18+
воскресенье, 4 декабря
Экономика

В стране объявился «новый русский бухгалтер»

Почему зампреду ЦБ Улюкаеву не нравятся пенсионеры-нахлебники

  
25

Первый зампредседателя Центробанка Алексей Улюкаев и его советник Михаил Куликов опубликовали в журнале «Вопросы экономики» статью, которая вызвала ажиотаж среди любителей почитать на макроэкономическую тематику. Тезисы из этой статьи обошли практически все финансовые и экономические сайты. Причина в том, что зампред ЦБ призывается бороться с бюджетным дефицитом весьма спорными методами.

Он предлагает жёстко ограничить индексацию пенсий сверх уровня инфляции, а пенсионный возраст повысить. Кроме того, власть должна отказаться от поддержания социальных стандартов на территории страны, существенно сократить межбюджетные трансферты и вернуться к бюджетному федерализму, короче говоря — предоставить регионы самим себе. Предельный размер социальных расходов, считает Улюкаев, нужно закрепить законодательно — либо в рублевом выражении, либо в процентах от ВВП.

В оправдание таких непопулярных мер, Улюкаев приводит довод, что к подобной экономической политике сегодня вынуждены прибегнуть многие развитые страны, заморозившие зарплаты бюджетников в рамках европейской программы сокращения бюджетных дефицитов. Возможно, с точки зрения научной теории монетаризма зампред Центробанка пишет все абсолютно правильно. Эти рецепты также вполне совпадают с советами Международного валютного фонда по борьбе с дефицитом бюджета.

Но насколько можно применить такую экономическую теорию на практике «в одной, отдельно взятой стране»? Об этом «СП» рассказал завлабораторией макроэкономики Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Кувалин.

— Сначала оговорюсь, что я буду вести речь лишь об основных тезисах этой статьи. Судя по ним, могу сказать, что закономерности экономического развития гораздо сложнее, чем их представил господин Улюкаев. Очень уж примитивную модель этого мира он предложил читающей публике, которая сводится к модели примитивного бухгалтерского баланса.

«СП»: — Напоминает теорию монетаризма Фридмана?

— Нет, не надо обижать эту, достаточно продвинутую американскую теорию, это вовсе не монетаризм, а какой-то, я бы сказал, «бухгалтеризм». Даже не смотря на то, что я не являюсь сторонником монетаризма, нужно признать, что там достаточно глубоко исследован вопрос монетарной и бюджетной политики. И, кстати, вполне допускаются бюджетные дефициты в течении определенных периодов времени. Там также рассмотрена суть инфляционных процессов, и при этом инфляция не названа однозначным злом.

«СП»: — На что похож этот «новый русский бухгалтеризм»?

— Помните, в советские времена было такое понятие — ведомственный подход. Когда чиновники, продвигая какую-нибудь идею, на самом деле преследовали лишь интересы своего ведомства и больше ничьи. Так вот, на мой взгляд, это классический образец ведомственного подхода в экономике. Центробанк и Минфин отчитываются за показатели инфляции и дефицита, и именно за них получают от вышестоящего начальства по голове. Поэтому им, естественно, хочется доложить, что на нашей фабричке — ни забастовочки.

«СП»: — А на остальные ведомства им наплевать?

— Да, и на макроэкономику, вопреки их утверждениям, тоже. Что там будет происходить с темпами экономического роста, с уровнем безработицы, с ситуацией в социальной сфере — им параллельно. Главное, чтобы их бухгалтерский баланс бюджета сходился. Таким образом, с одной стороны это примитивный, а с другой — сугубо ведомственный подход к серьезной макроэкономической проблеме.

«СП»: — Может, руководитель Центробанка просто не может мыслить по-другому, не с точки зрения финансов?

— Ничего подобного, к примеру, у Геращенко, когда он работал в том же Центробанке, был абсолютно другой подход к делу. Он всегда думал о том, чем обернется монетарная политика Центрального банка с точки зрения макроэкономических последствий, поэтому в 1992 году он и пошел на масштабный взаимозачет, прокредитовав экономику средствами ЦБ. Как его тогда грязью полили! Но тогда Геращенко, фактически, спас экономику России, которая уже была на грани полной остановки и коллапса с развалом. Конечно, это обернулось некоторым ускорением инфляции, которая и без того была бешеной, но потом колесики закрутились и предприятия начали адаптироваться к новым условиям. Думаю, что и в нынешнем руководстве Центробанка тоже есть подобные взгляды, но его первый зампред, к сожалению, проповедует точку зрения, которая выглядит странно.

«СП»: — Улюкаев апеллирует к глобальным тенденциям, это оправданно?

— Давайте посмотрим с точки зрения международного опыта. Во-первых, уже с десяток лет макрофинансовые показатели России выглядят гораздо лучше, к примеру, чем в США или любой европейской стране. Практически всё время, кроме последних кризисных лет, у нас был могучий профицит бюджета, который позволял создавать резервные фонды, блестящий внешнеторговый баланс и настолько крепкая национальная валюта, что Центробанку даже приходится её немного ослаблять интервенциями. Зато показатель инфляции всегда был гораздо хуже — выше, чем в развитых странах, и также некоторые другие показатели, например, капитализация банковской системы. А значит, дело не только в монетарной политике и в качестве бюджета.

«СП»: — А в чём же тогда?

— Многие финансисты говорят, и я с ними согласен, что для удержания роста цен, процентов по кредитам, очень важен уровень взаимного доверия в экономике. Бизнес должен доверять своим партнерам, населению и государству, а население — бизнесу и государству. Государство, в свою очередь, тоже должно верить и тем, и другим. Тогда никто не будет поднимать цены необоснованно, и инфляция станет расти заметно меньше. А сейчас инфляция растёт, притом, что монетарная политика проводится по классическим канонам — никаких лишних денег Центробанк в экономику не пускает. Когда доверия нет, и толку от жесткой монетарной политики немного.

«СП»: — И сжимать денежную массу, забирая рубли у населения, как это делал Гайдар, сегодня смысла нет?

— Если Центробанк опять начнет зажимать денежную массу, мы снова вернемся в ситуацию 90-х годов. Конечно, это будет несравнимо с «шоковой терапией» Гайдара, но планку экономического роста в стране подорвет однозначно, причём не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе. И инвестиционную привлекательность страны в очередной раз понизит. И это только макроэкономические последствия! А социальные и политические последствия будут ещё острее. Потому что большая часть населения и так была ограблена «шоковой терапией», за последние годы государство только частично компенсировало людям этот ущерб. Мы ещё не вернулись по своему благосостоянию на предреформенный уровень, и что, снова начнем грабить население?

«СП»: — Европейцы же, вон, грабят, и ничего?

— Ничего подобного. Не говоря об уровне жизни европейца, который в разы выше россиянина, государства не торопятся лишить их социальных гарантий. Бюджеты многих европейских стран десятилетиями несбалансированны — имеют дефициты, и правительства, центробанки идут на это, чтобы поддержать уровень жизни населения, темпы экономического роста, и ничего особо страшного с ними не случается. Да, у них есть долги домохозяйств, предприятий, но они постоянно реструктурируют их, видимо, уровень доверия в экономике это позволяет. А если власти России в очередной раз опустят уровень жизни населения, повысят налоги на бизнес ради сиюминутной цели свести бюджетный баланс, то кто же потом вообще будет верить власти?

«СП»: — Наверное, уже никто.

— Ещё мне не нравится моральная сторона этого предложения. Ведь чиновники Центробанка неплохо зарабатывают, при этом они предлагают затянуть пояса другим — это не совсем правильно, на мой взгляд. Это уже было, когда в 90-е годы достаточно разбогатевшие реформаторы говорили населению, что нужно потерпеть, дескать, мы живем не по средствам и тому подобное. То есть, прежде чем публиковать такие тексты, нужно и об этом аспекте проблемы подумать. Ведь население не желает вникать во все тонкости экономической политики, его интересует в первую очередь свой кошелёк — и это абсолютно правильно.

«СП»: — Значит, предложения Улюкаева не только экономически не оправданы, но даже вредны?

— С точки зрения макроэкономики, я не вижу в них никакого экономического смысла: если просуммировать плюсы и минусы, то минусов будет гораздо больше. А социальные последствия ясны и без комментариев.

«СП»: — Похожи эти предложения зампреда ЦБ на рецепты МВФ?

— Да, в какой-то мере они их напоминают. Но в 90-е годы мы уже прислушивались к подобным советам, и ничего от этого не выиграли, как и большинство других стран, которые последовали политике МВФ. Мало того, мы чуть не потеряли всю экономику. Но тогда у России не было своего опыта, поэтому мы и доверились западным экспертам, а сейчас, казалось бы, уже набили шишек. Или у нас в России все происходит как в том анекдоте: только бледнолицый может дважды наступить на те же грабли…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня