18+
воскресенье, 11 декабря
Экономика

Цена России по расценкам Кудрина — $ 800 млрд

Несостоявшийся премьер рассчитывал за 10 лет передать ключевые активы РФ западным инвесторам

  
207

Уволенный со всех постов Алексей Кудрин не стал молчать в ожидании исполнения обещания Владимира Путина вернуть его «в команду». Экс-министр финансов продолжил критику политики властей, причем в более развернутом и аргументированном варианте — в статье для газеты «Коммерсант». Аргументы Кудрина сводятся в несколько тезисов:

— За окном — несколько серьезных локальных кризисов, включая кризис еврозоны, и ожидание второй волны глобального экономического кризиса. Наиболее экономически сильные страны переходят в режим жесткого контроля расходов. За окном еще и исторический максимум цен на нефть. Но эти цены — цикличные: за 10 лет средняя цена — всего 60 долларов. А мы текущие нефтегазовые «сверхдоходы» тратим без остатка, не создавая «подушки безопасности».

— В 2008 году бюджет планировался так, чтобы при снижении цены на нефть с прогнозируемых 60 до 30 долларов дефицит не превышал 3% ВВП. На 2012 год при прогнозной цене в $ 100 планируется дефицит в 1,5% ВВП. То есть, при падении до $ 60 образуется дефицит в 5,5% ВВП. Расходы в этом случае придется резать (иначе не получить доступ к займам) — на 2,5% ВВП, то есть 1,35 трлн руб. Для сравнения: 1,35 трлн — это все, что запланировано в федеральном бюджете следующего года на образование, здравоохранение и культуру, плюс половина дотаций регионам. Альтернатива — повышение налогов и/или запуск печатного станка. И то, и другое означает отбрасывание формирования необходимой инвестиционной среды на пять-семь лет.

— В 2006 году было принято решение отменить в России ограничения на движение капитала, по сути — обеспечить конвертируемость рубля. Это ключевое условие в борьбе за мировые инвестиции, но оно требует проведения крайне жесткой макроэкономической политики, поскольку при отсутствии ограничений капитал легко покидает некомфортную для него среду.

— У нас слишком много приоритетов:

А) Учителя. В ближайшее время их собираются перевести на среднюю по экономике страны зарплату. Цена вопроса — 100 млрд руб. в год только по средней школе.

Б) Пенсионеры. С декабря 2009-го по декабрь 2010 года — в кризис — пенсии повысили на 45%. При этом принятый в 2008 году закон предполагает увеличение пенсий выше уровня инфляции. В результате, в следующем году дефицит ПФР превысит 1 трлн руб.— четверть всех выплат.

В) Военные. Программа вооружений на ближайшие 10 лет распухла с 13 до 20 трлн. Еще 3 трлн руб. собираются влить на развитие оборонного комплекса. Крупная статья расходов — денежное довольствие военнослужащих. Зарплату лейтенанта поднимают до 50 тыс. руб., хотя сначала планировали до 40 тыс. Увеличение с 40 тыс. руб. до 50 тыс. руб. в целом, учитывая всю «сетку» силовиков, требует 300 млрд руб. в год. Для сравнения: все федеральные расходы на здравоохранение в 2012 году составят 400 млрд руб.

Бывший министр финансов нападками не ограничился, а изложил собственный план спасения.

План Кудрина состоит из 5 пунктов:

— Поставить целью обеспечение бездефицитности федерального бюджета при цене $ 90 за баррель в 2015 году. В крайнем случае, поставить промежуточную цель: добиться к 2015 году сбалансированности бюджета при $ 100 за баррель, отодвинув главную цель на 2017 год.

—  Следует точно определить правило расходования нефтегазовых доходов, поскольку это влияет на инфляцию, валютный курс, формирование резервов правительства и очень важно для инвесторов. Оно должно быть закреплено в Бюджетном кодексе, а правительство не должно от него отклоняться при внесении бюджета в парламент.

—  Требуется пересмотр наращивания военных расходов как по оснащению, так и по денежному довольствию. Целей перевооружения можно достичь не за 10, а за 15 лет. На первом этапе повысить денежное довольствие можно не в два раза, а в полтора.

— Уже в следующем году нужно определиться со стратегией в вопросах социального и пенсионного обеспечения. Возможно, ограничить индексацию пенсий только инфляцией — до момента ликвидации дефицита Пенсионного фонда.

—  Необходимо программно определить целью снижение бюджетной нагрузки к ВВП, то есть снижение расходов и неповышение основных налогов. А также — сохранение низкой инфляции, с дальнейшим ее снижением до 4−5% в 2014 году и до 3% впоследствии.

Можно ли таким способом спасти российскую экономику, рассуждает председатель Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, что в плане Кудрина является ключевым?

— Это интересная статья, потому что кратко излагает всю концепцию Кудрина. В этом смысле она ценна, как манифест. Предложения во всех пяти пунктах «плана», по сути, сводятся к сокращению расходов. Один из пунктов озаглавлен «Расходы и налоги», но тут же сказано, что налоги повышать нельзя. Это действительно так — налоги уже повышены до максимума. Значит, вся идея Алексея Кудрина — только в сокращении расходов.

На самом деле, это отражение того макроэкономического тупика, в который сам же господин Кудрин завел Россию за 12 лет. Сейчас он прекрасно понимает, что из тупика нет выхода. Поэтому и занимает удобную позицию — несколько в стороне. Зная, что из ловушки не выбраться, Кудрин становится человеком, не ответственным за ситуацию.

Это удобная позиция. Алексей Кудрин, получается, сейчас радеет. Он, получается, проводил сдержанный курс. А на деле, он прекрасно понимает, что при нынешней парадигме развития невозможно будет совместить расходы с внешнеэкономической конъюнктурой. И что он, находясь в стороне, может заниматься поучениями.

«СП»: — Но со стороны может показаться, что Кудрин говорит правильно…

— Его догматы действительно верны на 100%, если не говорить, почему возникла такая ситуация. Не сам ли Кудрин привел к ней? Не является ли все это проявлением долгосрочных последствий его политики?

Ведь Кудрин собрал вокруг себя массу последователей. Эти люди рассажены на высшие и средние посты в государственном аппарате. Это аналитики, эксперты, иностранные инвесторы, работающие в России, — огромный пласт людей, у которых было «учение Кудрина», и которые этому учению поклонялись. Учение охватило их, как сектантов, поскольку приносило в карманы огромные деньги.

Тем не менее, кудринская концепция — это не теория в научном плане. Это, скорее, вероучение в некоторые догматы. В данном случае — догмат об инфляции и догмат об инвестиционном климате.

«СП»: — Что это за догматы?

— Догмат об инфляции звучит так: если будет низкая инфляция — значит, будет стабильная финансовая система и низкая ставка кредитования. Догмат об инвестиционном климате (он подробно освещается в плане Кудрина, в пункте о движении капитала) говорит о том, что нужно свободное движение капитала, чтобы пришли «инвесторы», но им должно все нравится.

Читаем конец статьи: «Россия стоит перед необходимостью создания новой модели роста экономики — не на базе роста спроса, подогретого вливаниями „нефтяных“ ресурсов, а на основе роста частных инвестиций, подкрепленного стабильной финансовой системой с низкой инфляцией и низкой ставкой кредитования, наряду с иными институциональными преобразованиями».

И вывод — совершенно гениальная последняя фраза: «Только если эти инвестиции захотят прийти во все отрасли и процесс этот станет массовым… — только тогда можно будет всерьез надеяться на развертывание масштабного процесса модернизации». Вот суть учения — коротко и ясно.

«СП»: — Что здесь неправильно?

— Это учение обходит два момента. Первый — ни Кудрин, ни его последователи никогда не говорили, что НЕ имеет значения спрос. Значит, они НЕ отвергают теорию спроса — базовую для любой модели роста. Не может быть роста экономики, когда ни у кого нет денег.

На деле, если, по Кудрину, поддерживать низкую инфляцию, неизменный курс рубля, жестко резать все расходы, — мы параллельно подавим спрос и вызовем массовую безработицу. Кроме того, мы срежем расходы бюджета, которые также являются источниками спроса. Понятно, спрос будет падать. Спрашивается, для чего в этом случае инвестициям вообще приходить в Россию?!

И второй момент. Опять-таки, ни один адепт Кудрина не отвергает теорию сравнительных издержек (издержки при производстве в разных странах). Это тоже базовая теория. Даже если принять идею Кудрина, что у нас когда-нибудь будет мифический инвестиционный климат с низкой инфляцией, — это не означает, что у нас будут низкими внутренние издержки. Наоборот, они станут больше, потому что рубль укрепится, а внутренние цены сравняются с общемировыми. Возможно, наши издержки превысят издержки даже в развитых странах, не говоря о развивающихся. Это сделает любую российскую продукцию неконкурентоспособной.

«СП»: — В чем действительно состоит доктрина экс-министра?

— Доктрину Кудрина я бы сформулировал в трех пунктах. Первое, что он предлагает — упразднить социальное государство. Второе — полностью убить развитие экономики (не случайно этого слова нет в статье Кудрина), поскольку нужно ждать частных инвесторов. Наконец, третье — не трогать спекулятивную модель, когда вся экономика работает на некие нормативы международных инвесторов. А именно — глобального спекулятивного капитала.

Глобальным спекулянтам не нравятся социальные расходы. Почему международный капитал так переживает из-за них? Это ему мешает спекулировать, поскольку не дает возможность искусственно укреплять спрос рубля. Тогда спекулянтам придется искать другую страну для приложения своих действий.

Кудрин, фактически, создает ситуацию, в которой вся российская экономика становится придатком международного спекулятивного капитала. Экономика должна выполнить некие условия, чтобы спекулянты могли держать здесь часть своего капитала. И только пока они его держат, российскому бюджету можно сводить концы с концами.

«СП»: — Этот капитал уйдет в ту же секунду, если что-то ему не понравится, пишет Кудрин. А что ему нужно?

— Постоянное надувание рубля и рынка акций, плюс возможность в любой момент продать все, что надувается сейчас, — акции, недвижимость, — а потом поменять рубли по твердому курсу и вывести капитал обратно.

Отсюда, кстати, и требование в одном из пунктов «плана Кудрина» установить порядок расходования нефтегазовых доходов. Какое дело инвесторам, как мы расходуем нефтегазовые доходы? Прямым инвесторам, тем, кто делает что-то реальное — это абсолютно не важно. А вот спекулянтам, которые покупают бумажки и продают бумажки — очень даже важно. Они хотят диктовать нашему правительству, как расходовать доходы. Тогда они смогут играть в беспроигрышную игру.

Этот краткосрочный спекулятивный капитал называют Crazy Money. Но у нас правительство как бы гарантирует спекулянтам: ребята, вы свои 30% в год получите. Это, по сути, превращает приток капитала в обычный займ.

«СП»: — Но Кудрин говорит: без инвесторов у нас будет бюджетный дефицит…

— Никакого бюджетного дефицита не существует. Кудрин убедил Путина в существовании этой проблемы — может, гипнотически. Дело в том, что в России в принципе не может быть дефицита бюджета. Это мало кто понимает.

Почему есть дефицит бюджета в развитых странах? Там есть рынок заимствований. Правительства США и Евросоюза выпускают ценные бумаги, которые котируются на рынке, мы видим их доходность. Этот рынок действует десятки лет. Только когда у вас есть рынок госдолга, у вас есть возможность иметь — благодаря этому рынку — дефицит бюджета.

В России такого рынка нет — наш госдолг нигде не котируется, он просто отсутствует после истории с ГКО 1998 года. Наш дефицит не может покрываться с помощью госдолга — только с помощью прямых кредитов правительства и за счет скопленных резервов.

Получается, вы в одно время просто накапливаете, в другое — тратите. И иногда можете взять кредит — это может сделать правительство напрямую или через какие-то структуры. Не более того. Поэтому у нас не может возникнуть СЕРЬЕЗНОЙ проблемы бюджетного дефицита (напрямую много в долг не дают).

«СП»: — Что из этого вытекает?

— Проблема дефицита бюджета, по сути, скрывает проблему курса рубля. Надо только сравнить, сколько денег суммарно в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния, и сколько в сумме составляет наш внутренний и внешний госдолг.

Это наш актив и пассив. Фишка в том, что актив у нас в долларах или евро, а пассив, в основном, в рублях. Поэтому если пассив (долги) превысил актив (фонды), достаточно изменить курсовое соотношение доллар/евро — рубль — и баланс немедленно сойдется в ноль.

При курсе 50 рублей за 1 доллар никакого дефицита бюджета не будет в любом случае. При 40 рублях за доллар — тоже может не быть.

Курс нашей национальной валюты — формально — свободный. Поэтому мы можем установить любой курс, чтобы избежать бюджетного дефицита. Так делают все страны. Но Кудрин на это пойти не может, потому что это не понравится спекулятивному капиталу.

«СП»: — Кудрин настойчиво требует снизить военные расходы. Почему?

— Кудрин выступает против военных. Он, по сути, противопоставил их бюджетникам. Это делается специально. Прежде всего, военные расходы не устраивают Запад, кроме того, могут трактоваться населением как избыточные. Мол, мы воевать ни с кем не собираемся, потому военные расходы не нужны.

Почему он это делает? У меня есть по этому поводу собственная версия. В декабре 2010 года Алексей Кудрин вдруг выступил с идеей организовать фонд приватизации — с тем, чтобы эти деньги поступали затем в Фонд национального благосостояния. С этим планом он, я думаю, и шел в премьеры. Кудрин предполагал собрать таким способом 800 млрд долларов.

Я уже тогда предположил, что для получения этой суммы придется отдать ключевые активы России — Газпром, Роснефть. Скорее всего, это был план поддержания финансовой стабилизации в нашей стране. Фактически, друзьям Кудрина — западным инвесторам — обещалась новая приватизация в России на 800 млрд долларов за 10 лет.

А потом произошли наши внутренние изменения в тандеме. И, что характерно, Financial Times немедленно написала, что, к сожалению, план приватизации, которую продвигал Медведев, откладывается в долгий ящик.

Теперь посчитаем. За 10 лет приватизации мы передавали бы всю страну иностранным инвесторам. Тогда бы им, конечно, понравился бы наш инвестиционный климат. Вы не находите, что это хорошо пересекается с нынешним планом Кудрина?

А после того как Financial Times начинает сомневаться, что программа приватизации будет реализована, возникает жупел военных расходов. По-моему, здесь тоже прослеживается четкая логика. Если мы собирались передавать Западу имущество по приватизационному акту, нам не нужны военные расходы. Зачем тратить деньги на защиту страны, если все имущество — не наше? Если через 10 лет на месте России будет обыкновенная колониальная страна, по типу африканской? Где никому ничего не принадлежит, и кучка туземцев живет на помощи ООН?!

В этом, — в распродаже страны, и переводе этих денег на Запад, — мне думается, и состоял подлинный план Кудрина…

Другое мнение

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

— Господин Кудрин еще раз блистательно продемонстрировал на личном примере, что бухгалтеры проблем не решают. Рецепт, который он дает — стандартный гайдаровский монетаристский рецепт: что бы ни случилось, нужно сокращать расходы, сокращать дефицит бюджета, а потом наращивать профицит. Это тот самый рецепт, который вверг мир в Великую депрессию, рецепт, от которого сегодня весь мир отказался, как от заведомо неадекватного. Однако, господин Кудрин с компанией фундаментальных либералов, успешно навязывает этот рецепт России.

План Кудрина ничего не изменит. Он говорит, например, о сокращении расходов на ВПК. При этом он совершенно не интересуется, а зачем вообще эти расходы нужны? Действительно, в России сложилась абсолютно непристойная ситуация. Ели судить по динамике расходов, главный приоритет государства — финансовые спекуляции (сильнее всего растут расходы на оплату госдолгов, которые России не нужны), а на втором месте — расходы на национальную оборону (при том, что эта оборона разрушается, в том числе, в результате финансированных реформ).

Но главное — нынешние расходы бюджета в огромной степени коррупционные. Когда мы говорим о борьбе между сторонниками социальных расходов, и сторонников расходов на оборону, надо понимать: это производит впечатление борьбы сторонников воровства на обороне и воровства на социальной сфере.

Несколько лет назад президент Дмитрий Медведев сказал, что воровство на госзакупках (мягко, по-президентски говоря — нецелевое использование средств) составило триллион рублей — то есть, более 20% от общей суммы. С тех пор ситуация не улучшилась.

Но господину Кудрину даже в голову не приходит сказать, что для экономии средств, за которую он ратует, нужно сократить масштабы воровства. Не приходит в голову не только потому, что он является плотью от плоти правящей коррумпированной тусовки, и для него бороться с коррупцией — значит, грабить своих единомышленников. Но и потому, что бухгалтер вообще не задумывается, в чем функционал расходов.

Кудрин говорит о сокращении расходов на Пенсионный фонд. Но он не задумывается, что сокращение ПФ в стране, где количество нищих растет, а уровень жизни чудовищно низок — вещь контрпродуктивная.

Алексей Кудрин говорит, что нужно снизить инфляцию по 4−5%. Но какая разница между этими цифрами и 6,5−7% инфляции, которые мы будем иметь по итогам текущего года? Разницы не существует.

Что касается разговоров о дефицитах и профицитах… В России сейчас наблюдается абсолютный профицит федерального бюджета. В сентябре, после резкого сокращения расходов, этот профицит увеличился. Не использованные средства на счетах федерального бюджета сейчас превышают сумму в 6 трлн рублей. Напомню, у нас расходы федерального бюджета в год — чуть больше 10 трлн рублей.

Кудрин говорит, все беды России от еврозоны, потому что кризис может привести к прекращению займов. Это — абсолютная правда. Более того, мы видели, как сокращение межбанковского кредита в сентябре из-за страхов по поводу Греции тряхнуло российские рынки. Но есть маленькая деталь: у Минфина в кармане — более 6 трлн рублей. Этих денег достаточно, чтобы компенсировать любое сокращение, даже полное прекращение западного кредитования.

У Банка России за границей — более 500 млрд долларов международных резервов. Это деньги, которых достаточно для того, чтобы заново построить страну, плюс еще обеспечить стабильность валютного рынка при всех потрясениях.

По сути, Кудрин играет в наперстки. На деле, система финансирования российской экономики цинична. Российское государство собирает все деньги у бизнеса, и вывозит за границу (в Резервный фонд, Фонд национального благосостояния) — размещает в иностранных ценных бумагах. В итоге эти деньги оказываются влитыми в финансовую систему развитых стран. Они там прокручиваются и предоставляются в кредит российским же субъектам экономики. Это просто бред…

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня