18+
среда, 7 декабря
Экономика

Сланцевый газ против «Газпрома»

Сбудутся ли надежды Европы снизить критическую энергозависимость от Москвы?

  
86

Рупор влиятельных кругов Запада газета The Financial Times прогнозирует скорое «проседание» «Газпрома» на европейском рынке в связи с началом освоения месторождений сланцевого газа в Болгарии, Румынии, Польше и на Украине. В публикации явно сквозит злорадство. Газета считает, что грядущие сложности на рынке природного газа «пошатнут российское господство», ведь этот товар — «один из локомотивов российской экономики». С последним нельзя не согласиться: в 2011 году поступления от экспорта газа превысили 15% доходов федерального бюджета. Весь российский газ, за вычетом внутреннего рынка и поставок в Японию с Сахалина, продается сегодня в Европу.

Чтобы правильно интерпретировать цитаты лондонского издания, следует учесть, в каком контексте они звучат. В том же Лондоне находится так называемый Королевский Институт международных дел Chatham House. Эта организация имеет статус некоммерческой и негосударственной, однако про нее говорят, что она сплошь укомплектована сотрудниками спецслужб, бывшими и настоящими. В рамках своих исследований эта структура имеет отдельную большую программу «Средства и пределы влияния России за рубежом». Выжимка из этих исследований под заголовком «Российская энергетическая дипломатия» за авторством вице-президента компании по общественным делам и стратегическому консультированию BGR Gabara Ltd Джона Лаф (John Lough) утверждает, что «Огромные энергетические ресурсы России остаются основанием ее зарубежной политики и главным источником сегодняшней политической силы и международного престижа».

Размеры этого влияния разочаровывают тех, кто делает политику в Лондоне: «без производства и поставок энергии Россия не имела бы того статуса, который есть у нее сегодня». В активе Москвы: большое влияние как члена Группы Восьми (G8), способность направлять внимание США к тем или иным вопросам в мировой политике, привилегированные отношения с некоторыми ведущими странами Европейского Союза, особенно с Германией. Не будь зависимости от наших энергоносителей, не было бы не только ничего из перечисленного, но и уважительного отношения к нам со стороны Китая.

Естественно, на Западе это нравится не всем. Однако насколько реалистичны прогнозы о скором разорении станового хребта нашего энергетического могущества — «Газпрома»? Сторонники этой версии кивают на США: мол, там чудесным избавлением от подобных проблем стал сланцевый газ.

В 2003−05 годах крупнейшие газеты США были переполнены тревожными прогнозами того, что традиционно используемые запасы природного газа в Канаде и Соединенных Штатах уже не могут насытить американский спрос, и поэтому стоимость голубого топлива в какой-то момент более чем в два раза превысила европейский уровень. Хотя исторически природный газ в США всегда был заметно дешевле, чем в Старом свете. Пока экономисты обсчитывали возможность перебросить потоки сжиженного газа из Ближнего Востока на рынок Америки, читатели, как научную фантастику, поглощали робкие заметки о возможностях добывать сланцевый газ. Но наступил 2009 год и топливо из этого источника начало поступать в свободную продажу. Итог внушителен — с уровня более 200 долларов за тысячу кубометров цены опустились ниже отметки 70 долларов, то есть сравнялись с сегодняшними внутрироссийскими. Менее чем за 7 лет научная фантастика превратилась в ключевой фактор ценообразования на рынке. Да и премьер-министр Владимир Путин отметил, выступая с отчетом в Госдуме, что бум вокруг поставок сланцевого газа может серьезно изменить глобальный энергетический рынок: «Национальные энергетические компании, очевидно, должны ответить на эти вызовы».

Чего больше в спекуляциях вокруг «Газпрома» — политической торговли или чисто экономических аргументов? Каким образом может наш газовый гигант отреагировать на вызов со стороны сланцевой технологии? С этими вопросами «СП» обратилась к аналитику по нефти и газу «Райффайзен Банка» Андрею Полищук.

«СП»: — Имеются ли у Польши, Украины, Румынии и Болгарии технологические возможности начать массовое производство сланцевого газа?

— Несколько лет назад появился шум в польских изданиях о том, что там открыты месторождения сланцевого газа потенциальным объемом в 1 триллион кубометров. Через два-три года эти оценки снизились до 300 миллиардов кубометров. Но самое важное, что до сих пор не появилось никаких данных хотя бы об одном бурении.

«СП»: — Это означает, что официальных данных о разведанных запасах нет?

— Именно. Прибавьте сюда, что, как правило, коммерчески выгодные, извлекаемые запасы в несколько раз меньше разведанных. Так что по факту, что касается Польши, экономически интересный объем может оказаться и вовсе мизерным.

«СП»: — А что касается остальных перечисленных государств?

— В отношении Украины. Информация появилась лишь однажды, в самый разгар газовых торгов с Россией, во время которых украинские политики заявили, что уже в короткие сроки могут до 50% своего рынка заполнять собственным сланцевым газом. Однако никаких данных, исследований, тем более результатов бурения — а без этого не может быть серьезного обсуждения никаких цифр — до сего дня представлено не было. То же самое касается и Румынии с Болгарией. Откуда вообще приплелись они в этом списке — отдельная загадка.

«СП»: — То есть месторождений сланцевого газа может там и вовсе не быть?

— Они могут быть где угодно. Другое дело, что нет данных о разведанных запасах. И потому фактические объемы могут быть мизерными.

«СП»: — То есть серьезно повлиять на ценообразование на рынке он не сможет?

— Это прогнозировать сложно. Например, производство сланцевого газа в Соединенных Штатах всего лишь на 7% увеличило предложение голубого топлива на американском рынке. А цена снизилась более чем втрое! Так что тут даже слухов достаточно, чтобы манипулировать ценами. А, тем более, демонстрировать независимость от России. Но это уже уходит в сферу политического торга. И уходит довольно далеко.

Теоретически можно себе представить, что на каком-то ограниченном отрезке, например, Польша сможет предложить небольшие регулярные поставки. Теоретически в Восточной Европе это могло бы оказать существенное давление на цены. Но тут есть три разных «но».

"СП": — Какие же?

— Во-первых, проведение нормальной разведки и составление бизнес-планов в идеальных условиях займет не менее трех лет, запуск промышленной эксплуатации — не менее 5 лет. Это если делать все вприпрыжку. Так что ранее 2020 года ничего не произойдет точно. Да, скорее всего, и после.

Второе: производство сланцевого газа технологически требует засыпку и залив различных химических жидкостей, фактически кислот, в больших объемах. Из-под земли эти агрессивные химические реагенты гарантированно попадут в различные стоки. Такая практика может быть оправдана только вдалеке от населенных пунктов. В Европе другая плотность населения и жилых районов, очень трепетное отношение к экологии в условиях перенаселенности. Тут и разрешение будет получить очень сложно. Одного шума вокруг аварии на японской АЭС в Фукусиме хватило, чтобы Франция и Германия начали рассматривать предложения по резкому сворачиванию работы своих атомных электростанций, хотя Франция очень зависима от них энергетически.

Третье: вся транспортная инфраструктура под газ разрабатывалась в расчете на импорт из России, Северной Африки, Ближнего Востока. То есть инфраструктурных возможностей перераспределять газ между собой у европейских стран почти нет. Создать ее — колоссально дорого и очень долго.

«СП»: — Может ли Европа выйти из объятий «Газпрома» за счет других источников: открытия своих месторождений природного газа или импорта морским транспортом сжиженного газа из Ближнего Востока, например? Ведь там есть такая страна Катар с огромными разведанными запасами, дешевой себестоимостью производства, но на рынок этот газ толком не вышел.

— Возможности увеличить добычу своего природного газа у Евросоюза нет, поскольку исследовано на этот предмет все, и взяться этим месторождениям неоткуда. Что касается сжиженного газа, то один завод по его разжижению стоит порядка 20 миллиардов долларов. Где взять такие деньги? И кто будет вкладываться? По факту после кризиса 2008 года в Европе бизнес массово избавляется от газотранспортных мощностей, поскольку их рентабельность отрицательная или нулевая, а поднять тарифы государство не дает по социальным мотивам. Так что европейцы в эту сферу не пойдут деньги вкладывать, а наш «Газпром» по политическим мотивам, ссылаясь на антимонопольные законы, запрещающие создавать вертикально интегрированные холдинги в энергетике, не пустят.

«СП»: — Выходит вся эта тема со сланцевым газом в Восточной Европе — это простая спекуляция?

— Я считаю, что это многослойная тема, в которой доминируют политические соображения и немного экономического торга.

«СП»: — То есть реальной угрозы для «Газпрома» нет? А с чем тогда связано заявление Путина?

— Реальная угроза исходит с другого конца планеты. Огромные залежи сланцевого газа и в пустынных областях имеет Китай, которому до лампочки соображения экологии. Поэтому в перспективе нескольких лет это государство может закрыть свой спрос на этот вид топлива полностью из своих источников. И это напрямую коснется России.

«СП»: — Но каким образом? Мы не продаем Китаю газа вообще. То, что идет на экспорт с Сахалина, потребляют Япония и Корея.

— Потребности Китая в голубом топливе закрываются поставками туркменского газа. Если КНР отказывается от этих поставок, хотя он вроде пока и нас уговаривает начать ему это продавать, то Туркмения перебросит свои поставки в Европу, что окажет давление на цены. Прежде всего, потому, что Туркмения готова присоединиться к различным проектам по пуску небольшого газопровода в обход России, то есть поставки пойдут не по трубам «Газпрома».

"СП": — Это и есть тот вызов, к которому Путин призывал подготовиться газовый концерн?

— Да. Потому что направление поставок туркменского газа и инфраструктура по доставке его в Европу — это целиком вопросы торга и переговоров политиков. И, в общем-то, очевидно, что пора достигать каких-то взаимовыгодных договоренностей с бывшей советской республикой, чтобы нам не просесть в Европе. Значительное снижение цен и для Туркмении не выгодно.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня