Экономика

«У России фактически нет своей экономики»

Кандидаты в президенты наперебой обещают вернуть капиталы в Россию из оффшоров

  
647

Cегодня более 70% российских производственных активов принадлежит фирмам, зарегистрированным в оффшорах, в то время как в США и Евросоюзе не более 10%. При этом, в оффшорах регистрируют свои финансовые компании не только частные, но и государственные компании. Поэтому тема оффшоров пользуется большой популярностью у кандидатов в президентской предвыборной гонке.

«Я резко выступаю против оффшоризации российской экономики, — пишет в понедельник, 13 февраля в своей статье кандидат в президенты от „справороссов“ Сергей Миронов. — По признаниям некоторых членов правительства, в прошлом году из России по сомнительным каналам было выведено более триллиона рублей. Что это означает? То, что у России фактически нет своей экономики. Для предприятий, зарегистрированных вне налоговой территории России, будущее страны — пустой звук. В оффшорах „создаются“ наличные деньги для подкупа чиновников. Там же находится и собственность чиновников, приобретенная на коррупционные деньги».

Другой кандидат — миллиардер Михаил Прохоров, выступая в субботу на пресс-конференции в Санкт-Петербурге, призвал поднять налоги на активы российских компаний в оффшорах, а также провести налоговую амнистию для легализации капитала и возвращения его на родину. Кстати, в декларации, которую зарегистрированный кандидат в президенты подал в Центризбирком, вообще ничего не сказано про кипрский оффшор — «Онэксим Холдинг ЛТД», бенефициаром которой является Прохоров, в ней указаны только те акции, которыми он владеет напрямую.

Но первым войну оффшорам объявил главный претендент — премьер-министр Владимир Путин, который в конце декабря прошедшего года потребовал от всех госкомпаний в двухмесячный срок провести «проверки на наличие связей с оффшорами». Это касается и крупнейших компаний энергетического сектора — «Газпрома», «Роснефти» и «Транснефти», руководство которых должно «заканчивать с оффшорным наследием» и доложить о принятых мерах.


О том, насколько реально «закрыть» оффшоры, и действительно ли они такое зло для экономики, «СП» рассказал замдиректора Центра развития ГУ-ВШЭ Валерий Миронов.

— Выводить финансовые компании в оффшоры — вовсе не российское изобретение. Многие зарубежные компании имеют финансовых «дочек» в оффшорах. Вопрос в том, какая часть доходов компаний идет через оффшоры, а какая попадает под национальную юрисдикцию для налогообложения. Другой вопрос, куда вкладывается прибыль, полученная компаниями через оффшоры. Судя по всему, пока компании, в том числе и государственные, не торопятся вкладывать деньги в российскую экономику. К примеру, в прошлом году Россия получила от экспорта нефти на 60 млрд долларов больше, а соотношение капиталовложений к экспорту в рублевом выражении составило всего 57,4% против 75% прошлогодних.

«СП»: С чем это связано?

— В первую очередь здесь играет свою роль плохой инвестиционный климат в России: отсутствие перспективных проектов, высокое налогообложение производства, излишнее бюрократическое давление на бизнес и так далее. Поэтому зачастую, вместо инвестирования в производство, компании активно вкладывают деньги в выкуп собственных акций на рынке, чтобы поднять свою капитализацию. Это стало очень популярным в России, например, «Роснефть», СУЭК и «Норникель» в прошлом году потратили на выкуп акций 2,5 млрд долларов.

«СП»: Можно ли заставить компании вывести деньги из оффшоров в приказном порядке — по указанию главы правительства?

— Сначала правительство должно улучшить инвестиционный климат в стране, а потом требовать возврата денег из оффшоров. И если компании увидят не пустые заявления, а реальное улучшение условий для ведения бизнеса, то они сами сделают встречное движение. В частности, в России до сих пор неясна ситуация с итогами приватизации, постоянно возникают разговоры о национализации незаконно приватизированных предприятий. Поэтому бизнесмены попросту опасаются потерять активы, если они выведут их из оффшоров в Россию. А когда правительство заявляет, что сначала компании должны вывести деньги из оффшоров, а нормальные условия для их работы в России оно будет создавать уже потом, то это выглядит трудноосуществимым.

Нужно понимать, что оффшор — понятие для бизнеса чисто техническое. Например, многие финансовые «дочки» американских транснациональных корпораций зарегистрированы по всему миру, но если они видят выгодные проекты на территории США, то инвестируют в них без всякого принуждения со стороны правительства.

«СП»: Что конкретно должно сделать правительство, чтобы капиталы из оффшоров вернулись в Россию?

— Оффшоризация российских компаний самая высокая в мире, но нужно иметь в виду, что деньги за границей в основном просто лежат на счетах в банках, а не инвестируются. И если правительство создаст условия для инвестиций, то они охотно вернутся в страну.

Надо признать, что в прошлом году власти предприняли ряд мер, которые могут отразиться на притоке инвестиций уже в нынешнем. Во-первых, Центробанк перешел к более-менее плавающему курсу рубля, чем отпугнул спекулянтов от валютного рынка России. Во-вторых, вступление в ВТО, которого, наконец, добились власти, приведет к введению международных стандартов в российские правила ведения бизнеса.

Кроме этого нужно, чтобы объявленная премьером индустриализация была нацелена на развитие инфраструктуры и мобильного рынка труда, что весьма важно для инвесторов. Существуют и многие другие практические меры, которые нацелены на облегчение ведения бизнеса в России и на перестройку структуры российской экономики. А просто заставить волевым решением перевести деньги из оффшоров не получится, к тому же, для экспортных компаний иметь финансовую «дочку» за рубежом просто необходимо.

«СП»: Кстати, насчет перестройки структуры экономики: недавно премьер Путин заявил, что считает несправедливым, что работающие в регионах компании платят налоги в Москве. Он даже употребил выражение «надо прекращать кормить Москву». О чем здесь речь?

— Речь идет о налоге на прибыль. Действительно, сейчас все крупнейшие налогоплательщики зарегистрированы в финансовых центрах страны. Здесь можно вспомнить, как в 2006 году «Газпром нефть», которая тогда называлась «Сибнефтью», ушла из Омской области и зарегистрировалась в Санкт-Петербурге. В результате бюджет Омской области, где у компании работают нефтеперерабатыващий завод и сбытовое подразделение «Газпромнефть-Омск», потерял 35% доходов.

Такая же ситуация часто наблюдается у вертикально интегрированных энергохолдингов, к примеру, у того же «Газпрома». Но дело в том, что их «материнские» компании регистрируются в столицах не просто так, а потому, что их руководство вынуждено постоянно общаться с правительством, которое все решает в области энергетики. Они должны встречаться с чиновниками в кафе и на семинарах, которые проводятся чуть ли не каждый день, выступать на конференциях и форумах, чтобы не «вылететь из обоймы» — из Сибири не налетаешься. Поэтому надо чтобы сначала правительство переехало в Омск, тогда и «Газпром нефть» вернется на свою «родину», а заставить это сделать силовым путем невозможно. К тому же, многие экспртные компании вполне оправданно должны иметь головной оффис поближе к Европе.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня