«Запорожец» самостийно скатился в могилу

Без экономических связей с Россией Украина превращается в кладбище заводов и фабрик

  
18222
На фото: корпуса легковых автомобилей на Запорожском автомобилестроительном заводе.
На фото: корпуса легковых автомобилей на Запорожском автомобилестроительном заводе. (Фото: Анатолий Струнин/ТАСС)

Одним из приоритетов деятельности киевских властей является проведение декоммунизации. Однако вслед за советской символикой и памятниками демонтируются целые отрасли украинской экономики и объекты инфраструктуры, выстроенные в советскую эпоху. Сухие статистические показатели падения отраслей промышленного производства не дают полного представления о масштабах деиндустриализации Украины, проходящей под эгидой реформ.

Каток разрушения особенно больно проехался по отрасли машиностроения, где была занята треть трудоспособного населения УССР. Это процесс начался сразу после распада Советского Союза, однако только за послемайданные годы удельный вес машиностроения в структуре промышленного производства сократился вдвое, до минимальных 5%.

Недавно объединение «Укравтопром» опубликовало неутешительную статистику. В мае 2018 года в стране было выпущено только 442 единицы автотранспортных средств, что на 38,8% меньше, чем в мае 2017 и в 90 раз меньше по сравнению с показателем десятилетней давности. Крупнейший Запорожский автомобилестроительный завод, выпускавший десять лет назад более 200 тысяч авто в год и экспортировавший продукцию в Россию, Польшу, центральноазиатские республики, в последние годы производит в лучшем случае несколько тысяч автомобилей. Кременчугский автосборочный завод, занимавшийся крупноузловой сборкой бюджетных российских, китайских и корейских авто еще в 2015 году был объявлен банкротом.

Читайте также

В плачевном положении находятся высокотехнологические машиностроительные предприятия Украины. Недавно на продажу был выставлен Николаевский судостроительный завод (перешедший с 2014 года на выпуск печек-«буржуек» для нужд ВСУ), долгие годы простаивает Харьковский авиационный завод, ввиду разрыва кооперационных цепочек с РФ стагнируют «Южмаш», «Антонов», «Зоря-Машпроект».

Обвалилось также вагоностроение и производство локомотивов. Если в эпоху президентства Виктора Януковича Украина производила 30−50 тысяч вагонов в год (основной рынок сбыта — РФ), то с 2014 года страна производит максимум несколько тысяч вагонов. Основной производитель локомотивов — «Лугансктепловоз» остался на неподконтрольной Киеву территории, а прочие отраслевые предприятия либо стагнируют и готовятся к продаже, либо уже почили в бозе.

С недавних пор Киев предпочитает закупать у западных стран продукцию машиностроения, которую Украина все еще может выпускать самостоятельно. К примеру, в этом году были заключены контракты на поставки локомотивов General Electric (семилетний контракт на сумму в $ 1 млрд., к началу следующего года будет поставлено 30 локомотивов на сумму в $ 140 млн.) и контракт на поставку французских вертолетов для нужд МВД и входящей в его структуру Госслужбы по чрезвычайным ситуациям (55 вертолетов общей стоимостью 551 млн евро). Фактически Киев создает рабочие места и добавленную стоимость за рубежом, оставляя свои производства без заказов и выталкивая население в трудовую миграцию.

Серьезную лепту в ликвидацию украинского машиностроения внесло подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. В принципе, незаангажированные эксперты изначально предупреждали о последствиях имплементации данного документа. Дело в том, что демонтаж таможенных барьеров со странами ЕС накладывается на сужение доступа на рынки стран Таможенного (Евразийского) союза, что, с одной стороны, демотивировало потенциальных инвесторов локализировать производства на территории Украины, а с другой — практически лишало украинских машиностроителей права сбывать продукцию на российском рынке.

Но даже правящая в 2013 году «пророссийская» Партия регионов Януковича неслась на всех парах к заключению евроассоциации. Против ее подписания выступали разве что отдельные представители левых сил и организация «Украинский выбор» Виктора Медведчука. В частности, «Украинский выбор» выступал за присоединение Украины к интеграционным проектам с участием РФ (что, по оценкам академической среды, имело бы синергетический эффект для украинской экономики на уровне $ 9−10 млрд в год), а также акцентировал внимание на деструктивных последствиях подписания евроассоциации. Время показало, что стоило бы прислушаться к подобным предложениям.

По состоянию на день сегодняшний Медведчук, чей прогноз относительно негативных последствий выполнения Соглашения об ассоциации с ЕС сбывается, остается одним из немногих украинских топ-политиков, кто выступает за прагматизацию отношений с РФ, прежде всего в сфере экономики. Теоретически подобная прагматизация может состояться в следующем политическом цикле по итогам избирательного процесса и возврата Медведчука в публичную политику.

В целом, разрушение промышленного потенциала Украины идет по прибалтийскому сценарию. И это тоже часть плана, реализуемого Киевом под началом Запада. Деиндустриализация означает ликвидацию экономической базы по восстановлению пророссийских настроений на предприятиях, ориентированных на рынок РФ. Трудовые коллективы разрушенных промышленных предприятий пускай и теоретически, но могли бы стать серьезным подспорьем для формирования оппозиционного движения, выступающего за восстановление как минимум экономических связей с РФ.

Читайте также

Подобное происходило в постсоветских прибалтийских государствах, где уничтожали крупную промышленность, опасаясь кристаллизации на ее базе просоветских, левых и пророссийских настроений. Тем более, большинство занятых в прибалтийской промышленности было именно русским и русскоязычным, представляя собой потенциальную политическую силу, способную бросить вызов новым политическим режимам.

В Латвии и Эстонии для них ввели правовой статус неграждан, поэтому в случае сохранения большой индустрии в этих странах, с большой долей вероятности возникло бы сильное профсоюзное движение, которое переросло бы в массовое движение за гражданские права и стало бы основой для политической самоорганизации. Постсоветская Прибалтика характеризуется исключительно правым общественно-политическим строем, в том числе по причине уничтожения там крупной промышленности, которая несла угрозу этому самому строю. Ровно таким же, правым общественно-политическим строем, характеризуется нынешняя Украина.

Ранее экономика Украины держалась на шести «китах» — металлургии, АПК, химпроме, машиностроении, транзите и переводах трудовых мигрантов. В скором времени их останется лишь три, поскольку машиностроение, химпром и транзит составят исчезающе малую величину в структуре ВВП.

Украина


Новости Украины: Порошенко утверждает, что украинская армия — первая в Европе


Экономический кризис: В украинском Минфине рассказали о дефиците бюджета

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня