18+
суббота, 10 декабря
Экономика

«Дорожная карта» будет бита

Бесполезно создавать условия для экспорта промышленных товаров и машин, которых нет

  
38

Рабочая группа Агентства стратегических инициатив (АСИ) разработала «дорожную карту» по поддержке российского экспорта, благодаря которой, якобы, Россия может сменить имидж «продавца нефти и газа» и перейти к несырьевому, и даже инновационному экспорту. По замыслу чиновников, «движение по карте» уже к 2020 году удвоит число компаний-экспортеров и диверсифицирует российский экспорт, сегодня состоящий почти на 80% из сырья и сырьевых товаров. Причем, уже в следующем году количество промышленных экспортеров вырастет на 10%.

Скачок тем более удивительный, что по данным Минэкономразвития, в экспорте 2011 года доля машин, оборудования и транспортных средств сократилась на 20% по сравнению предыдущим, и составила всего 4,6%. В денежном выражении провал выглядит еще нагляднее: из всего объема экспорта в 516 млрд долларов, технологический экспорт составил лишь 23,2 млрд — кошкины слезы. И хотелось бы поверить, что новые замыслы чиновников осуществятся, да «бы» мешает: промышленное производство в России сейчас находится в стагнации, поэтому даже в случае создания самых лучших условий, экспортировать будет просто нечего.

Смысл существования чиновников

АСИ было создано по инициативе чиновников почти год назад — в начале мая 2011 года. При этом конкретные цели создания нового ведомства и область его деятельности не были определены, лишь говорилось расплывчато, что оно будет помогать молодым бизнесменам продвигать свои инициативы, минуя бюрократические преграды чиновников. Как шутили в печати, агентству придется самому «искать себе применение, финансирование и смысл существования». Судя по итогам года работы, со смыслом существования агенство уже определилось, дело за финансированием.

Впрочем, другая структура, тоже созданная в прошедшем году — Экспортное страховое агенство России (ЭКСАР), государственные деньги в размере 30 млрд рублей уже получило. Может быть потому, что ее возглавил зампред правления Внешэкономбанка Петр Фрадков — сын экс-премьера и главы СВР Михаила Фрадкова. Кстати, он и был руководителем рабочей группы АСИ, разработавшей эту «дорожную карту» для российского экспорта.

Как пояснил Фрадков-младший изданию «Коммерсант», на эти деньги ЭСКАР будет предлагать бизнесу новые финансовые продукты «в качестве стимулов для стимулирования несырьевого экспорта». Имеется ввиду «снижение нормы обязательного резервирования по кредитам агентства до 0%, что совпадает с нормой резервирования по кредитам, выданным банками государственным заемщикам». Однако эксперты считают, что этот «продукт» вовсе не нов для экспортеров, разве что действующая система экспортного кредитования станет немного прозрачнее.

Но самым главным предложением разработчиков «дорожной карты» стало создание «масштабной организационной вертикали». Оказывается, что для обеспечения нормальных условий российского экспорта созданные в прошлом году АСИ и ЭКСАР нужно дополнить еще и отдельным департаментом поддержки экспорта в структуре Минэкономразвития, а также Агентством по развитию экспорта и Ассоциацией экспортно-ориентированных несырьевых регионов России. Вершиной экспортной вертикали станет Совет по развитию экспорта при президенте России, а ключевой задачей всех этих новых ведомств будет «формирование общенациональной системы поддержки экспорта» и «внедрение единых стандартов в сфере государственных экспортных услуг». О том, сколько чиновников будет работать во всех этих «вертикальных институтах», и какие бюджетные средства потребуются на их содержание, история пока умалчивает.

Чем конкретно они будут заниматься, тоже не совсем понятно, но одно из первых направлений, указанных в «карте» — информационное, включает «создание портала внешнеэкономической информации с каталогами экспортно-ориентированных товаров и услуг, онлайн-консалтингом», а также «рекламную кампанию „Экспортируй сейчас“, в ходе которой бизнесу будут рассказывать о преимуществах экспортной деятельности». Второе направление — развитие региональной инфраструктуры, в том числе «мировоззренческой». Что это значит — вообще непонятно. В общем, все в точном соответствии со «смыслом существования» российских чиновников, который заключается в том, чтобы найти себе «непыльное» рабочее место, и без лишней конкретики должностных обязанностей.

Надо отдать должное, есть в этой «карте» и вполне определенные «дорожные указатели», например, много страниц там уделено «упрощению и ускорению административных и фискальных процедур при экспорте». По замыслу чиновников, к 2015 году срок оформления экспортного груза должен сократиться с 36 до 15 дней, а средний срок возмещения НДС — с 60 до 20 дней. В результате неэнергетический экспорт России должен вырасти в 2,5 раза, а уровень его диверсификации экспорта (в смысле — расширения ассортимента товаров) повысится с нынешнего коэффициента 2,5 до 7.

Вопрос только в том, откуда возьмутся все эти товары для увеличения экспорта, если российская несырьевая промышленность на протяжении последних лет находится в стагнации?

Экспортировали бы, да нечего

О том, каковы перспективы российской несырьевой промышленности, «СП» расспросила старшего аналитика ИК «Риком-Траст» Владислава Жуковского.

— Больше всего опасений вызывает промышленное производство, темпы роста которого замедлились с 6,3% в январе-феврале 2011 года, до 4,9% по итогам первых двух месяцев 2012 года. Напомню, лучшие российские макроэкономисты и ученые РАН пришли к выводу, что для поддержания элементарной социально-политической стабильности российская экономика должна расти темпами не менее 5,5% в год. Однако сейчас такой рост может только сниться, потому что деградирующая структура экономики и бедственное положение в обрабатывающей промышленности, находящейся в условиях многолетнего инвестиционного кризиса и задыхающейся от поборов чиновников и произвола сырьевых монополий, даже при нынешних рекордно высоких ценах на нефть не способны его обеспечить. Даже крайне политкорректный и осторожный в высказываниях замминистра экономики Андрей Клепач признал, что правительство не сможет обеспечить рост российской экономики на запланированные 3,7% по итогам года.

«СП»: — А говорят, наше обрабатывающее производство сейчас переживает настоящий «бум» и прирост инвестиций?

— Значительный вклад в оживление деловой активности в обрабатывающих производствах вносит бесконтрольное выделение сотен миллиардов бюджетных рублей на финансирование целого ряда крайне непрозрачных и скандально известных «олимпийских строек» — начиная от Зимней олимпиады в субтропическом Сочи и заканчивая Чемпионатом мира по футболу, а также построением внутреннего «оффшора для избранных» в Сколково. Именно благодаря бесконтрольному вливанию триллионов бюджетных рублей в крайне непрозрачные проекты и раздутым в 1,5−2 раза инвестиционным программам сырьевых монополий, органам статистики удалось продемонстрировать скачкообразный рост капитальных вложений в основные фонды на 15,4% по итогам первых двух месяцев. Однако с учетом реальной инфляции и двукратного падения производственной активности в обрабатывающей промышленности, можно говорить о снижении инвестиционной активности в подавляющем большинстве несырьевых секторов экономики.

«СП»: — Но машиностроительное производство, судя по цифрам Росстата, у нас все-таки растет?

— Да, рост выпуска продукции в сегменте производства машин и оборудования на 28,3%, транспортных средств — на 23,4%, а также электронного и электрооборудования — на 16,8%, безусловно, крайне положительная динамика. Однако нужно отдавать себе отчет, что при этом объемы выпуска продукции в большинстве наукоемких производств, таких как станкостроение, приборостроение, инвестиционное и транспортное машиностроение, по-прежнему на 35−50% ниже 1990 года. К примеру, основной вклад в оживление обрабатывающих производств внес скачкообразный рост выпуска башенных кранов (42,9%), зерноуборочных комбайнов (94,2%), тракторов (51,2%), металлорежущих и лазерных станков (57,8% и 66,7% соответственно), лесопильных рам (81,8%) и бурильных установок (100%). И можно было бы порадоваться «вставанию с колен», если бы ни одна маленькая деталь — смехотворные объемы выпуска продукции. Так, в России, руководство которой на словах уже более пяти лет без устали ведет борьбу за модернизацию, в феврале было произведено аж 8 кранов, 2 лазерных станка, 307 металлорежущих станков, 11 лесопильных рам и 33 бурильные установки, и такое же количество двигателей внутреннего сгорания. С такими масштабами производства сложно не то что проводить модернизацию, но даже оставаться сырьевым придатком США, Евросоюза и Китая.

«СП»: — То есть, весь этот «бум» - статистические фокусы чиновников Росстата. А как насчет легкой промышленности?

— Ситуация в легкой промышленности по-прежнему крайне тяжелая: текстильное производство сжалось на 4,7%, а производство кожаной продукции упало на 10,3%. И это на фоне 40% загрузки мощностей и трехкратного падения производства продукции в легкой промышленности за последние 20 лет, спровоцированного бесконтрольным допуском дешевого китайского ширпотреба и отсутствия какой бы то ни было поддержки со стороны государства. Можно сказать, что сегодня отечественные легкая промышленность существует главным образом на бумаге и в воображении отраслевых ведомств. Предприятия либо целиком и полностью принадлежат иностранному капиталу, либо подавляющая часть производственных мощностей находится в Китае и Турции.

«СП»: — Выходит, экспортировать кроме сырья нам особо и нечего?

— Сырьевые монополии ежегодно вывозит за рубеж невосполнимое минеральное сырье на сотни миллиардов долларов и экспортирует природно-сырьевую ренту, а взамен Россия импортирует «инновационную ренту» международных корпораций в виде готовой продукции более высоких переделов: электронику, бытовую технику, продовольствие, автомобили и так далее. И такая ситуация наблюдается на протяжении всех последних 11 лет царствования нынешних властей: по итогам 2011 года прирост импорта товаров повысился до 29,9%, а темпы роста промышленного производства рухнули практически в два раза — с 8,2% до 4,7%. Другими словами, каждые 10 рублей прироста потребления граждан России практически на 7,5 рублей обеспечиваются за счет импорта, и лишь 2,5 рубля — за счет российской продукции. Поэтому не стоит удивляться, что доля импортной продукции в животноводстве превышает 50%, в молочно-соковом сегменте достигает 65−80%, в бытовой химии не опускается ниже 75%, а в медикаментах зашкаливает за 85%. Какой уж там экспорт…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня