18+
четверг, 8 декабря
Экономика

Германия станет могильщиком евро?

В ЕС начался новый системный кризис

  
332

Берлин и Париж разработали радикальную концепцию нового этапа интеграции еврозоны. Ее задача — создать на основе еврозоны более тесный единый валютно-экономический союз, с единой экономической и налоговой политикой, — пусть даже за счет выхода из него ряда нынешних членов. Уже известно, что в обновленной еврозоне предлагается ввести новую систему, когда количество голосов в ее высших органах управления будет зависеть от экономической мощи каждого из входящих в нее государств. При этом предлагается создать и новую структуру — Постоянный Секретариат еврозоны. Он разместится в Брюсселе, однако не будет входить в состав Еврокомиссии.

Одновременно лидеры новой еврозоны будут регулярно проводить свои саммиты, а также изберут президента этого нового формата ЕС. Согласно утечкам из дипломатических кругов, данный проект готовился Парижем и Берлином в течение последних нескольких недель, однако произошедшее в минувшую среду обострение финансового кризиса в Италии вынудило ускорить его подготовку.

В среду доходность по ключевым 10-летним облигациям Италии впервые в истории зоны евро превысила уровень в 7%. Это значит, что Италия (третья экономика еврозоны), фактически не способна обслуживать без внешней помощи дефицит своего госбюджета. До нее три страны — Греция, Ирландия и Португалия обратились за экстренными кредитами к ЕС и Международному валютному фонду (МВФ). Однако госдолг Италии - 1,9 трлн евро — слишком велик, чтобы Евросоюз мог стабилизировать ситуацию.

В результате зародившийся в Греции осенью 2009 года кризис рынка гособлигаций превратился в системный кризис всей еврозоны. Он носит неуправляемый характер, быстро распространяется на различные области экономики и грозит обернуться политическим и социальным кризисом стран ЕС.

В Германии — ведущей экономике ЕС — все громче говорят, что немцы готовы обойтись без единой европейской валюты. Об этом, в частности, заявил глава Объединения немецких экспортеров BGA Антон Бернер: «Для нас важен свободный рынок, а единая валюта необязательна. Есть ли жизнь в Германии после евро? Да, есть».

Вернуться к старой доброй марке хотят сегодня больше половины немцев. Это уже политический фактор, и он, как стало известно из депеш американских дипломатов в Берлине, обсуждался на высшем уровне. После саммита ЕС в феврале 2010 года посол США в Германии Филип Д. Мерфи сделал записи о беседах с немецкими политиками и экономистами. Позднее его заметки были обнародованы сайтом WikiLeaks (см. ниже). Главный экономист Deutsche Bank Томас Майер в разговоре с Мерфи намекал, в частности, на выход Германии из еврозоны.

Майер обращался к вердикту Федерального конституционного суда 1990-х, согласно которому возвращение к марке возможно в двух случаях: если еврозона будет являться источником инфляции, или если немецкие налогоплательщики станут «фактическими спасителями» единой валюты. Сегодня, по сути, последнее и случилось.

Что будет, если Германия выйдет из еврозоны — объяснять не нужно. Единая европейская валюта превратится в цветные фантики, которыми можно будет обклеивать стены — как «керенками» после октября 1917-го.

Выйдет ли ЕС из кризиса укрепленным, или дело закончится развалом зоны евро, рассуждает политолог, эксперт немецкого фонда Bertelsmann Stiftung Корнелиус Охман.

«СП»: — Корнелиус, Германия может покинуть зону евро?

— С юридической точки зрения, это невозможно. Нет правовой основы, на базе которой Германия или какая-либо другая страна могла бы выйти из еврозоны. Вообще, есть разные сценарии, и поиск выхода ЕС из кризиса продлится, на мой взгляд, довольно долго.

Прежде всего, это означает решение проблем Греции и Италии. Если в Греции не будет нового эффективного правительства, не будет внутренних реформ, — не будет и финансовой поддержки немецких налогоплательщиков. Второй важный вопрос — Италия. Она не может обслуживать свой госдолг, но и Евросоюз не может сейчас ей помочь. Исходя из этой ситуации, в ЕС начинаются разговоры, как такие страны, как Греция и Италия, могут выйти из еврозоны.

«СП»: — Это будет началом конца еврозоны?

— Не думаю, что еврозона лопнет, если в ней не будет Греции. Проблема — это Италия. Если политико-экономическая ситуация в Италии будет ухудшаться в течение ближайшего месяца, в ЕС возникнет дискуссия, какой вообще смысл в еврозоне. Но пока мы далеки от этого уровня проблем.

«СП»: — А какие настроения в самой Германии?

—  60% населения Германии выступают против еврозоны. Они считают, поскольку 50 послевоенных лет в стране обращались дойчемарки, к ним можно вернуться. На практике, это невозможно. Посмотрите на проблемы Швейцарии: ее экономический рост в этом году составит минус 2−3%. Причина — в обменном курсе швейцарского франка. Франк так укрепился (многие увидели в нем «тихую гавань» в условиях, когда доллар и евро падают, — «СП»), что стал огромной проблемой для швейцарской экономики.

Если Германия выйдет из еврозоны, и снова введет национальную валюту, ее обменный курс будет такой же плохой для немецкой экономики, как нынешний курс франка — для экономики швейцарской. Немцы не смогут продать свои товары никому — не только в Европе, но и в мире. Ситуация будет, как в Швейцарии: все в экономике работает хорошо, но работает только на экспорт. Если при таком раскладе возникнет чрезмерно крепкая местная валюта, экспорт лопнет. Поэтому конец еврозоны будет для Германии огромной проблемой.

«СП»: — Это понимают эксперты или политики?

— Это понимает политическая элита Германии. Они понимают, что главный экономический интерес немцев — сохранить евро. Да, сейчас есть внутренняя дискуссия по поводу евро в маленькой Свободной демократической партии Германии (СвДП). Но в большой коалиции — Христианско-демократическом союз е (ХДС), Христианско-социальном союзе (ХСС) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ) все понимают: евро — это основа экономического развития Германии.

Думаю, дискуссия, как сохранить еврозону, будет продолжаться. Если в Италии заработает новое правительство, если будет реформа итальянской финансовой системы, думаю, мы сохраним зону евро, и евро в будущем укрепиться.

Но все это не зависит от Германии, не зависит от Франции. Да, сейчас немецкие и французские специалисты отрабатывают различные сценарии. Но, думаю, кризис в Европе будет продолжаться год или два, прежде чем дойдет до радикальных решений.

«СП»: — Вы сами как думаете, какие здесь перспективы?

— Я настроен оптимистично по отношению к событиям в Италии. Посмотрите на Португалию, на Ирландию: полгода назад аналитики уверяли, что финансовые структуры этих стран в шаге от краха. Но португальцы и ирландцы провели реформы, и теперь никто не вспоминает о катастрофических прогнозах. Италия и Греция могут пойти тем же путем, там просто нет политической воли, нет политиков, которые работают на компромисс. Если греки и итальянцы возьмутся за реформы, ситуация потихоньку разрулится.

«СП»: — А если — нет?

— Тогда две эти страны станут большой проблемой для Европейского союза.

«СП»: — Сейчас директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард предприняла турне по России, Японии и Китаю, чтобы убедить их помочь Европе. В случае Китая, речь идет о сумме в 100 млрд долларов. Без этих денег Евросоюзу не продержаться?

— Я бы не слишком рассчитывал на эти деньги, да и не помощь это вовсе. Речь о том, насколько другие страны готовы вкладывать в экономику ЕС. Но они же на этом зарабатывают — какая это помощь?! Просто есть Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF), в котором сейчас находится около 420 млрд евро. Его может не хватить, поэтому Лагард пытается работать со странами, которые до сих пор имеют большие финансовые ресурсы, убеждает их вкладывать в EFSF.

Но, думаю, сейчас для этого неудачный момент. Для начала нужно решить вопрос с Грецией, греческим правительством, с Италией… Все нужно делать по очереди. Думаю, сейчас ни Япония, ни Китай не будут вкладывать деньги в фонд — это риск.

«СП»: — Если говорить о планах по созданию на основе еврозоны нового единого валютно-экономического союза, какие страны ЕС в него не войдут?

— Италия, Греция, Испания и Португалия. Но я думаю, этот проект не преследует реальной цели выкинуть проблемные страны из Евросоюза. Он призван, скорее, оказать на Италию и Испанию политическое давление, подтолкнуть их к ускоренному проведению внутренних финансовых реформ.

WikiLeaks: Германия и выход из еврозоны

Из переписки посла США в Германии Филипа Д. Мерфи (перевод «Свободной прессы»)

Конфиденциально

Раздел 01 OF 03 BERLIN 000181

SIPDIS

В Госдепартаменте: вниманию Бюро экономических, энергетических и бизнес-вопросов (BUREAU OF ECONOMIC, ENERGY, AND BUSINESS AFFAIRS (EEB)) (Нельсон, Гастингс), офиса международных финансов — фондового отдела (EEB/IFD/OMA) (Уиттингтон), для бюро по международному рынку труда и офису по Евросоюзу (Шредер, Ходжес).

В Министерстве труда: для отдела международного рынка труда (Брумфилд)

В Казначействе: для международных отделов (Нортон), межбанковского департамента.

Тема: Германия удовлетворена результатами саммита ЕС по Греции

© СУТЬ ДЕЛА: Правительство Ангелы Меркель приветствовало решение неформального саммита ЕС в Брюсселе 11 февраля не предоставлять финансовой помощи Греции, которая испытывает долговой кризис. Официальные лица ФРГ полагают, что срочные финансовые вливания на данный момент не нужны, между тем как продление статус кво в Греции может быть слишком рискованно. Один из наиболее внушительных поводов для боязни в Германии — то, что примеру Греции могут последовать другие проблемные страны Евросоюза, которые также будут ожидать финансовой помощи. Германия также опасается, что предоставление явных финансовых гарантий Греции скажется на собственных долговых обязательствах ФРГ — стоимость обслуживания госдолга может заметно вырасти. Хотя пока правительство Германии полностью не отвергает программу МВФ для Греции на случай необходимости, большинство считает такой ход событий весьма маловероятным, особенно в свете сильного противодействия со стороны ЕЦБ. В реальности, правительство Германии, ЕЦБ и независимые германские экономисты преуменьшают серьезность состояния дел в Греции и потенциальный ущерб, который она может нанести стабильности экономики евро. Тем не менее, они соглашаются, что кризис этот может иметь долгосрочные последствия на институты ЕС и отношения их с проблемными странами.

© Перед саммитом ЕС в Брюсселе, который состоялся 11 февраля, в Берлине многие говорили — принимать участие в спасении Греции будет весьма неумно. Никто не представлял, как объяснить германским налогоплательщикам, которые и так озабочены рекордным дефицитом бюджета страны, что им придется взвалить на себя еще и долги из безответственных соседей-греков. Один из чиновников Минфина объяснил нам, что многие немцы весьма раздосадованы ситуацией с Грецией: «Пока мы, немцы, всё прошлое десятилетие затягивали пояса и повышали свою конкурентоспособность, греческие бюджетники до сих пор получают по 14 зарплат в год». В недавней передовице Frankfurter Allgemeine Zeitung автор задавал риторический вопрос: неужели немцы должны повышать свой пенсионный возраст до 69 лет, чтобы профинансировать рано уходящих на пенсию греков? Учитывая, что в земле Северный Рейн — Вестфалия скоро состоятся важные выборы, помогать Греции — самоубийственно с электоральной точки зрения.

© Таким образом, власти Германии почувствовали облегчение, когда на встрече ЕС 11 февраля было решено не давать денег Греции немедленно. Вольфганг Мерц, директор по европейским финансовым вопросам в минфине Германии, рассказал нам, что, хотя Германия остается готовой протянуть руку помощи Греции, если ее правительство действительно окажется в катастрофической ситуации, пока что Греция может обойтись и своими силами, ведь у нее есть доступ на мировой рынок кредитов. Преодолеть кризис можно только усилиями греческого правительства, которое должно решиться на запланированные строгие меры экономии, заявил Мерц. Бернхард Шпеер, возглавляющий отдел исследования банков, финансового рынка и регулирования в исследовательском бюро Deutsche Bank, согласился, что ЕС идет правильным курсом: «С одной стороны, мы дали понять, что Грецию не бросят в беде. Но при этом держим греков в напряжении, ведь живых денег пока не выделено».

© предоставлять помощь Германии сейчас — значит идти на значительные побочные риски, говорит Мерц. Помимо возникающих вопросов о легитимности такого шага, спасение Греции Германией или ЕС в целом может повредить кредитному рейтингу самой ФРГ, что значительно удорожит обслуживание германского госдолга. Кроме того, как говорит Мерц, вливание денег в Грецию окажется дурным и заразительным примером для других стран еврозоны, например, Испании и Португалии, испытывающих аналогичные проблемы. (Мерц признает, тем не менее, что проблемы этих двух стран менее остры, что подтверждает и Шпеер).

© Между тем, есть сомнения в том, что заявленная программа «затягивания поясов» поможет Греции встать на путь к оздоровлению экономики, даже если она будет полностью внедрена. Мерц заявил, что МВФ готов оказать Греции поддержку, несмотря на официальную позицию о том, что ситуацию в Греции следует разрешать силами и средствами ЕС.

Спасение силами МВФ? ЕЦБ говорит «Нет!»

© Как заявляет Карлхайнц Бисхофбергер, заместитель начальника департамента финансовой стабильности Европейского Центробанка (ЕЦБ), вероятность того, что МВФ придется оказывать помощь Греции, равна нулю. Греция не испытывает кризиса платежного баланса, поэтому (и прежде всего) нет повода для вмешательства со стороны МВФ. Кроме того, добавил Бисхофбергер, помимо ущерба репутации ЕЦБ, который непременно нанес бы такой шаг МВФ, возникает вопрос — сможет ли МВФ справиться с такой «политически грязной» работой, как заставить греческие власти принять меры строгой экономии и структурной перестройки. Шпеер из исследовательской службы Deutsche Bank согласен с этим и добавляет, что вмешательство МВФ подорвет доверие к способностям институтов ЕС справиться с кризисом.

«Слухи о моей смерти сильно преувеличены»

© Разговоры о возможном распаде еврозоны «абсурдны», говорит Мориц Крамер, управляющий директор Standard & Poor’s. Он отметил, что членство в еврозоне по-прежнему желанно, и несмотря на преимущества, которые сулит возможность девальвации национальной валюты, стремления к выходу из еврозоны нет ни у кого. Любая страна, желавшая бы покинуть еврозону, будет просто раздавлена падением своего кредитного рейтинга, которое затмит все остальные проблемы, в том числе структурные. S & P полагает, что в случае выхода Греции из еврозоны ее кредитный рейтинг упадет до ВВ или даже меньше, то есть ниже порога инвестирования. Отметим, даже сейчас у Греции суверенный рейтинг ВВВ, что выше, чем в 1997 году (ВВВ-), перед введением единой валюты.

© Поскольку нынешний кризис обнажил «ахиллесову пяту» экономики евро, он дает наблюдающим его некоторые возможности, говорит Клаус Мазух, глава дирекции по европейским странам Генеральной дирекции экономики ЕЦБ. Этот кризис — хороший тревожный сигнал о том, что члены еврозоны должны проводить «здоровую политику на национальном уровне, в соответствии с общими правилами». Также стала очевидной важность интеграции и координации налоговой политики стран еврозоны. Евро выйдет из кризиса укрепленным, уверен Мазух. Будут усилены и улучшены схемы ранней диагностики финансовых проблем, а Пакт о стабильности и росте (Stability and Growth Pact) будет значительно укреплен. Шпеер из исследовательской службы Deutsche Bank согласен с этим, добавляя, что кризис может заставить страны — члены ЕС внимательнее относиться к расширению бюджетных расходов.

© Томас Майер, главный экономист Deutsche Bank, заявил послу Мерфи, что, по его мнению, Греция вряд ли сможет выполнить все те трудные шаги, которые требуются для приведения дел в порядок. В худшем случае, говорит Майер, Германия в течение ближайших 20 лет может выйти из еврозоны. В 1990 году Конституционный суд Германии постановил, что страна может выйти из зоны евро в случае, если: 1) валютный союз станет «зоной инфляции», либо 2) налогоплательщики Германии окажутся де факто главными спонсорами других стран еврозоны. Майер предлагает ввести особое правило для стран еврозоны — о том, что проблемные члены союза переходят под экономическое управление странами-донорами до тех пор, пока их хозяйство не будет приведено в порядок. К сожалению, эта идея всерьез не обсуждается, посетовал Майер.

Комментарий

© Канцлер Ангела Меркель чувствует облегчение, поскольку ей не придется — по крайней мере, сейчас — объяснять обществу, зачем Германии увеличивать собственный дефицит бюджета, спасая погрязшую в долгах Грецию. Между тем, правительство Германии готово выступить «последним спасением» при необходимости, а германские банки (например, Hypo Real Estate и Deutsche Bank) и страховые компании (Allianz) принимают во внимание госдолг Греции. Кроме того, кризис видится Германией, как и ЕЦБ, в качестве возможности дальнейшего распространения влияния на сферу финансов проблемных стран еврозоны. Некоторые политики из ХСС хотят воспользоваться ситуацией, чтобы продвинуть на пост главы ЕЦБ нынешнего президента Бундесбанка Аксель Вебера — они утверждают, что такое решение покажет всем настоящую стабильность зоны евро. Так или иначе, последствия кризиса в Греции могут быть значительнее, чем видится сейчас, и более долговременными. Пока понятно только одно: влияние Германии на европейские финансы в ближайшее время будет только расти.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня