18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Неприглядные стороны Таможенного Союза

Амбиции премьера — как камень на шее, они обойдутся нам очень дорого

  
31

Проблема с экспортом нефти из России в Казахстан решена, — заявили 5 февраля вечером, поставщики российской нефти. Получено официальное разъяснение Федеральной таможенной службы (ФТС) России о неприменении экспортных ставок на нефть и нефтепродукты для Казахстана.

Напомним, российская таможня потребовала уплаты 100% экспортной пошлины на нефть, поставляемой в страны Таможенного союза, что привело к приостановке экспорта нефти в Казахстан. Но не прошло и двух дней, и ситуация с поставками стабилизировалась — экспортные партии на границе России и Казахстана проходят таможенное оформление в обычном режиме. Возобновилась и, в частности, прокачка нефти на Павлодарский НПЗ на севере Казахстана, полностью зависящий от российского сырья.

Да, критический момент миновал, но осадок оставался: почему у новоявленного Таможенного союза столько проблем? Сначала все с тревогой наблюдали за конфликтом с белорусами, теперь вот с казахами…

На эту тему корреспондент «Свободной Прессы» беседует с экономическим аналитиком, председателем редакционной коллегии отраслевого журнала «Нефтегазовая вертикаль» Андреем Мещериным.

«СП»: — Андрей Николаевич, конфликты между членами Таможенного союза возникают едва ли не ежедневно, словно общаются не союзники, а лютые враги? Выходит, новый Союз между Россией, Казахстаном и Белоруссией изначально неладно скроен и некрепко сшит?

— Короткий эпизод с Казахстаном, а до того с Белоруссией, высветил не только очень большие экономические проблемы Таможенного союза, но и наши внутренние. Но начну с Союза. Решение о его создании принималось в пожарном порядке, хотя идея родилась еще лет 15 назад. В июне 2009-го премьер Путин заявил, что Союз надо создавать, а уже в ноябре были подписаны документы, запускающие этот механизм. Все делалось в жуткой спешке, и технически очень плохо было подготовлено. В результате сегодня возникают серьезные проблемы не только с пошлинами на нефть, но и с растаможкой вино-водочного импорта… Кроме того, по моей информации, с большими трудностями столкнулись российские сотовые операторы, которых президент Медведев торопит запускать связь формата 3G, а они не могут ввезти в страну соответствующее оборудование… То есть, в разных сферах возникло множество мелких и крупных нестыковок, абсолютно не просчитанных авторами договора о Таможенном союзе. Самые серьезные из них, конечно, связаны с нефтяными пошлинами, и теперь все решается спонтанно, создается впечатление, что российские чиновники не совсем отчетливо себе представляют — что стране выгодно, а что нет. Они это просто не просчитали.

«СП»: — Какова роль таможенных пошлин в экономике России?

— Я бы сказал огромная. Например, в 2009 году в федеральный бюджет России поступило 3,5 триллиона рублей таможенных платежей.

«СП»: — Сколько!..

— Да, да — 3,5 триллиона. Это 52 процента всех доходов государства. Для сравнения: бюджет США таможенные пошлины заполняют менее чем на один процент, а бюджет Китая — на 12 процентов…

Задание правительства России таможенникам на 2010 год такое: собрать не менее 2,7 триллиона рублей — это порядка 40 процентов от всех доходов государства. То есть суть сбора таможенных пошлин в России искажена до предела. Во всем мире — это средство защитить собственного производителя и собственный рынок от внешних воздействий, а в России — средство наполнения госказны.

«СП»: — При таких раскладах — зачем нам вообще Таможенный союз, при котором наши союзники освобождаются от уплаты большей части пошлин за поставки сырья?

— Именно поэтому и есть основания утверждать, что Союз — больше политический проект, с очень плохо просчитанными экономическими рисками. Путин, видимо, решил выступить в роли интегратора и объединителя осколков бывшего СССР, но для страны амбиции премьера — как камень на шее, они обойдутся нам очень дорого.

Вообще, что такое Таможенный союз в классическом его варианте?

«СП»: — Что?

— Это снятие между странами всех заборов. А когда с партнером начинаются разговоры типа: «извините, но вот за это вы все же заплатите, и за это тоже», — то искажается сама суть такого союза. Дело в том, что Россия, подписывая Таможенный союз, а вернее, создавая его, сама оказалась не готова к нему, поскольку не может поступиться таможенными поступлениями за нефть, газ и нефтепродукты. Это первое.

Во-вторых, «косяки» с Союзом развеяли миф, будто наше правительство — единый организм и команда единомышленников, которые следуют к определенным стратегическим целям. Таможенный союз высветил серьезнейшие конфликты интересов разных ведомств и группировок в правительстве, а также — отсутствие единой цели. Допустим, вслух деларируется генеральная линия на Союз, но одновременно Минфин не собирается терять доходы от импортных пошлин, записанных уже в годовой бюджет, за который Минфин несет прямую ответственность? Что делать? К тому же, бюджет сверстан с большим дефицитом и с учетом курса доллара — 34 рубля за доллар. Но буквально через неделю после принятия бюджета Министерство экономики меняет расчеты и говорит, что доллар в среднем за год не поднимется выше 28 рублей 30 копеек. А ведь таможня берет пошлины в валюте, и, исходя из переводного курса, выполняет план в рублях. Теперь правила игры изменились, и таможне, чтобы выполнить план, сверстанный из расчета 34 рубля за доллар, придется очень сильно попотеть, пускаясь при этом на всякие хитрости.

«СП»: — Другими словами, используя несовершенные правила игры, чиновники принялись отстаивать свои собственные узковедомственные интересы?

— Совершенно верно. Много говорят о конфликте в Кремле силовиков и либералов. Но тут мы наблюдаем конфликт между министерствами экономического блока — Набиуллиной — и министерств финансового блока — Кудриным. Допустим, Набиуллина говорит: мы освободим экономику от финансовых пут, привлечем инвестиции, страна вздохнет свободно и начнет развиваться, а через 5−7 лет в бюджет страны наполнится гораздо большими деньгами. Кудрин ей на это отвечает жестко: меня совершенно не волнует, что будет через 5−7 лет, мне нужно закрыть бюджетные дыры текущего года…

Словом, драчка последних дней между партнерами Таможенного союзом все эти конфликты внутри нашей страны очень хорошо высветили.

Дьявол — в деталях

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности:

— Я думаю, что Таможенный союз, действительно, будет достаточно непростой историей — если учесть, что произошло с Белоруссией, и то, что сейчас происходит с Казахстаном.

Я не исключаю, что это некий наш ответ Казахстану за его заявление. Дело в том, что во время «белорусского конфликта» посол Казахстана заявил, что его страна готова осуществлять поставки нефти в Белоруссию. Это экономически нерентабельно, и идея выглядит довольно сомнительно, но я не исключаю, что мы могли на это дело и обидеться. Эти истории как раз и показывают, что идея Таможенного союза, действительно, красиво выглядит, но там такой дьявол сидит в деталях, что мало не покажется.

…Напомним, что Россия и Белоруссия долго не могли согласовать вопрос обложения пошлиной российской нефти. Минск настаивал на масштабных беспошлинных поставках, намекая на возможность существенно повысить цену на транзит российской нефти, если Москва не пойдет навстречу. Москва была готова обеспечить беспошлинные поставки лишь в объемах, сопоставимых с внутренними потребностями Белоруссии. В конце концов, компромисс был найден. Россия согласилась поставить Белоруссии 6,3 млн тонн нефти беспошлинно, а стоимость транзита нефти повысится лишь на 11%.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня