18+
воскресенье, 11 декабря
Экономика

Ходорковскому могут добавить еще 22 года

При желании власти могли забрать «ЮКОС» без всякого суда над олигархом

  
19

В понедельник, 5 марта в Хамовническом суде Москвы пройдет слушание по делу экс-главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского и бывшего главы финансовой группы «Менатеп» Платона Лебедева, на сей раз обвиняемых в хищении 350 млн тонн нефти. Как утверждают политики, новое дело связано с тем, что фигурантам просто решили «добавить срок», ведь прежний в следующем году уже заканчивается, а на носу выборы. Между тем, как свидетельствуют экономисты, власти вполне могли бы забрать «ЮКОС» и без всякого суда.

«На заседании 5 апреля мы подведем некоторые итоги процесса, заявим ряд ходатайств, а 6 апреля свои показания даст Михаил Ходорковский», — сообщила адвокат Ходорковского Наталья Терехова. Но основная интрига предстоящих судебных слушаний заключается в фамилиях высокопоставленных чиновников и государственных деятелей, включенных в список свидетелей защиты. «От этих намерений мы не отказываемся, мы по-прежнему считаем необходимым допросить ряд чиновников, механизм их вызова в суд мы определим позднее», — приводит заявление адвоката Вадима Клювганта инфолента «Взгляд». Кстати, адвокат Ходорковского Клювгант — бывший мэр Магнитогорска, правление которого в свое время тоже было связано со скандалом — по обвинению во взяточничестве.

Напомним, что бывший глава «ЮКОСа» и экс-руководитель «МЕНАТЕПа» в рамках второго уголовного дела обвиняются в хищении имущества в крупном и особо крупном размерах с использованием служебного положения. Следствие установило, что обвиняемые в составе организованной группы в 1998—2003 годах совершили хищение крупных объемов нефти дочерних нефтедобывающих акционерных обществ «Самаранефтегаз», «Юганскнефтегаз» и «Томскнефть» на сумму более 892 млрд руб. Кроме того, они подозреваются в легализации денежных средств, полученных от продажи похищенной нефти на сумму более 487 млрд рублей и 7,5 млрд долларов. По совокупности этих преступлений Ходорковский и Лебедев могут получить еще по 22 года лишения свободы.

А теперь попытаемся, вместе с адвокатами Ходорковского, подвести некоторые итоги истории «ЮКОСа». Первый интерес группы Ходорковского к нефтяным делам начался еще в 1992 году, когда подконтрольная ему фирма «МЕНАТЭП-импекс» получила от президента Бориса Ельцина разрешение на осуществление бартерного обмена российской нефти на кубинский сахар. И хотя вся выделенная квота нефти была погружена на корабль, до Кубы дошла только половина. После чего разъяренные власти братской страны продали выделенный сахар западным фирмам, у которых России пришлось покупать его уже втридорога. Вот тут-то бы и довести дело до конца, ан, нет — проводимое официальное расследование этого дела российскими властями виновных не обнаружило.

Второй криминальный эпизод тоже начался в 1992 году. Именно тогда было создано совместное частное акционерное общество «Нефтесам», принадлежащее государственной «Самара-нефти» и бельгийской фирме «Тетрапласт», которой владел бывший советский гражданин Владимир Машарин, наживший состояние в теневой экономике. Во главе компании был поставлен Александр Дыбенко — юный инженер, неожиданно ставший чиновником Минэнерго. Фирма «Нефтесам» была включена в список специмпортеров, она покупала нефть в Западной Сибири, перерабатывала ее на Самарском заводе и вывозила нефтепродукты через одесский порт — по 100 тыс. тонн ежемесячно.

Однако в середине 1993 года самарский завод был передан в распоряжение «ЮКОСа», потому что бельгиец Машарин был связан с криминальной группой авторитета Отари Квантришвили, который имел дела с вице-президентом Александром Руцким. Когда «националист» Руцкой попал в немилость к Ельцину, пострадали и его протеже. Затем события развивались, как в голливудском триллере: гендиректор самарского завода был убит в подъезде своего дома. Люди «ЮКОСа» захватили завод в Самаре и объявили «Нефтесаму», что он больше не может пользоваться услугами предприятия. Потом, после совещания в Москве, собранного для урегулирования конфликта, группа Машарина была обстреляна из автоматов, а сам он с тяжелыми ранениями срочно вывезен в Бельгию.

После этого делом занялась правительственная комиссия, она наложила арест на банковские счета «Нефтесама» и создала новую фирму «Свет», которой перешли все права. Глава новой фирмы Владимир Васильев начал переговоры с «ЮКОСом» в нейтральной Швейцарии, но по возвращении в столицу был убит при входе в Минтопэнерго. После чего вопрос о принадлежности самарского завода был окончательно решен в пользу «ЮКОСа».

Третий криминальный эпизод в истории «ЮКОСа» был связан с его окончательной продажей за бесценок «Менатепу» Ходорковского в 1995—1996 годах, после чего тот официально перешел на работу в компанию и стал ее президентом. В конце 1997 года Ходорковский приобрел акции Восточной нефтяной компании, присоеденил «Томскнефть» и Ачинский нефтеперерабатывающий завод в Хакасии. Доля концерна в добычи нефти в России выросла в 2003 году до 19,2%, «ЮКОС» тогда лишь ненамного отставала от лидера — «ЛУКОЙЛа», и поставил задачу обойти его в 2004 году. Но этого не получилось.

В октябре 2003 года Ходорковский и Лебедев были арестованы по обвинению в мошенничестве во время приватизации компании, которая во время следствия была обвинена в неуплате налогов на крупные суммы. В качестве компенсации государство продало с аукциона крупнейшую производственную единицу «ЮКОСа» -«Юганскнефтегаз», которую приобрела никому не известная «Байкалфинансгрупп» за 260,7 млрд рублей. А потом это многомиллиардное приобретение было продано фирмой государственной «Роснефти» по цене сотового телефона — за 5 тыс. рублей. В июне 2005 года Ходорковский и Лебедев были приговорены к 8 годам лишения свободы.

После этих событий, бывший зампредседателя Счетной палаты РФ Юрий Болдырев писал, что забрать «ЮКОС» власти вполне могли бы и без суда — просто, признав сделку залогового аукциона по приватизации ничтожной, из-за ее несоответствующей цены и ряда других деталей, которые были подробно описаны в отчете аудиторской проверки. Но власти не пошли на это, потому что тогда возник бы весьма опасный прецедент, ставящий под удар многих олигархов, которые приобрели свои капиталы на «формальных» залоговых аукционах.

Например, владельца «Интерроса» Владимира Потанина, который купил в свое время гордость советской экономики — «Норникель» по цене ниже его годовой прибыли, причем, и эти деньги олигарх получил в кредит от государства. Правда, впоследствии президент Владимир Путин потребовал от Потанина возместить государству «упущенную выгоду» в размере 140 млн долларов — за недоплату по старому аукциону. Но дело было улажено без уплаты «штрафа», после того, как Потанин согласился на предложение президента вложить некую сумму в недостроенный никелевый завод на Кубе.

В общем, криминала в российской экономике предостаточно, и без «ЮКОСа», просто Ходорковский оказался «крайним», вот и все. Впрочем, нового российского «узника совести» это совсем не оправдывает…

При подготовке статьи использованы материалы монографии профессора Станислава Меньшикова «Анатомия российского капитализма»

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня