18+
воскресенье, 11 декабря
Экономика

В России идет «большая стирка»

Финансовые «прачечные» в Москве, похоже, работают на каждом углу

  
380

Сотрудниками Департамента экономической безопасности МВД России раскрыта еще одна группа «черных банкиров», участники которой занимались незаконным обналичиванием и легализацией денег, сообщается в среду, 25 августа в сообщении на сайте ДЭБ МВД. В группу входили топ-менеджеры московских кредитных организаций: советник предправления «Темпбанка» Дмитрий Ефремов, начальник клиентского управления банка «Империя» Маргарита Савченко и ее дочь Наталья Савченко, а также рядовые менеджеры, выполнявшие их указания.

По информации МВД, ежемесячно «черные банкиры» обналичивали более 2 млрд рублей. За услуги «прачечной» назначали комиссию в размере 3−9% с коммерческих организаций, и 12−17% с государственных учреждений.

При этом «главарь» Ефремов, видимо, не особенно доверял своим «подельникам», и лично проводил расчеты с клиентами «прачечной». В ходе милицейской операции арестованы счета 7 коммерческих организаций, на которых находится свыше 21 млн рублей.

Этот случай уже второй за последнюю неделю: буквально четыре дня назад Управление по налоговым преступлениям ГУВД Москвы раскрыло мошенническую схему по отмыванию денег, в которой фигурировали сразу 7 банков. Через их счета начислялась зарплата сотрудникам фирм-однодневок. По данным ГУВД, эти «черные банкиры» зарегистрировали несколько подставных фирм, арендовали офис и даже наняли на работу более тысячи человек. При этом были использованы реальные паспортные данные ничего не подозревавших граждан, добытые мошенническим путем.

Деньги отмывались через пластиковые карты, и больше всего карточек было выдано «Транскапиталбанком», где один из банкиров занимал пост начальника отдела пластиковых карт. Обналичивание шло через терминалы, которые не были общедоступными, и наполнялись исключительно крупными купюрами.

Среди клиентов «прачечной» тоже были организации, финансируемые из бюджета, со своих клиентов банкиры брали комиссию в размере от 5% до 10%. За два года через подставные счета, прошло более 2,5 млрд рублей.

«Прачки» под прицелом финразведки

С начала нынешнего года правоохранительные органы возбудили уже 250 дел по фактам отмывания преступных денег, сообщил в июле глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин на встрече с премьер-министром Владимиром Путиным. И эти «прачечные», по словам Чиханчина, сейчас стали работать гораздо более изощренно, в их схемах задействовано больше участников.

Банк России со своей стороны тоже участвует в борьбе с отмыванием денег. В этом году 22 российских банка находились «под прицелом» Центробанка, сообщил первый зампред ЦБ Геннадий Меликьян. Правда, по его словам, из этих банков отозвать лицензию собирались только у 7, но уже получилось больше. По словам Меликьяна, банки, которые занимаются «отмыванием» денег, как правило, небольшие, потому что так их труднее заметить и проще «закрыть», а можно и просто бросить после завершения операции по обналичке.

«Это не те дела, которые были пять, шесть лет назад. Это серьезные крупные дела, где проходит большое количество участников. У нас есть дело, где вместе с нами в расследовании участвуют регуляторы 15 стран. Вот такие сложные схемы по очень широким обнальным площадкам в России и на Западе нами расследуются», — похвалился Чиханчин премьеру.

Впрочем, о том, что работа «прачечных» становится все изощреннее, еще раньше говорил начальник департамента экономической безопасности МВД России Юрий Шалаков. Он рассказывал: «В последнее время организованные преступные группировки активно используют современные высокие технологии в области связи и телекоммуникаций, в том числе быстро развивающиеся системы внебанковских денежных переводов через сеть Интернет, позволяющие перемещать значительные денежные средства, в том числе неустановленного происхождения».

По прогнозам гендиректора АСВ Александра Турбанова, в 2010 году Центробанк лишит лицензии 80 банков. Правда, его прогноз на 2009 год, что будет отозвано 50−60 лицензий, не оправдался. Но в прошедшем году ЦБ наказывал банки довольно часто — почти каждую неделю. В итоге банковский рынок России недосчитался 46 кредитных организаций. Последняя лицензия была отозвана буквально накануне нового года — 29 декабря, у московского «Промбанка», и тоже за «отмывание» денег. Для сравнения, в 2008 году потеряли лицензию всего 34 банка.

— На банковском форуме по ритейлу мы обсуждали эту проблему, и пришли к выводу, что сейчас на рынке кредитования началось то же самое, что было в девяностые, — сообщила «СП» директор департамента розничных операций «Инвестторгбанка» Светлана Крошкина. — Тогда банковская система в стране начиналась с нуля: сначала появилось торговое кредитование, потом потребительское и автокредитование. А в такие периоды, как правило, впереди рынка всегда бегут мошенники. Сейчас ситуация похожа тем, что в кризис банки свернули кредитование, а деньги зарабатывать нужно — вот и благодатная почва для мошенничества. Конечно, сейчас масштабы не такие, как в девяностых, но ситуация похожая. Видимо те, кто занимались этим тогда, снова вернулись на рынок. Десять лет прошло, а больше десяти за это не дают, — пояснила банкир.

В общем, число «черных банкиров» в России растет, а «прачечные» в Москве, похоже, скоро будут работать на каждом шагу.

«Черные списки» утративших доверие

На прошедшей неделе произошло знаменательное событие в банковском мире — впервые в российской банковской истории Сбербанк опубликовал «черный список» менеджеров, уволенных по статье «утрата доверия». Он разместил на своем сайте в интернете фамилии 426 человек. Руководство банка свои действия объяснило необходимостью «повышения прозрачности», и собирается расширять свой список «плохих банкиров».

Список Сбербанка — первый прецедент, когда российский банк свободно распространяет данные о своих бывших сотрудниках. До этого «черные списки» вывешивали только регуляторы: Агентство по страхованию вкладов «озвучило» имена руководителей реструктурируемых банков, а Федеральная служба страхового рынка — топ-менеджеров страховых компаний, лишенных лицензий. Правда, подобный опыт был у Банка России, но об этом позже.

В других крупных российских банках от комментариев такого поступка Сбера осторожно воздержались. И только ВТБ-24 сообщил, что у него есть информация о таких случаях, но она опубликована только на внутреннем сайте, поскольку предназначена лишь для служебного пользования.

Дело в том, что по закону, если люди не давали письменного согласия на публикацию своих данных, то бывший работодатель может быть привлечен к административной или уголовной ответственности согласно статье 90 Трудового кодекса России. Может быть поэтому на сайте Сбербанка есть только фамилии и инициалы, а имена и отчества не опубликованы полностью, ведь, по словам юристов, закон позволяет распространять «обезличенные» персональные данные. Но обезличены они или нет в списке Сбера, может решить по своему усмотрению только суд, если, конечно, опальные банкиры подадут иски.

Теперь вернемся к Банку России. В 2008 году он стал первым российским финансовым регулятором, внедрившим практику публикации «черных списков» топ-менеджеров, опубликовав список банкиров, по вине которых у банков были отозваны лицензии. Тем самым Центробанк пытался добиться, чтобы опальных банкиров не принимали на работу в другие кредитные организации.

Но самым первым, предложившим ввести «черные списки» и «запрет на профессию» для банкиров, замеченных в финансовых преступлениях, был первый зампред ЦБ Андрей Козлов. Заявление, сделанное Андреем Козловым, послужило причиной панических настроений в банковской системе. Тогда он заявил, что в России идет модернизация банковского сектора, основной задачей которой является освобождение от слабых банков. После его выступления с таким предложением на банковском форуме в Сочи в сентябре 2006 года, буквально на следующий день в Москве Козлов был убит наемным киллером. В организации покушения обвинили банкира Алексея Френкеля, владельца «ВИП-банка», лицензия которого за «отмывание» денег была отозвана незадолго до этих событий.

Иногда они возвращаются

Когда президент Дмитрий Медведев подписывал указ об отмене наказания в виде лишения свободы по некоторым экономическим преступлениям, он вряд ли имел в виду банкиров, которые занимались «отмыванием» денег «в особо крупных размерах». Но в президентском законе нет конкретных указаний, кого можно, а кого не стоит освобождать из тюрьмы. Поэтому многие предприниматели, допустившие незначительные нарушения закона, остаются на нарах, а матерые мошенники, ограбившие государство на миллиарды рублей, выходят на свободу.

Один из них — бывший крупнейший акционер банка «ВЕФК» Александр Гительсон, обвиняемый по делу о присвоении около 900 млн рублей, был освобожден из следственного изолятора 13 апреля, а днем раньше «Матросскую тишину» покинул другой владелец «прачечной» — Борис Сокальский, которого правоохранительные органы называли «рекордсменом» по незаконному обналичиванию денег. По версии следствия, банкир причастен к обналичиванию 71 млрд рублей.

Впрочем, еще до вступления в действие президентского закона — в конце декабря 2009 года, был освобожден под залог в 15 млн рублей бывший заместитель председателя правления «ВЭФКа» Иван Бибинов, а в марте этого года Басманный райсуд Москвы отпустил на свободу экс-председателя банка Виталия Рябова, назначив ему залог в 3 млн рублей.

В итоге, ситуация получается более чем странная. Росфинмониторинг и МВД изо всех сил борются с нелегальной обналичкой преступных денег, отлавливая банкиров, занимающихся «прачечными» делами, а суды их освобождают «под залог». И стоит ли после этого удивляться, что количество «прачечных» год от года растет, а качество «отмывки» становится все более высокотехнологичным.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня