18+
воскресенье, 11 декабря
Экономика

Кремлевские мечты Путина

Правительство не сможет выполнить указы президента, пока в России работает «экономика трубы»

  
69

На заседании Экономического клуба ФБК, которое носило красноречивое название — «Первые президентские указы: что скрывается за музыкой цифр?», эксперты проанализировали насколько выполнимы задачи, поставленные в первых президентских указах перед новым правительством.

Эксперты пришли к выводу, что первые указы президента Владимира Путина по сути своей являются «утопическими». Создание миллионов новых рабочих мест с высокой производительностью труда, бросок на сотню позиций в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса, и скачок роста производительности труда в полтора раза — это, конечно, не помешало бы российской экономике, но слишком оторвано от реальной жизни, считают эксперты Экономического клуба ФБК.

Напомним, что едва вступив в должность президент Путин подписал свои первые 11 указов в которых определялись конкретные задачи для кабинета премьер-министра Дмитрия Медведева. Среди них на первом месте стоит создание и модернизация 25 млн высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году, рост объема инвестиций не менее чем до 25% ВВП к 2015 году, увеличение на треть доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики в ВВП к 2018 году, а также повышение производительности труда в 1,5 раза. В результате этого, по планам Путина, Россия к 2018 году должна подняться с нынешнего 120 места в рейтинге Всемирного банка Doing Bussiness до 20-го. И все это должно обеспечить увеличение размера реальной заработной платы в 1,4−1,5 раза, причем, у педагогов и врачей она должна расти «опережающими темпами».

Среди социальных задач первостепенными являются повышение коэффициента рождаемости с 1,55 до 1,75 к 2018 году, увеличение средней продолжительности жизни до 74 лет, и снижение смертности от болезней. Самое удивительное, что победу над болезнями должны обеспечить отечественные лекарственные препараты, доля которых на прилавках аптек вырастет аж до 90%. А удивительно это потому, что сейчас происходит с точностью до наоборот — доля отечественных лекарств меньше 10%.

Прокомментировать с цифрами в руках президентские планы для читателей «СП» взялся старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский.

— После своего возвращения на пост президента, Владимир Путин сделал целый ряд громких заявлений и обещаний, с большинством из которых хочется согласиться и в которые хочется верить. Необходимость увеличения доли наукоемкой продукции в ВВП в 1,3 раза, полуторократного наращивания накопления капитала в ВВП до 25%, увеличения производительности труда на 50%, а также создания 25 млн рабочих мест в экономике не вызывают сомнений. Друге дело, что для этого требуется внесение серьезных изменений в экономическую политику — в противном случае так и останутся на бумаге планы по увеличению заработной платы врачей и преподавателей в 1,5 раза, а также снижению средней цены квадратного метра жилья на 20%, и так далее.

«СП»: — От чего Путин собирается «плясать», что сейчас происходит с российской экономикой?

— Буквально на днях Росстат опубликовал новую порцию макроэкономической статистики и подвел итоги деловой активности в промышленности России по итогам января — апреля 2012 года, которые оказались хуже даже самых пессимистичных ожиданий экономистов. Темпы роста промышленного производства в целом по всем отраслям народного хозяйства по итогам первых четырех месяцев сжались до 3,3%, тогда как еще по итогам 2011 года они превышали 4,7%, а в аналогичном периоде — за первые четыре месяца прошлого года, производство выросло на 5,5%. Однако больше всего опасений вызывает тот факт, что в апреле зафиксированы минимальные темпы роста выпуска промышленной продукции за последние 3,5 года — прирост едва превысил отметку в 1,3%, тогда как еще в апреле предыдущего года превышал 4,5%. Другими словами, буквально за последние 2,5 года произошло шестикратное падение темпов роста промышленного производства: если еще в 2010 году прирост находился на докризисных отметках и превышал 8,2%, то уже в прошедшем году он сжался до 4,7%, а по итогам апреля едва дотянул до 1,3%. И этот обвал производственной активности происходит на фоне 40% роста мировых цен на энергоносители и скачка профицита внешней торговли с 152 млрд в 2010-ом, до 198,2 млрд долларов в 2011 году.

«СП»: — И как такое падение промышленности отразилось на занятости населения?

— Даже по официальным данным Росстата, только за период 2008 — 2011 годов российская экономика потеряла порядка 3 млн рабочих мест, при этом наибольший спад занятости наблюдается в сельском хозяйстве — минус 335,8 тыс. рабочих мест, и в обрабатывающей промышленности — 1397,5 тыс. Тем временем, в финансовых спекуляциях и на государственной службе зафиксирован рост занятости на 49,2 тыс. и 55,5 тыс. человек, соответственно. Можно подвести итог, что российские власти, объявившие о необходимости модернизации экономики и отраслевой диверсификации промышленности, дальше замены лампочек в подъездах и закупок продукции Apple на бюджетные средства так и не пошли. А раскапывание картофельного поля в Сколково и создание на его территории внутреннего оффшора в лучших традициях 1990-х, на территории которого не действуют ни российские законы, ни налоговый режим, ни таможенное и миграционное законодательство, только лишний раз об этом свидетельствует.

«СП»: — С чем связано катастрофическое падение производства в России, у нас что, невыгодно заниматься бизнесом?

— Сегодня в России нерентабельно производить даже картофель и морковь — произвол чиновников, коррупционные поборы, беспредел этнической мафии, безудержно дорожающие ГСМ, неподъемные ставки по кредитам и усиливающийся наплыв импорта привели к тому, что даже продукция отечественных аграриев не может попасть на полки магазинов и рынков, которые уже сегодня на 75−80% контролируются импортным и зачастую низкокачественным продовольствием. Уже давно не редкостью стала «пластиковая» колбаса, генномодифицированные продукты, пестицидные фрукты и опасные для здоровья овощи, которые выдавливают с рынка продукцию отечественных производителей. Россия, по сути дела, утратила контроль над целым рядом стратегически значимых секторов экономики, а на прилавках в магазинах доля импортной продукции в регионах превышает 55%, а в городах-миллионниках зашкаливает за 75−80%. Уже сегодня можно смело поднимать вопрос о фактической утрате продовольственного, научно-технического, технологического и фармацевтического суверенитета — практически целиком эти отрасли принадлежат зарубежному капиталу, а доля продукции транснациональных корпораций в пищевой промышленности зашкаливает за 55−80%, в пивной — 90%, в фармацевтической — 92%, а в электронике не опускается ниже 95%.

«СП»: — Вот тебе бабушка и отечественные лекарства… И все это происходит в условиях благоприятных мировых цен на нефть, а что будет с Россией, если в Европе случится кризис и цены упадут?

— Если даже 40%-й рост цен на энергоносители за период с 2010 по начало 2012 года сопровождался стагнацией темпов роста экономики и снижением реального уровня жизни населения на 7−15%, на фоне скачка тарифов ЖКХ и платности государственных услуг, то несложно представить, к чему может привести падение цен на нефть ниже 100 долларов за баррель. В этом случае российская деиндустриализированная «экономика трубы» с разрушенной промышленностью, целиком и полностью зависящая от цен на нефть, рискует повторить судьбу 2008 года, причем, она обвалится гораздо сильнее всех остальных стран G-8, G-20 и даже стран — нефтеэкспортеров. И даже при стабилизации средних цен нефти на отметке в 100 долларов за баррель, мы рискуем получить спад в обрабатывающих производствах на 1,5−2%, нулевые темпы роста экономики, причем, с учетом заниженной в 2−2,5 раза оценки инфляции, а также обесценивание российской валюты до 35−36 рублей за доллар, и усиление упадка в наукоемких производствах, которые даже сегодня финансируются по остаточному принципу.

«СП»: — Что нужно немедленно сделать президенту и правительству, чтобы предотвратить экономическую катастрофу?

— В первую очередь, для оздоровления промышленности нужно немедленно заморозить тарифы естественных монополий, отказаться от убийственного для наукоемких производств и агарного сектора вступления в ВТО, отменить закон ФЗ 83, подразумевающий приватизацию бюджетной сферы и рост платности услуг, заставить Банк России прекратить эмитировать рубли под приток нефтедолларов и начать масштабное рефинансирование банковского сектора, способное снизить ставки по кредитам для несырьевых секторов в 2−2,5 раза, до 7−10% годовых.

Другой важный момент: правительству следует существенно снизить масштабы коррупции и легализации преступных доходов, которые в прошедшем году достигли 5,5 трлн рублей, а также остановить связанный с этим незаконный вывоз капитала за рубеж, достигший 1,26 трлн рублей. Для этого нужно срочно возродить валютное регулирование и контроль за трансграничным движением капитала. Ведь только за последние четыре года из страны в чистом виде было вывезено более 340 млрд долларов, из которых свыше 135 млрд долларов или 40% федерального бюджета, пришлось на сомнительные операции и незаконный вывоз капитала в рамках фиктивных внешнеэкономических операций, таких как невозврат экспортной выручки, непоступление импортных товаров и услуг в счет переводов денежных средств, а также на фиктивные операции с ценными бумагами и финансовыми инструментами. И еще 37,2 млрд долларов или 11% бюджета — бегство откровенно криминального капитала. До тех пор, пока в бюджетной системе и экономике России существует такая дыра, никакие цены на нефть не смогут обеспечить выполнение указов президента, а ее модернизация так и останется благой мечтой кремлевских чиновников.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня