18+
четверг, 8 декабря
Экономика

Путин поделил «сектор газа»

Главный регулятор российской экономики призвал «Газпром» поделиться трубой. Но газ от этого дешевле не станет

  
30

Владимир Путин пригрозил «Газпрому» утратой монополии на пользование ГТС, если компания не будет пускать в нее независимых газопроизводителей. «Или вы будете эффективно работать, или мы будем вынуждены изменить действующие правила, пойти на изменение законодательства», — заявил премьер-министр Владимир Путин на совещании в Петербурге, посвященном итогам работы ТЭК в 2010 году.

Независимые производители испытывают дефицит транспортных мощностей, так как те контролируются «Газпромом», а монополист ставит свои интересы выше интересов развития газовой отрасли, отметил премьер. «Вы должны соответствующим образом реагировать и вкладывать ресурсы в развитие, — объяснил Путин руководству „Газпрома“. — Если считаете, что у вас и так программа соптимизирована, обращайтесь в правительство, подумаем, как сделать».

Премьер дал поручение «Газпрому», главе Минэнерго Сергею Шматко и вице-премьеру Игорю Сечину, курирующему ТЭК, внимательно рассмотреть данный вопрос и выступить с своим предложением по его решению.

Что стоит за курсом на либерализацию доступа к «трубе», рассуждает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

«СП»: — Константин Васильевич, Путин дал отмашку на либерализацию ГТС?

— Ситуация, когда «Газпром» жестко контролировал внутренний рынок, и к трубе практически никто не подпускался, была характерна до 2005−2006 годов. Тогда у «Газпрома» были достаточно хитрые схемы закупки газа. Например, вам нужно было передать газ из точки А в точку Б. Реальное расстояние между точками было одно, а «Газпром» говорил, что газ нужно поставлять по сложной цепочке, и расстояние резко увеличивалось.

Сейчас ситуация поменялась. Я обращаю внимание, что еще 29 октября 2010 года Владимир Путин подписал постановление о стандартах раскрытия «Газпромом» информации о транспортировке газа по магистральным газопроводам. Другими словами, уже давно принято согласованное решение, что «Газпром» будет публиковать информацию по имеющимся возможностям закупки газа у независимых производителей.

Кстати, и в 1990-х были уникальные случаи доступа к трубе независимых газопроизводителей. Например, компании «Итера» отдали рынок сбыта газа в Свердловской области (причем глава «Итеры» Игорь Макаров на голубом глазу уверял, что ему дали самый неплатежеспособный регион). Тем более сегодня нельзя сказать, что независимые газопроизводители бедствуют.

Возьмем компанию «Новотэк»: у нее никаких проблем с внутренним рынком нет. Более того, компания растет совершенно фантастическими темпами — что добыча, что сбыт. Сегодня она продает газ в Свердловской, Челябинской, Пермской областях. Понятно, «Новотэк» — компания специфическая, ее акционером является великий и ужасный Геннадий Тимченко (личный друг Путина — «СП»). Ясно, что, скорее всего, используются его прямые контакты с премьер-министром. Но, на мой взгляд, и у других независимых газопроизводителей не возникает конфликта, когда у них есть газ, они могут его добыть, а «Газпром» отказывается брать этот газ в трубу.

«СП»: — Какие у нас на сегодня независимые производители газа?

— «Новотэк», который чувствует себя в шоколаде: у него капитализация за 2010 год выросла на 94%. Это абсолютно рекордный показатель среди мировых крупнейших компаний из топ-50. Компания, повторюсь, не имеет проблем со сбытом — напротив, наращивает объем продаж. Второй номер — «Итера», хотя с точки зрения газового бизнеса, ее могущество прошло вместе с Рэмом Вяхиревым.

Вот, собственно, и все. Остаются нефтяные компании (в 2010 году нефтяные компании добыли около 65 млрд кубов попутного газа, четверть этого объема была сожжена в факелах, — «СП»). Но я не слышал о конфликтах нефтяников с «Газпромом».

"СП": — Тем не менее, сегодня на внутреннем рынке музыку заказывает «Газпром», разве нет?

— Сегодня доля «Газпром межрегионгаза» составляет порядка 83%. Да, доля велика. Но все-таки за последние три года она снизилась на 7%. То есть, процесс либерализации идет.

«СП»: — Зачем правительству понадобилась либерализация?

— Думаю, в России внутренний спрос на газ будет увеличиваться, внутренний рынок станет толще. Поэтому государство заинтересовано, чтобы газ не пропадал. У независимых производителей газа есть резервы — в первую очередь, попутный газ, который мы сжигаем на факелах — чтобы увеличивать объем добываемого газа. Потом, у нас появляются планы новых экспортных маршрутов — например, в Китай. Где, спрашивается, брать этот газ? Поэтому политика либерализации доступа вполне разумна: если мы хотим укреплять позиции на мировом рынке, увеличивать потребление газа внутри страны, логично поощрять нефтяные компании, чтобы они активнее занимались продажей газа, и получали нишу на этом растущем рынке.

«СП»: — Цены на газ будут снижаться, если к трубе допустят независимых производителей? Сейчас средняя себестоимость добычи 1 тысячи кубометров у «Газпрома» составляет около 600 рублей, а на внутренний рынок компания продает газ уже по цене примерно 2000−3000 рублей за куб, в зависимости от региона. Для сравнения: «Роснефть» в прошлом году продавала газ «на скважине» (то есть фактически на входе в ГТС) в Западной Сибири примерно по 660 рублей за одну тысячу кубов, «Нортгаз» — по 630 рублей. Этот дешевый газ «разбавит» высокие газпромовские цены?

— На мой взгляд, либерализацию не стоит понимать, как возможное снижение стоимости газа на внутреннем рынке. Наоборот: либерализация означает, помимо доступа к трубе независимых производителей, еще и изменение принципов ценообразования. Напомню, с 2014 года Россия собирается рассчитывать цену на газ по следующей формуле: цена на газ в Европе, минус стоимость транспортировки, минус экспортная пошлина 30%. В итоге газ у нас будет дешевле, чем в Европе, минимум на треть. Но он будет дороже, чем сегодня.

Вообще, демонополизация рынков часто приводит к росту цен. Вспомните реформу энергетики: либерализация этого монопольного рынка тоже обернулась серьезным увеличением стоимости электроэнергии. С газом будет то же самое.

Бензин: Особенности национального ценообразования

Как доказывают цены на заправках, наглеет у нас не один «Газпром». Нефтянка тоже не упускает случая задрать цены до небес. С декабря по январь стоимость дизтоплива выросла более чем на 35%, а тонны солярки — перевалила за 28 000 руб. По идее, за ценами дожна следить Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Но поскольку от нефтянки кормятся практически всем наши крупные чиновники, регулированием цен ФАС занимается только в одном случае: когда команду «фас» отдает лично Владимир Путин.

Именно это премьер сделал 9 февраля на совещании в Петербурге.

Нефтяники объясняют рост цен дефицитом и высоким спросом на топливо, заметил Путин, но «такая постановка вопроса может привести к оправданию дефицита, а затем, на втором этапе, и к его искусственному созданию». «Не хотелось бы думать, что причина скачка цен такая банальная — просто грубо извлечь необоснованную максимальную прибыль», — заключил премьер и начал разбор конкретных компаний.

По мнению Путина, в результате работы чиновников «Сургут», «Роснефть» и «Лукойл» снизили цены. А вот от «Газпром нефти» и ТНК-BP реакции пока нет.

Те попытались оправдаться. «Мы уже отреагировали, Владимир Владимирович. Снижение будет <...> сегодня», — доложил исполнительный директор ТНК-BP Герман Хан (компания позже заявила, что с 21.00 МСК снижает розничные цены на дизтопливо на всех заправках — на 1,2 руб./л). А «Газпром нефть» еще 1 февраля снизила оптовые цены на дизтопливо — на 1000−1500 руб./т, отметил ее гендиректор Александр Дюков.

Получилось настоящее госрегулирование — как при СССР. Другого регулятора, кроме Путина, в условиях вертикали власти, по-видимому, не существует.

Фото: premier.gov.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня