18+
вторник, 6 декабря
Экономика

Набиуллина обещает догнать Китай

Низкая эффективность государства в экономике обрекает ее на стагнацию

  
28

Глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина на конференции в Высшей школе экономики во вторник сделала достаточно оптимистичные прогнозы о будущем российской экономики. По ее словам, доля инновационного сектора к 2015 году должна повыситься до 12−13%, а к 2020 году возможен рост и до 16%. Экспорт несырьевых товаров возрастет в разы — в 2,5 раза до 2020 года и 7,5 раза — до 2030 года. Если удастся провести диверсификацию, то уже после 2018−2020 годов российская экономика сможет расти даже в неблагоприятных условиях в мировой экономике в целом ежегодными темпами «не ниже 4,4% вплоть до 2030 года». В противном случае среднегодовой прирост ВВП будет на уровне 2−3%.

Для сравнения: в прошлом году темпы роста экономики, по данным Росстата, составили 4,3%. Сейчас Минэкономразвития ориентируется на рост в 2012 году на уровне 3,7% при среднегодовой цене на нефть в $ 100 за баррель. При этом 3 апреля МЭР объявило о повышении прогнозной стоимости сырья до $ 115 за баррель.

Эльвира Набиуллина отметила, что, ради «улучшения инвестиционного климата в стране и накачки „длинных денег“ в экономику часть средств Фонда национального благосостояния надо вкладывать в стратегические проекты нашей экономики и за рубежом — там, где это приносит нам необходимые технологические компетенции». Еще глава Минэкономразвития предложила закачать в долгосрочные экономические проекты государства пенсионные накопления граждан. Пока Минфин энергично возражает против этих предложений.

Насколько выполнимы прозвучавшие оптимистичные прогнозы? Как лучше использовать нефтяные деньги — откладывать в кубышку или строить мосты и дороги? На эти вопросы «СП» ответил президент Института энергетики и финансов Владимир Федин.

«СП»: — Владимир Исаакович, что делать с нефтяными деньгами — копить или инвестировать в длительные проекты?

— Если не вкладываться в развитие не сырьевых отраслей, то нам гарантировано стагнирование экономики. В этом случае у населения не будет шансов получить те условия работы и качество жизни, на которые оно рассчитывает. Наше население довольно грамотное, и если оно не сможет найти себя в отечественной экономике, то просто будет уезжать за рубеж, за лучшей жизнью.

Мало шансов, что нам будет везти само собой, и все звезды сами сложатся нужным образом, и цены на нефть будут расти и кормить нас долго. Сегодня слишком четко просматривается инерционный путь развития экономики. А к чему это приведет — я сказал.

«СП»: — Министр заявила, что нам необходимо увеличить долю несырьевых отраслей за 10 лет в несколько раз. Это реально?

— Сегодня нет четких критериев, какие отрасли считать инновационными, а какие — нет. Поэтому методика подсчета процентов инновационного сектора в нашей экономике мне лично совершенно не понятна. Можно ли сказать, что наши самые традиционные отрасли — энергетика или нефтянка — не являются секторами, где должны присутствовать инновации? Конечно, нет. Если мы не будем в этих отраслях изобретения внедрять, то вообще их не запустим в экономику.

Если говорить о потенциале роста не сырьевых отраслей, он, конечно, есть и довольно большой. Но будет ли он реализован — это выбор государства. Учитывая сегодняшнюю долю сырьевого сегмента, прогноз кажется мало реалистичным. Но хорошо, что министр ясно говорит, что перед нами стоит такой выбор.

«СП»: — Вы поддерживаете идею запустить в экономику накопления пенсионеров, например, в инфраструктурные проекты, чтобы стимулировать экономический рост?

— В целом да. Сбережения пенсионеров довольно быстро увеличиваются. Они исчисляются десятками миллиардов долларов. А самое главное, ежегодно быстро прирастают. Это самые настоящие длинные деньги, которых в нашей экономике вообще нет. Правда, непонятно, куда их вложить, эти накопления. Так что надо две эти задачи совместить. Но это будет работать, только если оставить сегодняшнюю пенсионную систему. Если ее вернуть к распределительному принципу простого дележа из госбюджета налогов от сегодняшних работников, то все инвестиционные проекты с участием этих средств надо забыть. А такие высказывания представители крупных финансовых структур сегодня делают.

Если реализовывать эту идею, нужно ввести механизмы частичного государственного гарантирования этих инвестиций или еще какие-то схемы господдержки и контроля, чтобы не получить еще одно детище а-ля Мавроди для пенсионеров.

«СП»: — Какова, на ваш взгляд, ключевая проблема российской экономики?

— Это проблема эффективности расходования ресурсов. Если мы будем строить дороги в 5−10 раз дороже, чем это обходится даже в странах с более сложным климатом, нам не хватит никаких денег. И эта проблема касается абсолютно всех отраслей экономики. Если убрать этот фактор таинственного раздувания расходов, то нам хватит денег на довольно динамичную диверсификацию, создание новых отраслей, подъем здравоохранения, создания системы переобучения кадров. Ведь, кроме новых отраслей, наша экономика испытывает жажду по квалифицированным кадрам.

У главного экономиста «Альфа-банка» Натальи Орловой также есть несколько вопросов к тезисам министерства экономического развития:

— В период кризиса, а в мировой экономике он отнюдь еще не закончился, скорее, сгущается местами еще больше, диверсифицировать экономику вообще не реалистично. Это очень трудная задача и во вполне благополучные времена. В кризис все страны начинают очень резко наращивать эффективность собственных экономик, и пытаться вклиниться на мировой рынок, потеснить успешных конкурентов, увеличить свою долю в этот период невероятно сложно.

Поэтому я придерживаюсь позиции о необходимости делать сбережения, в том же Фонде благосостояния будущих поколений. Потому что единственное, что можно эффективно сделать в этот период, опираясь на благоприятные цены на энергоносители — это создать хорошие финансовые запасы.

«СП»: — Но некоторые экономисты говорят, что мы вышли из кризиса еще более крепкими, чем вошли в него.

— Более 60% денег по внешнеторговым операциям мы зарабатываем на поставках нефти и продуктов ее переработки, около 15% - на продаже газа. Таким образом, примерно 80% всех денег сегодня страна зарабатывает на энергоносителях. Вот масштаб нашей зависимости от колебаний их стоимости на внешнем рынке.

Если стоимость одного барреля уменьшится до 100 долларов, то уже к концу этого года мы будем не зарабатывать, а проедать деньги в нашей внешней торговле. Все наше благополучие и темпы роста — этот только вопрос цены на нефть.

Сравните, в 2008 году наш бюджет и внешняя торговля были более или менее сбалансированы при стоимости барреля 60 долларов США. Сегодня мы способны выживать, а не развиваться при цене «черного золота» уже не менее 90−100 долларов за баррель. Так что по факту наша зависимость от нефтяного рынка растет и очень быстро.

«СП»: — Могут ли помочь в развитии экономики, избавлении от нефтяной иглы резервные средства государства, если их направить, например, в инфраструктурные проекты?

— У нас есть хороший потенциал роста, можем выйти через несколько лет на 5−6% роста ВВП в год. Но способно ли государство создать условия для реализации этого потенциала? Есть несколько проблемных моментов. Это налоговая политика и приоритеты в социальной сфере. Также избыточно велика роль государства в экономике. Вкупе с ростом социальных расходов этот фактор не даст нам наращивать ВВП более чем на 3−4% ежегодно.

Сегодня значительную часть экономического роста обеспечивают государственные компании, которые получают фактически стимулирование своего развития из бюджета — от государственных банков. Для них они — хорошие заемщики. Государственные предприятия обеспечивают сегодня 70% роста кредитования в стране.

Вот эта раздутая доля государства в экономике плоха сама по себе, она придавливает экономический рост, потому что невероятно большой объем средств работает малоэффективно. Государство у нас всегда было плохим управленцем. Да, можно создать основной капитал, но эффективность этих проектов совершенно непонятна. Вообще идея о том, что инвестировать должно государство напрямую — неправильна. Государство может покупать облигации, выпускаемые для инфраструктурных проектов, а управлять этими проектами должен частный бизнес, нанимая хороших профессионалов.

«СП»: — А стоит ли использовать для стимулирования экономики пенсионные накопления?

— Не очень понятно, что вкладывать, а где они эти накопления? Сегодня для Пенсионного фонда единственная актуальная задача, учитывая дыру в их бюджете, — поиск новых источников доходов. К тому же судьба самой пенсионной системы в ее нынешнем виде, под вопросом. А если нет ясности в правилах игры, в долгосрочной стратегии государства в этой сфере, как можно запускать длинные инвестиционные проекты?

Государство должно решить, по какому пути оно идет. Будет ли увеличивать свои социальные обязательства перед населением или предоставит ему заботиться о себе самому, вкладывая в частные пенсионные фонды. В последнем случае, Пенсионный фонд не сможет стать источником дополнительных ресурсов для стимулирования экономики.

Фото ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня