково», специализирующейся на проектах в космической сфере. — Да, начиная с середины нулевых, бюджет отрасли значительно возрос — в лучшие моменты он достигал трети бюджета НАСА — и работа возобновилась. Но проблема в том, что решение космических задач может быть только комплексным, и простым увеличением финансирования не исчерпывается.

И сегодня, из-за аварии «Метеора-М», я бы не стал обвинять во всех грехах одну космическую отрасль.

«СП»: — После того, как в 2016-м мы потерли «Прогресс МС-04», это сильно ударило по репутации РФ как надежного космического перевозчика. Нынешняя авария добавляет к этому негатива?

— Негатива добавляет любая авария. В данном случае особенно неприятно, что пуск осуществлялся с нового космодрома. Всего второй пуск с Восточного — и уже авария. Естественно, такая ситуация чревата имиджевыми потерями.

Есть еще обидный момент. Мы потеряли не какой-то заурядный серийный спутник, а интересный экспериментальный аппарат, плюс 18 микроспутников.

С другой стороны, надо понимать: в космосе полностью уйти от аварий невозможно. И сейчас нет смысла заламывать руки с криком «все пропало!»

«СП»: — Корабль «Союз» считается чуть ли не идеальной космической машиной. Означает ли это, что в данном случае именно к кораблю претензий нет?

— Пока причины аварии не выяснены, говорить что-то рано. Причиной ЧП может быть что угодно, начиная от сбоя в работе третьей ступени до неверного полетного задания.

«Союз», замечу, далеко не тот, что был в 1960-е. Ракета постоянно улучшается и модернизируется, на нее ставятся новые двигатели и системы управления. Снаружи «Союз», возможно, выглядит как первый «Союз 7К-Т», запущенный в 1966-м. Но на деле, изменения в нем большие, и эта машина все еще имеет потенциал развития.

Да, наверное, 100 лет летать в космос на одной ракете — это неправильно. Но пока «Союз» свои функции полностью выполняет, и с экономической точки зрения выглядит весьма привлекательно.

«СП»: — Сегодня считается, что в деле освоения космоса и США, и Россия оказались в тупике: не понятно, к чему стремиться дальше. Американцы выходят из ситуации, развивая частные космические компании. Насколько этот путь приемлем для нас?

— Застой в космонавтике связан с тем, что в 1960-е, когда освоение космоса только начиналось, практически все были уверены, что Венера и Марс пригодны для жизни, а то и обитаемы. Затем выяснилось, что это не так, и оказалось, что лететь нам, в общем-то, некуда.

По сути, у пилотируемой космонавтики исчезла цель: зачем все это нужно, если дело сводится к полету в пустыню?! А едва исчезла цель, исчезло и финансирование, и прорывные решения.

Сейчас Америка пытается выбраться из космического тупика, используя частную инициативу. Но надо понимать: более 80% финансирования фирмы той же SpaceX Илона Маска — это финансирование НАСА. В реальности, «частник» Маск работает на государственные деньги, и правительство США готово в такие компании вкладываться, и покупать у них услуги.

России по такому пути пойти пока невозможно. Хотя бы потому, что у нас нет частных компаний сопоставимого масштаба, которые бы занимались разработками в космической сфере. Из ниоткуда эти компании не появятся. Для этого на уровне государства нужно создавать соответствующую инфраструктуру, инвестиционную среду, и системно продвигаться в этом направлении на протяжении 10−15 лет.

Насколько сегодняшняя Россия готова к этому — вопрос открытый, и во многом политический.

Читайте также

«СП»: — Наша космическая отрасль сильно проседает, по сравнению с США?

— Если честно — сильно. В СССР, например, были межпланетные станции, которые летали к Луне, Венере и Марсу, причем число пусков было сопоставимо с Америкой. Сейчас у нас нет ни одной межпланетной станции, и все попытки России выйти в межпланетный космос, в рамках совместных проектов с ЕС и США, успехом не увенчались.

По сути, дело свелось к тому, что российские ученые могут поставить какие-то свои приборы на западные межпланетные зонды. Но это — далеко не тот уровень, который соответствует статусу космической державы.

Да, у нас есть метеорологические спутники и спутники навигации. И пока не стали хорошо летать ракеты Илона Маска, мы удерживали пальму первенства по показателям доставленной в космос полезной нагрузки. Но теперь не только Маск, но и китайцы наступают нам на пятки.

Единственное направление, где мы до сих пор впереди — этот доставка космонавтов и астронавтов на МКС. В то же время российский сегмент МКС — меньше советской станции «Мир».

По большому счету, нам нужен и собственный орбитальный научный модуль, и межпланетная программа, и радиотелескопы. Иначе мы не удержимся даже в тройке ведущих космических держав.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня