18+
суббота, 3 декабря
Экономика

Потребительская корзина для нищих

Черта бедности у нас проходит на уровне 13 тыс. рублей. Официально за ней около 15% населения. На самом деле — 40%.

  
814

Уже год ведутся споры о необходимости изменения потребительской корзины. Ее состав должен был быть пересмотрен еще в 2011 году, однако из-за кризиса обсуждение перенесли. И вот, наконец, в середине апреля Минздравсоцразвития представило на суд правительства новую потребительскую корзину. Однако в связи с формированием нового кабинета министров рассмотрение документа отложено на неопределенное время. Когда новое правительство РФ обратится к его рассмотрению, и какие решения примет — неизвестно. Тем временем, аналитики компании «ФинЭкспертиза» рассмотрели, насколько предложенные изменения соответствуют существующей экономической ситуации в стране и запросам граждан, и пришли к неутешительным выводам.

Во-первых, в действующей корзине для трудоспособного населения при завышенных нормативах потребления хлебных продуктов и картофеля, необходимые объемы потребления мясопродуктов занижены вдвое, рыбы — в 1,3 раза, фруктов — в 3 раза. Новые нормы, предложенные Минздравсоцразвития, гораздо ближе к статистическому потреблению, однако по большей части товаров они по-прежнему отстают от его фактических объемов.

Во-вторых, структура новой потребительской корзины соответствует структуре потребления семей с минимальными доходами и не соответствует среднестатистической структуре потребления среди всего населения РФ.

В-третьих, согласно предложениям министерства, стоимость потребкорзины должна вырасти всего на 4,2% - до 6016 рублей. На самом деле для того чтобы быть реальным индикатором уровня жизни россиян, этот показатель необходимо увеличить на 43%, он должен составить 8594 руб. Прожиточный минимум в этом случае должен быть равен 9454 руб.

В-четвертых, разработчики документа предлагают ввести новый принцип формирования продовольственной корзины. Так, стоимость объема продуктов в стоимости обновленной продовольственной корзины будет составлять 50%. Такая же сумма будет делиться поровну между непродовольственной частью и оплатой услуг (по 25%). Между тем, лишь третья часть расходов домохозяйств идет на покупку продуктов питания. Еще одна треть — на покупку непродовольственных товаров и около 25% - на оплату услуг. Таким образом, лишь доля услуг в потребительской корзине будет соответствовать реальной структуре затрат домохозяйств.

Прокомментировать ситуацию мы попросили руководителя департамента оценки компании «ФинЭкспертиза» Алексея Баскакова:

«СП»: — Алексей, какие последствия может иметь изменение состава потребительской корзины?

— Никаких. Оно бессмысленно. Общая стоимость потребительской корзины вырастет всего на 4,2%. А нам важен не столько состав потребительской корзины, сколько ее стоимость. Если же стоимость корзины практически не меняется, не изменится и ее влияние на благосостояние граждан.

«СП»: — А как часто должна меняться потребительская корзина по цене и по составу?

— Как минимум, раз в три года.

«СП»: — Но, например, тарифы на энергию у нас меняются гораздо чаще. Неужели они не влияют на стоимость потребительской корзины?

— Стоимость и состав — вещи разные. Индексироваться потребкорзина должна каждый год, с учетом изменений основных ценовых показателей на внутреннем рынке. Если же говорить о ее составе и структуре, то здесь мы должны не просто вносить изменения, а двигаться в сторону общемировых стандартов.

«СП»: — Потребительская корзина должна гарантировать нормальные нормы жизни человека. Существуют ли в мире такие нормы, или каждая страна разрабатывает свои собственные?

— Общемировые нормы нормального образа жизни существуют. Но они очень сильно отличаются от российской практики. Например, ни в Евросоюзе, ни в Америке «прожиточный минимум» не рассчитывается нормативно, как у нас. Причем у нас он представляет собой набор минимальных услуг и благ, которые не индексируются.

А в странах Евросоюза и США нормы определяются средней зарплатой. Прожиточный уровень в этих государствах составляет примерно 60% от средней зарплаты. И эти 60% определяют черту бедности, за которой человек имеет право на государственную поддержку. В Соединенных Штатах такое право получает человек с доходом 800−900 долларов в месяц. Если же перевести эту методику на нашу действительность, то выявляется довольно печальная арифметика: средняя зарплата по России составляет 22 тысячи рублей. Таким образом, черта бедности у нас проходит на уровне 13 тысяч рублей. Официально за этой чертой у нас находится около 15% населения. А на самом деле — порядка 40%.

«СП»: — Насколько отличается российская потребительская корзина по составу и цене от развитых стран? И к каким государствам мы по этим показателям ближе всего?

— Ближе всего мы к Украине и Белоруссии. Если же говорить об отличиях от развитых стран, то они существенные. Начнем с того, что в нашей потребительской корзине представлено всего 156 наименований товаров и услуг. В Германии их 475, во Франции — порядка 300. Очевидно: чтобы привести нашу корзину в соответствие с международными нормами, необходимо ее увеличить как минимум в два раза, и ввести в ее состав те позиции, которые упорно отметаются — пользование информационными технологиями, бытовой техникой и пр. Наряду с этим, новое правительство должно ввести новый минимальный размер оплаты труда. В противном случае государственный бюджет повышения стоимости потребительской корзины не выдержит.

«СП»: — Простите, но у нас каждый год профицитный бюджет.

— Ну и что? Бюджет профицитный, а дефицит Пенсионного фонда России, например, составляет триллион рублей в год. А пенсии жестко привязаны к корзине. Минздравсоцразвития не может позволить себе увеличения корзины на рассчитанные «Финмаркетом» 43%, поскольку это повлечет за собой увеличение дотаций, социальных выплат, МРОТ. Но и рост всего на 4,2% смотрится нелепо. В существующих реалиях рост стоимости потребкорзины должен как минимум вдвое обгонять инфляцию. Это тот темп, который позволит нашей стране в обозримом будущем приблизиться к европейским стандартам прожиточного минимума.

«СП»: — Готовы ли мы к формированию новой потребительской корзины экономически?

— Вполне. Только никто не ставил такой задачи и не определял ориентиров. Все понимают, что потребительская корзина влияет на прожиточный минимум и определяет черту бедности. При этом упускается из виду важная деталь: понятия «прожиточный минимум» и «черта бедности» — вещи разные. А у нас все свалено в одно кучу. На самом деле жить на уровне прожиточного минимума хуже, чем быть просто бедным. Человек может многие годы быть бедным, при этом не скатываясь до прожиточного минимума. В России необходимо поднять прожиточный минимум до черты бедности (до 60% от средней зарплаты). Это непростая задача.

«СП»: — Странно получается: дойти до черты бедности — уже хорошо?

— А что тут странного? У нас никто не рассчитывал показатель черты бедности. Мы боимся его рассчитать. Взамен предлагаются другие, более красивые показатели. И согласно этим показателям, в России бедных людей намного меньше, чем во Франции.

«СП»: — Неожиданно… Россияне более благополучны, чем французы. Неужели наши граждане верят этому?

— Нет, конечно. Люди давно уже все поняли. Нормы, заложенные государством в потребительской корзине, никого не устраивают. Ведь если исходить из стоимости этой корзины, то в качестве нормы определяется такой прожиточный минимум, при котором люди могут удовлетворить только потребности в пропитании. Можно ли такой образ жизни считать нормальным? Не думаю. Такой потребительский минимум опускает человека на животный уровень. Да, скорее всего, с голоду он не умрет, но и полноценным членом общества, скорее всего, не будет.

Фото ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Петр Ковалев

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня