18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Россия раскачивает нефтебаржу

Рекордный рост российской нефтедобычи сбивает мировую цену на сырье и лишает бюджет будущих прибылей

  
29

России нужно «притормозить» с наращиванием добычи нефти, заявил генеральный секретарь ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри во вторник, 14 сентября в ходе видеомоста агентства РИА «Новости». По его словам, пока российский уровень добычи нефти не влияет на работу ОПЕК и планы по квотированию, но если рост будет продолжаться такими темпами, то это создаст проблемы для остальных мировых стран — экспортеров, пояснил глава ОПЕК.

Видимо, его слова были связаны с выступлением министра энергетики Сергея Шматко, заявившего во вторник, что Россия в 2010 году поставит новый рекорд по нефтедобыче, которая превысит 500 млн тонн. Напомним, что в 2009 году в России было добыто рекордное количество нефти — 494 млн тонн, на 1,2% больше, чем годом ранее. При этом экспорт нефти за рубеж увеличился на 1,9% и составил почти 226 млн тонн.

В тот же день, выступая на инвестиционном форуме агентства Reuters, глава компании «Транснефть» Николай Токарев заявил, что уровень добычи нефти в России будет расти и далее — за пределы рубежа в 10 млн баррелей в сутки. Он гордо добавил, что это опровергает «предсказания коллапса» нефтедобычи в России представителей иностранных компаний, «испытывающих ограничения в наращивании запасов, увеличении добычи и рыночной капитализации».

Конечно, увеличение нефтедобычи и экспорта пополняет российский бюджет, доходы которого во многом зависят от сырьевой выручки, но рост предложения нефти на мировом рынке автоматически снижает ее цену, делая невыгодной для всех стран — экспортеров (в том числе и для самой России). С чем, собственно, и борется международная организация ОПЕК, которая 14 сентября отметила свой 50-летний юбилей.

Кто раскачивает лодку ОПЕК

Глава ОПЕК аль-Бадри считает оптимальной цену на нефть в 72−83 долларов за баррель, то есть, практически на том уровне, на котором она балансирует в нынешнем году.

Напомним, что в июне 2008 года цена барреля нефти стран ОПЕК достигла исторического максимума — 140,73 доллара, а североевропейская марка Brent поднялась почти до 145 долларов за баррель. Но после мирового экономического кризиса осенью 2008 года цены резко упали, и в феврале 2009 года баррель нефти ОПЕК стоил уже менее 42 доллара. А средняя цена барреля нефти ОПЕК по итогам 2009 года составила около 61 доллара. Во избежание подобных перепадов, сильно ударяющих по всем странам-экспортерам, ОПЕК и устанавливает квоты на добычу нефти, которые сейчас находятся на уровне 10 млн баррелей в сутки.

«Сегодняшний уровень цен нам кажется комфортным. Не хочется раскачивать лодку, давайте оставим все как есть», — предложил генсек ОПЕК. И пояснил, что это не просто желание стран-экспортеров сохранить нефтедоходы: 75% этих денег члены картеля направляют в нефтяную индустрию, поэтому изменение цен на «черное золото» должно «коррелировать» с изменением стоимости оборудования для его добычи.

По словам аль-Бадри, дальнейшие решения по квотам добычи будут приниматься ОПЕК в зависимости от конъюнктуры рынка: «Если мы увидим рост спроса на нефть, мы увеличим квоты на добычу, если спрос упадет — понизим».

«Основанный 14 сентября 1960 года в Багдаде пятью странами, стремившимися поднять в то время очень низкую цену на нефть, картель самого стратегически важного сырья пытается сегодня решить экзистенциальные вопросы, классические, в этом возрасте. Организация стран-экспортеров нефти, действительно, в настоящее время переживает геостратегические трения и оживленные споры по поводу лидерства в организации», — пишет французская газета Les Echos.

По мнению аналитиков издания, спустя 50 лет со дня своего основания, ОПЕК, контролирующая 40% мировой добычи, остается влиятельным игроком нефтяного рынка, однако страдает от «структурных недостатков». Официально членам ОПЕК принадлежит около 80% подтвержденных мировых запасов нефти, однако эти данные, предоставляемые разными странами, вызывают сомнения, так как они не проходили внешней проверки.

Что касается квот на добычу, то они соблюдаются некоторыми странами «очень приблизительно». Например, Иран, Алжир и Венесуэла, добывают нефти гораздо больше квот — имея многочисленное население, эти страны руководствуются «логикой максимальных доходов». Хотя на самом деле именно эти «плохо дисциплинированные» страны больше всех заинтересованы в соблюдении квот для сохранения высоких цен.

Но со своими «нарушителями конвенции» ОПЕК все-таки удается бороться. А вот для давления на других крупных поставщиков сырья на мировой рынок никаких инструментов влияния у нее нет. И для поддержания приемлемых цен, картелю остается только подгонять свои объемы под конкурентов, «напоминающих пассажиров-безбилетников, первый из которых — Россия», пишет газета. «Производя 9,6 млн баррелей в день, она реализует стратегию по увеличению своей доли на рынке, направленную в ущерб ОПЕК, которая ей почему-то не противодействует. Москва, конечно, никогда не присоединится к политике поддержания умеренных цен, свойственной таким странам, как Саудовская Аравия. Однако в случае конфликта Россия понимает, что ваххабитское королевство могущественнее ее, как показала война цен, развязанная после 1986 года», — отмечает аналитик Les Echos, признавая, что «краткосрочные варианты сотрудничества здесь все же возможны».

Россия в роли «пассажира»

На Международной конференции по нефти, проходившей в Москве, министр энергетики Сергей Шматко заявил о проблематичности сохранения в будущем цены на нефть в диапазоне 70−80 долларов за баррель, пояснив, что такая цена нефти сейчас остается только благодаря политике ОПЕК по ограничению ее предложения на мировом рынке. Однако состояние спроса, запасов и свободных мощностей для наращивания производства говорит о необходимости снижения нефтяных цен ниже 60 долларов за баррель, считает Шматко.

«Движение к стабильному и предсказуемому рынку нефти неизбежно сопряжено с необходимостью очищения цены на нефть от спекулятивных составляющих, что особенно важно в условиях волатильности цен и неопределенности среднесрочных потребностей рынка в энергоресурсах», — считает министр. По его мнению, «экономически обусловленным» механизм ценообразования станет только тогда, когда он будет подкреплен «множеством реальных, а не виртуальных рыночных сделок».

Таким образом, Шматко косвенно обвиняет ОПЕК в потворстве мировым рыночным спекулянтам. Министр также отметил необходимость создания системы, которая позволяла бы ограничить спекулятивный капитал. «Это затруднит в будущем образование мыльных пузырей на рынке. Согласие участников конференции с таким подходом означало бы голосование за стабилизацию нефтяного рынка», — заявил министр.

Понятно, что такими своими заявлениями министр энергетики России пытался как то оправдать поведение страны на мировом нефтяном рынке, где она всякий раз увеличивает добычу нефти в пику ее снижению странами ОПЕК. Однако непонятно, зачем это России, сидящей на нефтяной игле и, соответственно, целиком и полностью зависящей от мировых цен на сырье, понижение стоимости нефти на рынке. Зачем нам «стабилизация» нефти на уровне ниже 60 долларов за баррель, за которую ратует министр?

Тем более, совсем недавно президент Дмитрий Медведев заявил, что «правильная» цена на нефть должна быть в пределах 80−90 долларов за баррель, а премьер-министр Владимир Путин добавил к этому, что только при ее стоимости не ниже 82 долларов Россия способна побороть дефицит бюджета. Да и то, не ранее, чем к 2015 году. А что будет с бюджетной дырой, если нефть «стабилизируется», как мечтает Шматко, на ценах менее 60 долларов — даже представить страшно. Недаром над этим подшучивают конкуренты по БРИК — наши «заклятые друзья» из Китая.

Отвечая на вопрос вашингтонского издания McClatchy Newspapers о состоянии российской экономики, замдиректора ведущей финансовой консультационной фирмы в Пекине Anbound Group Хе Чон улыбается и, складывая руки, как молящийся произносит: «Нефть и газ». Другими словами, суть российской экономики — молиться о том, чтобы цены на нефть и газ оставались высокими. «Думаю, что российская экономика стала второсортной для всего мира, — говорит пекинский аналитик Хе Чон. — Когда цены на нефть были высоки, достигнув рекордной отметки в 145 долларов за баррель, Россия была засыпана нефтедолларами и хвасталась тем, что займется переустройством мирового порядка. Сейчас, когда цены на нефть обрушились наполовину, экономика страны оказалась изношенной, и российское правительство признает, что это тупик. И теперь России, несмотря на ее самоуверенную позицию перед Западом, придется бороться за то, чтобы стать производителем сырья в третьем мире».


Конечно, рост нефтяных цен происходит главным образом из-за игры мировых спекулянтов, а потому крайне ненадежен и может в любую минуту сменится падением. Погоду на мировых рынках по-прежнему делают спекулянты — так звучит основная мысль доклада, который опубликовала Конференция по торговле и развитию ООН (UNCTAD). И цены на сырьевые товары, в том числе и нефть, по мнению UNCTAD, после кризиса росли в основном благодаря спекулянтам, а не фундаментальным факторам.

Но может все-таки России пока не стоит «плевать в колодец» ОПЕК? По крайней мере, до тех пор, пока модернизация отечественной экономики, о которой так много говорят власти, не принесет хоть какие-то реальные плоды.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня