18+
суббота, 3 декабря
Экономика

Горноложный спуск

Будущие курорты Северного Кавказа всасывают миллиарды, как пылесос

  
12

В минувшее воскресенье в Карачаево-Черкессии в торжественной обстановке были открыты первые объекты всесезонного горного курорта «Архыз», ставшие стартовой площадкой Северокавказского туристического кластера. «Мы запускаем одни из первых пусковых объектов — горнолыжные трассы и первую очередь первой канатной дороги», — не без гордости заявил полпред президента России в СКФО Александра Хлопонина. При этом он подчеркнул, что «в идеале модель развития проекта курортов Северного Кавказа — это увязывание их в единую систему, когда туристы смогут легко переезжать от одного курорта к другому».

Напомним, проект строительства всесезонного горного курорта мирового класса «Архыз», которые реализует ЗАО «Группа Синара» (г. Екатеринбург) совместно с правительством КЧР, был начат в сентябре 2009 года. В его рамках предполагается строительство четырех туристических комплексов-поселков на 25 тысяч человек на северном склоне Главного Кавказского хребта. Концепция комплекса предусматривает создание развитой курортной инфраструктуры для полноценного оздоровительного и семейного отдыха. Будут возведены горнолыжные трассы различной сложности, организована единая транспортная сеть канатных дорог.

Впрочем, по мнению экспертов, «торжествовать» еще рано — перспективы реализации этого масштабного госпроекта вызывают большие сомнения. По той простой причине, что на Северном Кавказе сегодня неспокойно — стреляют. И не только в силовиков, но и в самих туристов.

Все наверняка помнят дикую историю, случившуюся здесь чуть более года назад. 18 февраля 2011 года четверо московских туристов были убиты в Кабардино-Балкарии по дороге из аэропорта на горнолыжный курорт. Группа неизвестных, переодетых сотрудниками правоохранительных органов, с двумя автоматами остановила микроавтобус с туристами на въезде в село Заюково. Кроме того, в тот же день на канатной дороге Эльбруса упало несколько вагончиков. Инцидент произошел около полуночи, когда людей на канатной дороге уже не было, но по словам источника из правоохранительных органов СКФО причиной инцидента мог быть и «целенаправленный взрыв».

Конечно, в Карачаево-Черкессии немного спокойней, чем в Кабардино-Балкарии или в «курортном» Дагестане. Но не настолько, чтобы любители горных лыж массово рванули в горы.

Волшебная сила госгарантий

Кто же вкладывает деньги в столь рискованное мероприятие, как строительство курортов на неспокойном Северном Кавказе? Ну конечно же, в первую очередь — государство. Для этого создано совместное российско-французское предприятие «Курорты Северного Кавказа» (КСК) и французской «Кэс де Депо э Консигнасьон» International Caucasus Development, которое планирует для привлечения инвесторов провести road show, намеченое на середину лета, сообщают «Известия» со ссылкой на источник в правительстве.

Уставный капитал совместной компании сейчас составляет 10 млн евро, из которых российской стороне принадлежит 51%, а французским инвесторам — 49%. Всего же, согласно подписанному акционерному соглашению, СП привлечет в 2012 году около 1 млрд евро. В прошлом году госгарантии под туристические проекты на Северном Кавказе составили 50 млрд рублей. Именно в этом кроется «волшебная сила», которая привлекла французов.

Однако механизм предоставления госгарантий пока прописан нечетко, из-за чего западные инвесторы не уверены в их выплате. Проблема в том, что нужно гарантировать инвестору, который вкладывает средства в проект окупаемостью в 10 лет, а госбюджет расписан только на три года. Кроме того, как заявила министр экономики Эльвира Набиуллина на совещании у президента в Краснодаре: «Есть требования, чтобы была контргарантия субъекта федерации до 10%, а это не всегда возможно в силу дотационного характера субъекта. Применяются эти гарантии только к крупному бизнесу, для кредиторов до 300 млн рублей и действуют в течение одного года, а инвесторам нужно, чтобы такие гарантии были на длительный период». Однако, по словам чиновников, это все решаемо на государственном уровне.

Не зря же в своей программной статье под заголовком «Нам нужна новая экономика», Путин заявил, что «государство будет поддерживать крупные инфраструктурные проекты». Впрочем, эта самая «новая экономика» у нас уже полным ходом работает. Как сообщает Forbes в своей статье «Короли госзаказа», значительная доля федеральных инфраструктурных проектов достается всего 5−6 компаниям, при этом названия зарубежных компаний встречаются очень редко.

Forbes проанализировал госконтракты, которые были заключены за последние четыре года на общую сумму более 5 трлн рублей, и составил рейтинг бизнесменов, получивших самые крупные заказы государства. Среди них и владелец компании «Синара», которая выступает главным инвестором и застройщиком КСК, Дмитрий Пумпянский. Он известен не только как основной акционер Трубной металлургической компании — главного производителя стальных труб в России, но он еще и как глава группы «Синара», в числе активов которой Уральский завод железнодорожного машиностроения. Общая сумма господрядов Пумпянского, по версии Forbes, составляет 146 млрд рублей.

А когда речь идет о таких государственных деньгах, какие тут террористы! «К концу 2012 года — к сезону 2012−2013 годов, мы планируем завершить строительство пяти гостиниц на 700 мест, административно-бытового и культурного центра, еще одной гондольной канатной дороги, а также 6,5 км горнолыжных трасс», — заявил Дмитрий Пумпянский на открытии курорта «Архыз», и добавил, что завершить первую фазу — поселок «Романтик», планируется уже к следующему сезону. Вот такая кавказская романтика…

Отдых для экстремалов-адреналиньщиков

Внешэкономбанк выделяет кредит в размере до 10,2 млрд рублей на девять лет чеченской компании ООО «Ведучи» на строительство одноименного всесезонного горнолыжного курорта в Итум-Калинском районе, сообщило на прошедшей неделе ИТАР-ТАСС. Об открытии курорта до этого говорил и глава Чечни Рамзан Кадыров, который оценивал инвестиции в этот проект примерно в 14 млрд рублей. Как говорится в приложении к распоряжению правительства о выделении госгарантий для СКФО, предельный размер госгарантий по кредиту составит 7,1 млрд рублей.

Идея всесезонного горнолыжного курорта принадлежит главе республики Кадырову, власти Чечни рассчитывают, что каждый год он сможет принимать 150 тыс. отдыхающих. «На курорте планируется установить мощное оборудование, при помощи которого до середины лета можно будет на склонах удерживать снег, и туда смогут чуть ли не круглый год приезжать экстремалы», — приводит слова Кадырова «Газета.ru».

Здесь стоит пояснить, что всесезонный курорт планируется открыть в Аргунском ущелье. Именно там 1 марта 2000 года почти полностью погибла 6-я рота псковских десантников. Как писала «СП» в год десятилетней годовщины гибели десантников, «на государственном уровне ничего не сделано для увековечения памяти об их подвиге, нет даже памятника псковским десантникам». Конечно, сейчас не война, но обстановка в Чеченской республике все-равно неспокойная, и отдыхать туда могут решиться ехать даже не «экстремалы», а скорее «адреналиньщики».

Правда, как сообщается на сайте КСК, сейчас на базе Северо-Кавказского МЧС началось создание «единого центра мониторинга за состоянием и обеспечением правопорядка на объектах Северокавказского туристического кластера». Единый центр расположится в Пятигорске, а аналогичные системы мониторинга появятся во всех субъектах, где запланировано строительство курортов.

«Одним из ключевых вопросов, от решения которых напрямую зависит привлечение внешнего инвестиционного потока, является вопрос обеспечения безопасности курортов Северного Кавказа», — приводит слова полпреда Александра Хлопонина «Интерфакс-Россия». Оно и верно, ведь в отличие от туристов, инвесторы «адреналиньщиками» не бывают.

Туризм «насильно мил не будет»

Одним из аргументов в пользу развития Северокавказского туристического кластера был как раз довод о необходимости покончить с массовой безработицей. Авторы идеи напрямую увязывали его с безопасностью региона. Ведь кто чаще всего «уходит в лес»? Молодежь, которая не может найти себе применения в обычной жизни. А если появятся рабочие места, деньги, перспектива, то и желающих бегать с автоматом по горам станет гораздо меньше. Стало быть, и жизнь войдет в мирное русло.

Однако с такой логикой согласны не все.

— Это только кажется, что с развитием Северокавказского туристического кластера все в порядке, — считает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич — Во-первых, проект в ущелье Архыз серьезно ударит по местному туристическому малому бизнесу, который обеспечивает большое число рабочих мест местному населению уже сейчас.

«СП»: — Потому что крупная компания КСК вытеснит с туристического рынка все мелкие шашлычные и гостиницы, которые держат местные?

— Да, этот проект идет не во взаимодействии с местным бизнесом, а в противовес ему. Вместо того, чтобы способствовать развитию этого бизнеса, стимулировать его, перенимать опыт, брать кредиты для развития, чтобы на месте того, что уже существует, во что население само вкладывало свои деньги, появлялось что-то новое, власти насаживают новые механизмы сверху, не считаясь с интересами населения, что, конечно, вызывает серьезное недовольство. Такой механизм редко приводит к успеху. И второе — кластер пытаются развивать в условиях нерешенной проблемы безопасности на Северном Кавказе.

«СП»: — И чем это грозит проекту?

— Пока не решен вопрос безопасности, никакого массового туризма там не будет. Это грозит тем, что с очень большой вероятностью проект будет убыточен, причем, все убытки будет нести государство. До этого безопасность существующего туристического бизнеса обеспечивали местные жители, которые кровно были заинтересованы в туристах, приносящих им доходы. Кстати, по одной из версий, во время чересчур долгой контртеррористической операции после убийства московских туристов, власти просто давили местный турбизнес балкарцев. Люди вложились в этот бизнес, надо было отдавать кредиты, а туристов в горах вообще не было. Неудивительно, что на Кавказе эта операция воспринимается как передел собственности с применением силы.

«СП»: — А как же французы решились влезть в это проект, не просчитали возможные убытки?

— Насчет французов, нужно иметь в виду, что с французской стороны в этом проекте участвует государственная, а не частная компания. Кроме того, заметьте, они готовы вкладывать средства только под конкретные госгарантии правительства России, поэтому своих денег в любом случае не потеряют. Ну, а по поводу 10 млрд рублей, которые вкладывает ВЭБ в Аргунское ущелье, с учетом того, что весь бюджет Чечни порядка 80 млрд рублей, без комментариев…


Впрочем, существует и другое мнение на тему развития Северокавказского туристического кластера.

— Конечно, шансов на успех с точки зрения экономики у этого проекта не так много, потому что здесь нужно учитывать специфику Северного Кавказа — с точки зрения безопасности и местных неформальных отношений в области бизнеса. Но тем не менее, есть надежда, что такой крупный проект, который финансируется государством и иностранным капиталом, может помочь установить там новые правила цивилизованного ведения бизнеса, — пояснил «СП» член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер. — Существующий малый бизнес там сейчас контролируется на уровне местных администраций и муниципалитетов, и никакой рыночной экономики по сути не существует. Конечно, он помогает как-то выживать населению, но это похоже на «продвинутый Афганистан».

«СП»: — И появление крупных компаний, включая зарубежные, поможет изменить структуру местного бизнеса?

— Западная компания пошла туда потому, что есть госгарантии на прибыль. Какие будут экономические результаты пока никто не знает. Но в любом случае, прививка западной культуры ведения бизнеса и новых бизнес-отношений — это неплохо для экономики Северного Кавказа. Поэтому я в целом отношусь к этому проекту позитивно, хотя и не ожидаю от него никаких экономических чудес.

«СП»: — А туристы туда поедут, учитывая соображения безопасности?

— Российский турист поедет куда угодно, он не обращает внимания на риски, пока это не затронет лично его. Поэтому туристы готовы кататься на горных лыжах даже в тех условиях, которые там есть сейчас. Конечно, не думаю, что первое время это будет большой поток, до горнолыжных курортов мира Кавказу будет далеко, но это вовсе не значит, что ничего делать не надо.

«СП»: — Традиционно Кавказ считается «внутренним оффшором» для перевода госредств. Деньги в проект вкладываются большие, не получится ли так, что они исчезнут?

— Я не буду обсуждать эффективность траты этих денег, понимая, что к этому есть большие вопросы. И не верю, что все финансовые потоки будут до копеечки прозрачные. Конечно, там будет и воровство, и коррупция, как, впрочем, и везде в России — об этом все знают прекрасно. Но ничего не делать для развития Кавказа — еще хуже.

«СП»: — Что нужно для того, чтобы повысить эффективность госраходов?

— Нужно чтобы вместе с денежными потоками в Северокавказских республиках прошли политические реформы в области управления. Потому что это в первую очередь «политический оффшор» внутри России, а потом уже экономический. По сравнению с которым даже московская демократия кажется далеко продвинутой. Как это сделать на практике — вопрос большой, но одним из способов, пусть не решающим, может стать концентрация в регионе новых бизнес-компаний, появление новых условий игры на туристическом рынке. Туда придут западные менеджеры, которые вряд ли примут правила игры, которые там существуют сейчас, и местному бизнесу придется поневоле подстраиваться под них, чтобы не потерять инвестиции. А это может спровоцировать какие-то политические реформы структуры местной власти.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня