Экономика

Московский оброк

Высокие столичные цены — плата за порочную политическую систему

  
22

На этой неделе заместитель мэра Москвы Андрей Шаронов озвучил причину дороговизны в столичных магазинах. По его мнению, она заключается в том, что в городе не хватает торговых площадей. Из-за этого магазины несут дополнительные издержки. А в итоге неэффективность организации торговли обходится покупателям в довольно кругленькую сумму — в среднем 30% от стоимости товаров. Рассказывая об этом, Шаронов сослался на исследования компании Nielsen, согласно которым Москва втрое уступает Берлину по количеству современных торговых площадей, в девять раз Барселоне — по площадям городских рынков, почти в 8 раз Варшаве — по количеству гипермаркетов на 1 тыс. жителей.

Столь пугающие цифры сразу заставляют вспомнить бывшего мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. Он также неустанно говорил о нехватке в городе торговых площадей и боролся с этой первопричиной высоких цен весьма энергично. Сначала столицу заполонили рынки — от Черкизовского и Лужников до огороженных территорий едва ли не у каждой станции метро. Затем центр заполонили торговые комплексы с подземными парковками, крупные отечественные ритейлеры опоясали спальные районы, а зарубежные гипермаркеты окольцевали МКАД и пригороды. И что же цены? Они росли…

Может, потому, что у москвичей намного больше денег, чем у среднего россиянина? Действительно, средняя зарплата в Москве уже превысила 46 тысяч рублей в месяц, тогда как среднероссийский заработок не дотягивает и до 27 тысяч. Но почему тогда по данным зарубежных маркетинговых компаний стоимость продуктового набора в крупнейших городах Германии (при лучшем качестве) примерно в 2,5 раза дешевле, чем в магазинах Москвы? Ведь средняя зарплата в Германии, даже после вычета всевозможных налогов и страховок, доходящих до 60%, все равно в полтора раза превышает московскую зарплату? Это же относится и к Голландии, Скандинавии, другим европейским странам. Австралия, Канада, США также предлагают на внутреннем рынке более качественные товары по более низким ценам, чем в российской столице. При этом средние доходы там опять-таки куда выше, чем в Москве.

Так, может быть, дело не в количестве магазинов и не в уровне заработных плат москвичей? Старший научный сотрудник Института социологии РАН, руководитель аналитического отдела Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Леонтий Георгиевич Бызов полагает, что есть более весомая причина:

— Торговых площадей в Москве много, но они монопольно распределены в системе крупных игроков. Складывается ощущение, что отцы города идут на поводу у крупных торговых компаний. Так было при Лужкове, а сегодня эти тенденции стали еще очевиднее, мы наблюдаем рост монополизма в столичном регионе. Под лозунгами борьбы за санитарию, за борьбу с пробками ликвидируется мелкооптовая торговля. Мелкие и даже средние производители не имеют возможности продавать свою продукцию в Москве. Только крупные структуры смогли вписаться в эту монопольную систему.

«СП»: — Играют ли роль во вздувании цен большие зарплаты москвичей?

— Какое-то влияние высокий платежный спрос, конечно, оказывает. Например, ниже черты бедности в Москве живет гораздо меньший процент населения, чем в других регионах. Но Москва вообще очень некомфортна для людей с небольшими доходами. Так, весь центр отдан под систему очень дорогих магазинов, дорогих ресторанов, здесь нет кафе хотя бы средней ценовой категории. Человеку со скромными доходами попросту некуда пойти.

«СП»: — В чем причина высокой степени монополизации?

— В ненормативных отношениях власти и производственных и торговых компаний. Во времена Лужкова такими особыми отношениями пользовались бизнес-структуры его супруги Елены Батуриной. Сегодня монопольные структуры имеют особые отношения если не с Собяниным лично, то с людьми, составляющими его окружение.

«СП»: — Какова природа этих отношений?

— Я бы назвал их феодальными. В них очень много чего-то сословного и вместе с тем это отношения экономические.

«СП»: — Один немецкий специалист, понаблюдав, что происходит у нас, сказал, что Россия сегодня — это феодальная страна, потому что власти регионов, как бояре в старину, садятся на определенные земли «на кормление» — такова плата за их лояльность и подконтрольность территорий центральным властям.

— Я полностью согласен с этой трактовкой. Но эта система характерна для всей страны, не для одной Москвы. Любой губернатор, любой мэр, любой министр должен создавать вокруг себя систему прикормленного бизнеса через своих клиентов, родственников, знакомых. Это сегодня единственная возможность эффективно управлять территорией или отраслью, занимая высокий пост в исполнительной власти. Без этого чиновник имеет возможность только писать приказы, которые никто не выполняет. А прикормленный бизнес позволяет формировать черную кассу, управлять основными финансовыми потоками, поддерживать обязательность исполнения своих постановлений и указов.

Есть такая зарубежная теория административного рынка — она очень хорошо описывает такую систему. Мало быть мэром официально и подписывать бумаги — такового руководителя или быстро лишат поста или он будет тихо отсиживать срок в своем кабинете, ни во что не вмешиваясь. Вот был Дмитрий Анатольевич президентом на бумаге, а есть Владимир Владимирович. Должность они занимали в разное время одну и ту же, а возможности совершенно разные. Владимир Владимирович поставил на управление энергетикой, транспортом, нефтью и газом доверенных людей и через них реально управляет экономикой. А Дмитрию Анатольевичу это сделать не удалось — не было и реального контроля.

«СП»: — А если взять зарубежный опыт?

— Кардинальное отличие развитых стран и России состоит в том, что там работают официальные институты власти, а у нас — нет. В этом российская специфика: заложенные в законодательство и нормативные документы институты и инструменты совершенно не работают. А актуальны и эффективны методы ненормативные, совершенно ни в каких нормативных актах не предусмотренные механизмы. И это делает систему тотальной коррупции неизбежной. Поэтому становятся совершенно недейственными такие методы борьбы с ней, как разоблачения или моральное воздействие. Система регионального монополизма — закономерное следствие этой системы, а высокие цены в магазинах — феодальный оброк на существование порочной системы государственного управления.

Фото: ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Илья Выдревич

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня