18+
воскресенье, 4 декабря
Экономика

Юань начал теснить доллар

Китай и Япония перешли на прямой обмен своих валют

  
1360

Китай и Япония все же подложили свинью Америке. С 1 июня эти страны переходят на прямой обмен своих валют, без пересчета в доллары. Об этом заявил сегодня японский министр финансов Дзюн Аздуми. «Это снизит себестоимость сделок, сделает их более удобными», — отметил господин Аздуми. Прямой обмен иен на юани и обратно будет осуществляться на валютных рынках Токио и Шанхая.

Надо заметить, до сих пор расчеты между двумя крупнейшими азиатскими экономиками (КНР и Япония по объему ВВП занимают, соответственно, второе и третье места в мире после США) шли только с учетом курсов иены и юаня по отношению к доллару. Между тем, курс доллара плавал, и привязка к нему оказывала довольно серьезное влияние на экономические связи КНР и Японии.

Теперь баксам придется потесниться. Означает ли это, что наступает закат доллара как международной валюты, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

— Все разговоры, что теперь доллар рухнет, или резко просядет, не имеют под собой реальных оснований. Дело в том, что валютный рынок давно работает в условиях так называемых своп-соглашений (своп (англ. swap) — заключение сделки о покупке (продаже) валюты, которое сопровождается заключением контрсделки об обратной продаже (покупке) другой валюты, — «СП»). И обычно продажа одной валюты хеджируется (хеджирование — страхование от риска изменения цен путем занятия на параллельном рынке противоположной позиции, — «СП») встречной покупкой другой.

Таким образом, не бывает ситуации, когда активы страны находятся только в одной валюте. По любой валютной паре есть контрпозиции — в этом и есть смысл валютного хеджирования. Естественно, какие-то изменения позиции доллара происходят, но они не столь драматичны, как это кажется человеку, несведущему в игре на валютном рынке.

Прецеденты отказа от доллара встречались и раньше. Например, та же Япония в 1990-х единовременно вывела из долларов значительную часть активов. Тогда тоже говорили, что это ослабит доллар, но ничего особенного не случилось. То же самое будет, если Китай начнет выводить из долларов свою часть активов.

«СП»: — Получается, в новом формате взаиморасчетов нет ничего нового?

— Новостью, на мой взгляд, является то, что Япония согласилась принимать юани — потому что юань не является полноценной свободно конвертируемой валютой. По юаню есть ограничения — по капитальным операциям, например. Кроме того, в целом Китай не очень заинтересован эти ограничения отменять и пускаться в спекуляции.

Поэтому те страны, которые идут на соглашения с Китаем, принимают на себя некоторый дополнительный риск. Они как бы верят китайскому правительству, что оно, имея возможности резко поменять валютную политику, воздержится от этого шага. В этом свете, отказ от доллара во взаиморасчетах свидетельствует о росте доверия между Японией и Китаем — крупнейшими торговыми контрагентами, и желанием укрепить свой торговый обмен.

Не надо забывать, что даже в рамках МВФ Китай предоставляет средства частично в юанях. Китай — главный интересант мировой торговли. Поэтому он хочет и через механизмы МВФ, и через механизмы свопов закрепить свою долю в мировой торговле — и не жалеет на это средств.

Кстати, во взаиморасчетах Китай — Япония есть еще любопытный момент. У Китая, как я уже сказал, валютный режим не такой, как у других стран. Но и у Японии он не совсем стандартный, если сравнивать с Федеральной резервной системой США, или Европейским центробанком, или Банком Великобритании. Можно сказать, теперь Китай приближается к валютному режиму, который был в Японии в конце 1980-х — начале 1990-х.

Но такое приближение небезопасно для Китая. Если целиком переходить, как Япония, к свободно конвертируемой валюте, это может привести к печальным последствиям. В Японии, когда она полностью сняла ограничения на капитальные операции в иенах, открыла свой фондовый рынок, возник серьезный кризис.

«СП»: — Все же, меняется ли место доллара в качестве ключевой валюты в мире?

— Не меняется. Ни Китай, ни Япония не ставят целью вытеснение доллара. Раньше Япония страховалась в сделках с Китаем, и пересчитывала их в долларах, теперь — нет, только и всего. Надо понимать: если мы посмотрим на долю доллара в мировых расчетах, она не только не падает, — наоборот, она растет.

Растет и объем мировой торговли. Но он практически достиг максимума, и прибавляет понемногу. А вот объем финансовых операций, объем инвестиционных позиций многократно превышает объем мировой торговли, и этот разрыв только увеличивается. Другими словами, объем мировой торговли растет намного медленнее, чем объем финансовых операций.

Финансовые операции — а это рынок ценных бумаг, деривативов — работает как автономный. И именно на нем позиции доллара очень крепки.

«СП»: — Что все-таки будет, если Китай сделает юань полностью конвертируемым?

— Это может иметь непредсказуемые последствия для китайской экономики. Но Китай не только не торопится пускать юань в свободное плавание, он, я уверен, вообще не собирается делать что-то подобное. Спекулятивная поляна — это не его поляна. Даже попытка евро выйти из зоны обслуживания только Европы (изначально она мыслилась как валюта, обслуживающая товарооборот и капитальные операции именно в Европе) в мировой сегмент привела к огромным негативным спекулятивным последствиям. А Китай, в отличие от Европы, имеет и другую экономику, которая гораздо более структурирована и гораздо менее приспособлена к спекуляциям.

Поэтому можно предположить, что спекулятивный мировой капитал будет и дальше расходиться с реальным сектором. В итоге, процессы в реальном секторе не будут важны для процессов в секторе спекулятивном, расчеты в котором будут по-прежнему идти в долларах…

Другое мнение

Андрей Островский, зам директора Института Дальнего Востока РАН, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая и Восточной Азии:

— Шаг Китая и Японии понятен. Доллар — хилеющая валюта, а юань — усиливающаяся. Юань прекрасно действует в зоне АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии), в Японии и Южной Корее. Популярность юаня определяется стабильностью этой валюты, которая, в свою очередь, определяется мощью китайской экономики.

Да, юань сегодня не является свободно конвертируемой валютой. Тем не менее, в странах, которые Китай поддерживает в Юго-Восточной Азии — да и на российском Дальнем Востоке — народ делает сбережения именно в юанях.

Разумеется, это подрывает позиции доллара. Доллар будет постепенно терять свои позиции резервной валюты, и лет через 20 основной резервной валютой, вполне возможно, может стать юань.

Но это будет не сразу. Китай все делает медленно и постепенно, китайцы никогда не стремятся к рывкам. Валюта должна быть чем-то обеспечена, и Китай пока не готов обеспечить юань именно как резервную валюту.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня