Экономика / Санкции

С Магомедовых началась «национализация элит»

Чем дело группы «Сумма» обернется для других российских олигархов

  
17312
На фото: совладелец группы компаний "Сумма" Зиявудин Магомедов, подозреваемый по делу о хищениях при строительстве стадиона "Арена Балтика" в Калининграде, перед рассмотрением ходатайства об избрании меры пресечения в Тверском суде, 31 марта 2018 года
На фото: совладелец группы компаний «Сумма» Зиявудин Магомедов, подозреваемый по делу о хищениях при строительстве стадиона «Арена Балтика» в Калининграде, перед рассмотрением ходатайства об избрании меры пресечения в Тверском суде, 31 марта 2018 года (Фото: Михаил Почуев/ТАСС)

Почему братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, арестованных по подозрению в хищениях бюджетных средств, на Западе всерьез воспринимают как «жертв» российского политического режима.

Удар нанесли по миллиардерам

Под американские финансово-экономические санкции попали 24 российских олигарха и чиновника и 14 компаний (частных и государственных). Среди тех, кого непосредственно коснулись новые санкции, — Олег Дерипаска (российский Forbes оценивал его состояние в прошлом году в $ 5,1 млрд., это заметно меньше, чем в 2011 году, когда стоимость его активов составляла $ 16,8 миллиарда), Виктор Вексельберг ($ 12,4 млрд., по версии Forbes, в 2014 году состояние олигарха составляло в $ 17,2 миллиарда) и Сулейман Керимов ($ 6,3 миллиарда в прошлом году против $ 7,8 миллиарда в 2011 году, как подсчитал тот же Forbes).

Дерипаска и Вексельберг открыто занимаются бизнесом, а вот основное место работы Сулеймана Керимова — Совет Федерации, в котором он представляет парламент Дагестана. До 2013 года он напрямую владел 40% золотодобывающей компании «Полюс», но затем владельцем пакета стал фонд Suleyman Kerimov Foundation. Два года назад контроль над компанией формально получил сын сенатора Саид Керимов, хотя можно предполагать, что его отец в этом бизнесе не посторонний.

Керимов, напомним, был задержан 20 ноября в Ницце французской полицией. Сенатор был заключен под судебный надзор, суд обязал его выплатить залог в размере € 40 миллионов.

Такая большая сумма обусловлена тяжестью обвинений — Керимову вменяют отмывание доходов и уклонение от уплаты налогов. По версии французского следствия, через цепочку подставных лиц Керимов приобрел четыре виллы на мысе д’Антиб. Одна из них, под названием Hier, была официально приобретена за € 37 миллионов, в то время как изъятые следователями документы свидетельствуют о том, что было реально уплачено € 127 миллионов.

По версии следствия, сумма денежных средств, которые тайно были перемещены из России во Францию, если верить информации в интернете, может быть в диапазоне от 500 и 750 миллионов евро.

Читайте также

Трамп развязал руки сам себе

В общей сложности в уголовном деле, которое расследуется с 2014 года, уже 13 фигурантов — в том числе риэлторы, которые специализировались на операциями с элитной недвижимостью для россиян.

Российские олигархи в последние годы и впрямь облюбовали западные страны. По подсчетам швейцарского издания Le Tempes, уже 17 российских миллиардеров добровольно отказались от статуса налогового резидента в России — они проживают в Великобритании, Монако, Израиле, США…

Несколько человек в качестве «пристанища» выбрали Швейцарию, среди них Геннадий Тимченко (владелец инвестиционной группы Volga Group, личное состояние которого журнал Forbes по итогам 2017 года оценил в $ 16 миллиардов), Вячеслав Кантор (совладелец многопрофильного холдинга «Акрон» с личным состоянием в $ 3,1 миллиарда), Василий Анисимов (владелец компаний Coalco и «Газметалл», Forbes оценивает его состояние в $ 1,4 миллиарда) и Юрий Шефлер (председатель совета директоров SPI Group, состояние которого Forbes оценил в $ 1,6 миллиарда).

То, насколько российские олигархи сегодня интегрированы в западную деловую среду, делает их легкой мишенью для американских властей, развернувших настоящую «санкционную войну» против отечественного бизнеса. Подписанный в прошлом году Дональдом Трампом закон CAATSA («Акт противодействия противникам Америки посредством санкций») дает право Минфину и вводить абсолютно любые ограничения против абсолютно любого российского бизнесмена. На основании одного лишь предположения, что он может быть как-то связан с Кремлем.

Подозреваемые или обвиняемые?

В «санкционном списке» не оказалось владельцев группы «Сумма» Магомеда и Зиявудина Магомедовых, которые также считаются особо приближенными к ряду федеральных функционеров. Тем более, что основа бизнеса «Суммы», которая феноменально увеличила масштабы бизнеса, — это государственные контракты на строительные работы: инжиниринговые компании, входящие в группу, строили по заказу государства дороги, электростанции, аэропорты, стадионы…

Именно предполагаемые хищения при строительстве стадиона «Калининград» («Арена Балтика») и легли в основу уголовного дела, возбужденного в отношении братьев Магомедовых. В пятницу появились сообщения, что им уже предъявлены обвинения в мошенничестве и организации преступного сообщества. Однако адвокат Виктория Цирюлик, а затем и официальный представитель МВД России Ирина Волк опровергли эту информацию: Магомедовы все еще находятся в процессуальном статусе подозреваемых, а не обвиняемых.

Между тем, появляются все новые подробности возбужденного дела. По одной из версий, показания сотрудникам Следственного департамента МВД России дала Лейла Мамедзаде — генеральный директор «Суммы», которая сейчас проходит по делу уже в статусе обычного свидетеля.

Судя по публикациям в англоязычной деловой прессе, уголовное дело в отношении Магомедовых на Западе не воспринимают всерьез как свидетельство борьбы с коррупцией, видя в нем отголоски внутрикремлевских конфликтов. Именно поэтому, похоже, «короли госзаказа» Магомедовы и не попали в новый «санкционный список» — их воспринимают едва ли не как жертв российской политической системы. Между тем, опрошенные «Свободной прессы» российские политологи уверены в обратном, что «дело Магомедовых» — это новый сигнал к началу реальной «национализации элит».

Читайте также

— Как мне кажется, (дело Магомедовых) это самостоятельный сюжет, — говорит директор Научно-исследовательского института политической социологии Вячеслав Смирнов. — Но дело группы «Сумма» может со временем превратиться в тестовый вариант по национализации элит. То есть наглядно дадут понять крупному бизнесу, работающему с государством, что надо выполнять договоренности и не надеяться на бегство за границу. Начал переводить активы за рубеж — готовься к аресту. Для тех, кто работает с бюджетом, это (воспринимается как) предательство.

— Дела Керимова и Магомедовых — это разные действия с точки зрения процессуальной, но одинаковые с точки зрения лоббистской, — размышляет председатель комитета цифровых коммуникаций Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО) Сергей Водопетов. — Происходит три одновременных процесса, в плане каждого из которых имеют отражения оба дела. Первый процесс — это установка на лояльность бизнеса власти всех уровней. Второй — это возвращение капиталов в Россию. Третий — это формирование новой системы политического влияния. Но новый имущественный передел собственности и ее выгодоприобретаетелей происходит скорее не из-за усиления политического влияния, а из-за ослабления текущих бенефициаров, что открывает возможность претендовать на освобождающийся поток.

Экономический кризис: Эксперты выяснили, сколько российской семье нужно денег для «нормальной жизни»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня