18+
воскресенье, 11 декабря
Экономика

Минфин загоняет зарплаты в конверты

На Западе бизнес уже понял: чтобы не потерять все, надо делиться с бедными. В России до такой сознательности далеко.

  
51

Минфин РФ опубликовал окончательный вариант «Основных направлений налоговой политики РФ на 2012−2014 годы». Главной особенностью нового документа является резкое увеличение налога на высокие зарплаты. Документ фиксирует ставки страховых взносов на 2012 год на уровне 30% с зарплат до 512 тысяч рублей в год, и на 10% выше — с зарплат, превышающих этот уровень. Таким образом в ведомстве Алексей Кудрина выполнили поручение президента России Дмитрия Медведева. Напомним, что недавно глава государства потребовал снизить обычные ставки страховых взносов с 34 до 30%, а для малого бизнеса — до 20%. Это могло создать опасные бреши в бюджете страны и в Пенсионном фонде России, который и без того давно нуждается в серьезных дотациях из федерального бюджета. Чтобы залатать «дыру» Минфин и предлагает диверсифицировать социальное налогообложение, с повышением ставки для богатых.

По официальным данным, на сегодняшний день средняя зарплата в России составляет около 22,5 тысяч рублей в месяц. То есть о доходах в 512 тысяч рублей в год (42,6 тысяч руб. в месяц) многие из нас могут лишь мечтать. При этом редкий российский работник хотя бы просто задумывается о социальном налоге. Просто уплачивает государству НДФЛ в размере 13% от своей зарплаты и все. Между тем размер социального налога напрямую влияет на размер нашей зарплаты.

Арифметика проста. Предположим, ваш доход 20 тысяч рублей в месяц. Минус 13% = 17 400. Это те деньги, которые вы получаете на руки. Но для работодателя все намного сложнее: он должен за вас также уплатить государству социальный налог, размер которого сегодня 34%. При зарплате сотрудника в 20 000 рублей в месяц, размер соцналога равен 6800 рублям. На этом выплаты работодателя за одного сотрудника не заканчиваются, потому что он также платит налог на добавленную стоимость (НДС)с доходов компании, которые обеспечиваются работой сотрудников. Это еще 18%. Если компания небольшая, например, 10 человек, а ее доход за месяц 1 миллион рублей, то в качестве налога будет выплачено 180 тыс. рублей. Следовательно на каждого сотрудника приходится еще по 18 тысяч. Но об этом мы обычно даже не слышим. Если же сюда добавить выплачиваемые нами 13% НДФЛ, то выходит, что с каждой нашей зарплаты государство получает 47%! Представьте себе, что эти деньги за вас выплачивал бы не Ваш работодатель, а вы лично сначала получали бы их на руки и затем шли платить в ближайшую налоговую. А ведь сюда надо добавить еще и НДС.

Из нашего примера видно, что чем больше зарплата сотрудника, тем больше за него должен платить государству работодатель, а значит в условиях действия принятого Минфином документа стимула увеличивать нам зарплаты у работодателя нет совершенно.

О том, верны ли выводы «Свободной Прессы», наш корреспондент поговорил с Директором Института глобализации и социальных движений Борисом Кагарлицким:

— Действительно получается, что Минфин стимулирует предприятия либо снижать зарплату высокооплачиваемым работникам, либо переходить к зарплатам в конвертах и другим нелегальным схемам. Это неправильно. Европейский и американский подходы состоят в том, что в государстве должен действовать прогрессивный подоходный налог, которого у нас нет. Его люди платят непосредственно из своего кармана — из тех денег, которые предприниматель уже заплатил. Соответственно в таком случае у предпринимателя не возникает стимулов специально понизить зарплату. Должен заметить, что этот законопроект Минфина очень сильно бьет по бедным и некоммерческим организациям — тем, у кого прибыли либо нет вовсе, либо она очень маленькая.

Например, для нашего института, который не имеет прибыли, а работает через проекты и гранты, любая работа, связанная с выплатой гонораров, становится очень тяжелой, потому что мы получаем некую сумму на ведение проекта, а потом выясняется, что очень большую ее часть мы вынуждены отдавать государству в виде этих страховых взносов — налогов. Фактически бедные организации душатся. Для более крупных, вроде «Норильского никеля», «Лукойла» или «Газпрома» это, конечно, не очень большая проблема, но это уже связано с очень серьезными диспропорциями в нашей экономике. Потому что у нас очень большая часть денег и ресурсов находится в руках нескольких крупных корпораций, а значительная часть реальной занятости приходится не на них. В том же нефтегазовом секторе у нас работает не так уж и много людей, а огромная масса народа трудится в разного рода мелких, средних и не очень богатых организациях, где подобные меры приводят к абсолютному дестимулированию занятости, или к тому, что занятость переходит в серую зону, не проходя через налоги.

«СП»: — То есть человек должен нести личную финансовую ответственность и выплачивать этот налог самостоятельно?

— Я считаю, что должен быть прогрессивный подоходный налог, а как раз шкала страховых взносов должна быть плоской, т.е. все должно быть ровно наоборот.

«СП»: — В этом плане интересны недавние инициативы на Западе: американский миллиардер Уоррен Баффет и целый ряд бизнесменов в Германии, Франции, Италии сами фактически попросили увеличить на них налоги.

— Действительно были заявления ряда крупных бизнесменов на этот счет. Но не надо думать, что это мнение всего бизнеса Америки или Европы, хотя сам факт показателен. Это связано с двумя вещами: во-первых, наиболее продвинутые представители бизнеса постепенно понимают элементарную неэффективность либеральной фискальной политики, видят, что она приводит к негативному результату. Одним из них является то, что нет стимулов, усиливающих рост занятости, особенно в производстве. Другой момент состоит в том, что они начинают догадываться, что если сам бизнес не продемонстрирует некоторый уровень социальной ответственности, то всем грозят очень серьезные общественные возмущения. Мы это недавно увидели в Англии, в другой более организованной и политически зрелой форме, мы это видели год назад во Франции во время конфликта вокруг закона о пенсионной системе. На этом фоне крупный капитал начал понимать, что лучше уж самостоятельно реформировать систему сверху, чем ждать пока начнут свергать снизу.

«СП» — Как Вы считаете, приходит ли такое же понимание крупному капиталу в России?

— Я думаю, что в России никакое понимание ни к кому вообще не приходит, потому что в России не думают и не обсуждают экономический кризис. Т.е. предполагается, что все вопросы будут так или иначе решать чиновники, а чиновники предполагают, что все вопросы уже решены. Или они решают их так, как это делает Минфин — на уровне чисто технических мероприятий, за которыми не стоит какая-то новая концепция. А по существу нужна более-менее внятная шкала прогрессивного налога, которая бы защитила низшие слои и средний класс. Для них может оставаться та же плоская шкала, но на высокие доходы должен распространяться прогрессивный налог, когда налогообложение начинает расти, если доходы становятся достаточно значимыми.

Кстати говоря, прогрессивный налог очень сильно стимулирует бизнесменов на разного рода акции: на благотворительность, инвестирование, когда капиталист меньше денег выплачивает в виде дивидендов, и больше вкладывает в развитие производства. Таким образом, если деньги не дошли до его кармана, а сразу в пределах бизнеса вернулись в инвестиции, то они не облагаются подоходным налогом и способствуют росту предприятия. То есть прогрессивный подоходный налог обладает целым ряд преимуществ: он стимулирует богатых людей на более социально ответственные и экономически эффективные действия.

«СП» — Какова в России наиболее справедливая ставка прогрессивного налога на высокие и сверхвысокие прибыли, на Ваш взгляд?

— Во-первых, я в принципе не признаю понятие справедливого. Оно носит исключительно субъективный характер. Для Древней Греции справедливо было иметь рабов, а для какого-нибудь африканского племени справедливо съедать людей, которые к нему не принадлежат, т.е. с экономической точки зрения справедливость это абсолютно бессодержательная категория.

Речь идет не о ней, здесь работают два фактора: какая шкала налога будет экономически эффективной, и какая будет наиболее приемлемой для общества, вызовет наибольшее одобрение и наименьшее количество конфликтов и опасений. Поэтому я думаю, чтобы пощадить средний класс, доходы до 100 тысяч рублей в месяц должны облагаться так же как сейчас, а дальше нужно повышение. Причем сначала очень умеренное: плюс два-три процента. И только после того, как доходы достигают, скажем, 10−15 тысяч долларов в месяц, нужно повышать резко, может быть до 30−40 процентов. Кстати, по нормам Европы 60−70-х годов это достаточно умеренная шкала. В Скандинавии на пике налоги доходили до 70 процентов. Я думаю, доведение прогрессивной шкалы до уровня 30−40% будет приемлемо. Но подходить к этому вопросу, производить расчеты, нужно предельно серьезно.

Общий взгляд на решение Минфина представил бывший министр экономики РФ, научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин:

— Я считаю, что бюджет Пенсионного фонда должен быть сбалансированным. Те предложения, которые внес Минфин, в основном эту задачу решают.

Можно предложить и другое решение. Оно более сложное, но мне кажется, что рано или поздно все равно будет принято. Речь идет о том, что в Пенсионный фонд страховые взносы должны платить не только работодатели, но и наемные работники. Можно пойти на то, чтобы те люди, которые получают зарплату ниже определенной суммы, не платили этот налог. Но остальные должны платить. Не должно быть никаких исключений при условии, что эти взносы заносятся на личный счет людей в Пенсионном фонде. На соответствующую сумму, а это, по крайней мере, процентов 80, платежи работодателей могут быть снижены. Заработная плата должна быть повышена так, чтобы люди могли платить эти взносы, а также взносы на медицинское страхование, чтобы это не понижало их жизненный уровень. Я имею в виду прежде всего бюджетников, потому что рынок труда выровняет всех остальных на соответствующие суммы.

На этот шаг пока мы не решаемся. Несчастье нашего правительства заключается в том, что оно все время идет только на частичные меры, которые полностью проблемы не решают, и потом приходится громоздить еще дополнительные решения. В результате вся система налогообложения и госуправления в целом лишается стройности, изящества и эффективности.

Среди развитых стран есть только две, где граждане не делают хотя бы частичные взносы на свой пенсионный счет. Это Россия и Австралия. Австралия — богатая страна, а Россия — нет. Мы должны выстроить нормальные отношения, которые соответствуют новой эпохе, а эпоха такова, что наши дети за нас платить не смогут. Мы должны формировать свои пенсии сами. Нужно, чтобы государство пошло на шаги, которое также облегчают решение этой задачи. Я имею в виду повышение заработной платы.

Справка «СП»

За последний месяц в Европе и США ряд крупных бизнесменов выступили с заявлениями в адрес правительства своих стран с просьбой увеличения налогов на богатых граждан, заявляя о своей готовности помочь государству в преодолении финансового кризиса.

Так американский инвестор Уоррен Баффет, чье состояние оценивается в 50 миллиардов долларов, в середине августа в своей колонке в The New York Times посоветовал Конгрессу США поднять налоги на супербогатых. По словам инвестора, по итогам 2010 года он заплатил подоходный налог в размере 6,9 миллиона долларов. «Кажется, что это много. Однако я заплатил только 17,4 процента от моих доходов, то есть намного меньше, чем все мои 20 коллег. Для них налоги составили от 33 до 41 процента, в среднем 36 процентов».

«Конгресс, дружественно настроенный к миллиардерам, баловал меня и моих друзей достаточно долго. Пока большинство американцев пытаются свести концы с концами, мы мега-богатые люди продолжаем получать огромные налоговые льготы», — написал Баффет.

Также недавно группа из пятидесяти состоятельных немцев «Богатые за налог на капитал» обратилась к канцлеру ФРГ Ангеле Меркель с призывом увеличить размер налога на богатых граждан. По их подсчетам, если ввести дополнительный 5-процентный налог на состояние, страна сможет получить около 100 млрд долларов за два года. На данный момент в Германии максимальная ставка, которую платят самые богатые граждане, равна 42%. Предыдущий канцлер, Герхард Шрёдер, опустил ее до этого уровня с 53%, которые установил его предшественник Гельмут Коль.

Неделю назад 16 топ-менеджеров и миллиардеров Франции предложили создать «специальный фонд пожертвований», чтобы помочь своему правительству в преодолении финансового кризиса. Среди них самая богатая женщина Франции Лилиан Бетанкур (23,5 млрд долларов по данным Forbes) и глава нефтяной компании Total.

Теоретически в России введение прогрессивного налога на богатых также имеет огромный потенциал в качестве источника средств для бюджета нашей страны (который, как было сказано выше, во многом субсидирует Пенсионный фонд): по данным Boston Consulting Group, к началу 2011 года Россия являлась пятой страной в мире по количеству домохозяйств с доходами свыше 100 млн долларов. Число таких семей в нашей стране составляет 561.

Осталось лишь дождаться, когда кто-нибудь из них обратит свое внимание на пример западных коллег и выступит с соответствующей инициативой. Хотя в то, что мы этого дождемся, верится с трудом.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня