Экономика

Профессор Горяев: Реальная инфляция в России достигает 50%

Финансовые проблемы в экономике не устранены, они просто законсервированы

  
191

Финансовый год в России подходит к концу. Как заявил, выступая перед депутатами Госдумы вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин, российские власти в условиях кризиса продемонстрировали «высший пилотаж» управления экономикой. Однако результаты, на взгляд простого россиянина, неоднозначны: цены в магазинах растут, доходы не повышаются, а безработица продолжает угрожать нормальному существованию населения. Такое ощущение, что российская экономика находится в глубоком пике, которое, конечно, тоже является фигурой высшего пилотажа, но умение властей выйти из него вызывает сомнения.

Своим видением результатов прошедшего года с «СП» поделился профессор Российской экономической школы Алексей Горяев.

«СП»: — Как вы охарактеризуете действия российского Центробанка по удержанию на плаву финансовой системы в кризис?

— Можно похвалить действия Центрального банка, а можно и поругать. Самое главное его достижение в том, что мировой финансовый кризис не привел к краху банковской системы России. Конечно, банкротства отдельных банков были, но в целом система удержалась на плаву. С другой стороны, можно сделать вывод, что проблема плохих долгов банковской системы не устранена, она просто законсервирована. В итоге ситуация с ростом просроченной задолженности в экономике тяжелая, многие компании не в состоянии обслуживать свои долги перед банками. В этом году банки реструктурировали просроченные кредиты предприятий — продлили их на новый срок, в надежде на то, что платежеспособность должников восстановится. Но насколько реально их выздоровление в нынешних условиях — это вопрос.

«СП»: — Значит, в новом году нам нужно ожидать новых дефолтов предприятий и банкротства кредитных организаций?

— Все будет зависеть от того, насколько жестко финансовые власти будут проводить денежную политику в отношении банков. А это зависит от того, какую они поставят цель: добиться, чтобы на поверхности все было хорошо или провести глубокую зачистку банковской системы от слабых кредитных организаций. В зависимости от этого банкротств может быть меньше или больше. Но, думаю, что жесткая зачистка банковской системы — довольно рискованный путь, и Центральный банк на нее не пойдет. Скорее всего, он будет продолжать проводить довольно мягкую политику в отношении банков, помогая им выйти из кризиса. Хотя у такого пути тоже есть свои опасности — он может привести к длительной стагнации отечественного финансового сектора.

«СП»: — С самого начала кризиса банкиры просили государство создать банк, который выкупит у них плохие долги, но оно это делать отказалось. А сейчас такой банк создает в компании с другими олигархами Михаил Прохоров. Не получится ли так, что они за бесценок скупят половину российской экономики?

— За рубежом есть успешные примеры подобного оздоровления банковской системы. Например, в Швеции в начале 90-х годов это помогло вывести финансовый сектор из кризиса. Это сложный путь, но если все будет организовано как надо, то может помочь. Но есть риск, что это станет очередным дележом собственности. Основной вопрос в том, по каким ценам будут передаваться плохие долги этому частному банку. Если олигархи, пользуясь своей близостью к государству, просто станут скупать плохие долги и заложенные под них активы по супернизкой цене, то ничего хорошего для экономики от этого ожидать не стоит.

«СП»:— В начале года Центробанк зажимал денежную массу в экономике, чем спровоцировал кризис неплатежей, осенью он запустил печатный станок и влил в нее порядка триллиона рублей. Однако, говорят, что денег для развития в отечественной экономике по-прежнему недостаточно?

— Если сравнивать денежную массу с размером ВВП, то недостаточно. Но проблема в том, что из-за неразвитости финансовых рынков в России у Центрального банка не так много инструментов для наполнения экономики деньгами. В развитых странах для этого, например, существует рынок государственных облигаций, которые Центробанк выкупает, давая деньги экономике. А у нас для этого действовали лишь беззалоговые аукционы, на которых регулятор выдавал кредиты крупным банкам — масштаб абсолютно не тот.

«СП»: — И, тем не менее, на рост инфляции включение печатного станка не повлияло, как того боялись власти. За осень она даже остановилась в своем росте.

— По официальным цифрам Росстата, выходит именно так. Но когда я покупаю товары в магазинах, то вижу на своем кошельке совсем другие результаты. Для меня лично, за этот год инфляция составила не менее 30−50%. По мнению многих моих коллег в регионах, там ситуация аналогичная. Так что 8−9% официальной инфляции — это как средняя температура по больнице. Кстати, такая ситуация с инфляцией не только у нас. Недавно в США тысячу домохозяйств попросили измерить инфляцию за год, и оказалось, что при официальном показателе в 3%, цены их покупок на самом деле выросли на 20−30%. В чем причина этого? В том, что качество продуктов с каждым годом падает и именно за его сохранение надо платить более высокую цену.

«СП»: — А что будет с рублем в следующем году?

— Здесь гадать нечего, все зависит от мировой цены на нефть. Если нефть пойдет вверх, то рубль на валютном рынке будет расти по отношению к другим валютам, и наоборот. А конкретно курс рубля к доллару во многом зависит от ситуации в США, которая сейчас весьма неопределенная. Она зависит от политики, которую будут проводить американские финансовые власти.

«СП»: — В связи с падением доллара, участись разговоры о том, что нам не нужно переводить нефтедоходы в резервные фонды, которые вкладывают их в иностранные валюты. Говорят, лучше пускать их в свою экономику. Как вы считаете?

— Если бы не деньги Стабфонда, то падение российского ВВП во время кризиса было бы не минус 8−9%, как сейчас, а намного больше. Была бы огромнейшая дыра в бюджете, которую так просто не закрыть. Поэтому можно смело сказать, что мы еще мало нефтедоходов перевели в Стабфонд до кризиса, надо было больше. А разговоры насчет того, что государство должно было инвестировать эти деньги в экономику, абсолютно бессмысленны, ведь все мы знаем, какая у нас высокая коррупция и сколь низкий процент эффективности государственных вложений в экономику. Так что большая часть этих денег до производства просто бы не дошла. И затыкать дыры в бюджете в кризис тогда было бы нечем. Что требуется от государства — так это серьезные реформы, чтобы как минимум не мешать, а еще лучше помогать частному бизнесу — не только крупному, но также малому и среднему.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня