18+
понедельник, 5 декабря
Экономика

Готовьте кошельки — бензин дорожает

Иностранные компании будут развивать производство топлива в России, но не для нас, а для своих покупателей

  
14

Росстат сообщил, что потребительские цены на бензин в России за неделю с 16 по 22 апреля выросли на 0,3%. И пусть пока это копейки, но скоро нас ждет повышение тарифов, отложенное на лето. К тому же нефтепереработчикам нужно компенсировать потери 27 млрд рублей от того, что они держали цены с начала года по просьбе правительства. Так что, готовьте кошельки…

Гораздо больший «среднестатистического» рост цен на бензин уже зарегистрирован в 54 регионах России, в том числе в Петрозаводске, Волгограде, Астрахани и Сыктывкаре — на 1,3%. В Москве и Санкт-Петербурге бензин за неделю подорожал на 0,2% и 0,4% соответственно. Но самое плохое в цифрах Росстата то, что на фоне повышения розницы, производство бензина за прошедшую неделю сократилось на 1,2%, а значит, цены будут и дальше расти. А там и до дефицита недалеко, как год назад.

Тем временем независимые НПЗ вовсю привлекают многомиллионные иностранные кредиты, наращивая производственные мощности. Например, как сообщили «Московские новости», Антипинский НПЗ, расположенный в Тюмени, привлекает зарубежный кредит на сумму 750 млн долларов, с «длинным» сроком погашения — в 2017 году. В финансировании приняли участие австрийский Raiffeisen Bank и один из крупнейших немецких банков WestLB AG. Основная цель кредитования — развитие производственной базы, в том числе, финансирование строительства третьей очереди Антипинского НПЗ. При этом основными покупателями его продукции являются мировые экспортеры нефтепродуктов — швейцарский сырьевой трейдер Glencore и голландский нефтетрейдер Vitol. Поэтому можно смело предположить, что они развивают производство топлива в России вовсе не для потребления россиян, а для экспорта в Европу.

Между тем, недавно было объявлено о строительстве НПЗ в Красноярске, мощностью 3 млн тонн высококачественного бензина в год. Проект стоит 35 млрд рубей, но источники финансирования не были названы. Однако известно, что переговоры ведутся с иностранными инвесторами, эксперты предполагают, что речь идет о Китайской национальной нефтегазовой корпорации. И китайцы тоже вряд ли будут производить бензин для нас с вами.

Причина такого интереса иностранцев к российской нефтпереработке в том, что производство бензина в России остается делом весьма прибыльным. На сегодняшний день разница между внутренней и экспортной ценами тонны бензина Аи-95 составляет более 4 тыс. рублей, поэтому даже при заградительной пошлине топливо выгодно производить в стране, а продавать за рубежом.

Как отразится это «иностранное производство» на стоимости топлива в России? С этим вопросом «СП» обратилась к ведущему эксперту Минфина по нефтепереработке Александру Саковичу.

— Бензин дорожает вполне объективно, потому что «ручное управление» отраслью никогда к добру не приводит. Цены не могли стоять на месте, как это было на протяжении нескольких месяцев, потому что акцизы были повышены с начала года. Затраты нефтяников росли, а они не могут работать себе в убыток — это же свободный рынок. А от того, что иностранцы начнут развивать у нас производство топлива, цены на него будут только расти. Потому что они будут развивать в первую очередь глубокую переработку нефти, а это очень затратное дело, капиталоемкое, энергоемкое, требует больших ресурсов.

«СП»: — Так, может, тогда и не нужно ее развивать?

— Нет, развивать, конечно, нужно. Глубокая переработка решает две основные задачи. Первая — повышение эффективности использования углеводородного сырья, поскольку главный эффект от глубокой переработки состоит в сокращении потребления нефти. Вторая задача, которую решает глубокая переработка — экологическая, поскольку без нее мы не произведем компоненты «Евро 5», которые сегодня необходимы. При этом углубление является лишь незначительной частью общей модернизации отечественных НПЗ, поскольку средний срок службы их оборудования, физический износ составляет десятки лет, а если говорить о моральном износе, который близок к 100%, то российские технологии вообще допотопные.

«СП»: — Выходит, правильно, что правительство использует повышение пошлин, чтобы стимулировать нефтепереработку, а не экспорт сырой нефти?

— Когда кто-то утверждает, что столь затратный процесс можно стимулировать повышением фискальной нагрузки, я считаю это нонсенсом. Повышая фискальную нагрузку, мы изымаем у предприятий те средства, которые им как раз и нужны на эти дорогостоящие мероприятия. Новый режим пошлин отбирает у нефтяников средства на модернизацию, а что дает он бюджету? Если посчитать эффект от применения формулы «60−66−90» при неизменных объемах экспорта нефтепродуктов, то мы увидим, что эта схема приносит потери не только нефтяникам, но и бюджету. Пока нас выручает мировая конъюнктура: за счет того, что в доходы бюджета заложены более низкие цены на нефть и более низкий курс доллара. Поэтому сейчас очень трудно проанализировать, каковы реальные потери бюджета, но они несомненно есть.

«СП»: — А может заградительную пошлину на бензин в 90% скоро отменят, ведь это была временная мера?

— Этот вопрос очень часто задают и нефтяники, и все здравомыслящие люди, ведь пошлина вводилась как временная мера для преодоления кризиса, а также для создания резервов при падении сезонного спроса. И, вроде бы, давно пора ее отменить, довести до прежних 66%. Но скорее всего, эта «временная мера» никогда не будет отменена. Поскольку бюджет верстается на основании действующей нормативно-правовой базы, то до 2015 года эта процентная ставка уже заложена в доходы бюджета. Поэтому ее отмена приведет к выпадению доходов бюджета в размере 30−40 млрд рублей в год. И сейчас, когда правительство по крохам изыскивает средства, на выпадение таких сумм оно вряд ли пойдет.

«СП»: — Эти иностранцы, которые вкладывают деньги в российские НПЗ, они ведь наверняка будут вывозить топливо?

— Пока на мировом рынке такая конъюнктура как сейчас, естественно, будет выгодно вывозить произведенные нефтепродукты, даже несмотря на заградительные пошлины. Но потом ситуация может измениться, а построенные мощности останутся у нас и будут работать на внутреннее потребление. К тому же, они будут производить высококачественный бензин, на который нам так или иначе придется переходить в будущем. Кроме того, и без иностранцев, бензин все-равно вывозился и вывозится, как любой продукт, который полностью удовлетворил внутренние нужды, после чего становится избыточным. И если увеличится нефтепереработка, то топлива будут вывозить еще больше, потому что внутренний рынок им полностью обеспечен. Поэтому когда мне говорят об «экспортной альтернативе», мне становится смешно, ведь мы вывозим избыток бензина.

«СП»: — А как же тогда дефицит бензина в мае прошлого года?

— Во-первых, у нас всегда путают понятия «дефицит» и «дорогая цена». Дефицит бензина возник точечно — в отдельных регионах, и это было создано самим государством, когда одновременно сошлось несколько факторов: резкий рост акцизов, непродуманный техрегламент и административное указание о снижении цен. То есть, загнали нефтяников, я даже не могу культурно сказать куда. Это привело к тому, что госкомпании исполнили указание о снижении розничных цен, но не стали брать на себя убытки независимых компаний. Так возник «точечный дефицит», связанный с высокой ценой топлива, когда независимым АЗС было просто невыгодно приобретать бензин у производителей по таким ценам, и продавать его в убыток себе. Но такие проблемы обычно решаются организационно-техническими мероприятиями, что и было сделано, например, в Алтайском крае, где большое количество бензина продается на независимых АЗС.

«СП»: — То есть, все дело в фискальной политике, поэтому бензин у нас в ближайшее время будет только дорожать?

— Да, все зависит от глупой фискальной политики государства, которое, видимо, еще нескоро поумнеет. К тому же, перекос, выражающийся в повышенном внимании к нефтедобыче и пренебрежении нефтепереработкой, когда капвложения в добычу в 20−25 раз выше, приводит к тому, что невостребованное сырье будет вывезено, невзирая на экономику. А искусственное запирание нефтепродуктов заградительными пошлинами, при ограниченном резервуарном парке, может привести лишь к затовариванию внутреннего рынка, к свертыванию производства и возникновению угрозы дефицита не только бензина, но и других нефтепродуктов.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня