Экономика

2013 — рост цен, инфляция, обнищание

Оксана Дмитриева о свежем бюджете

  
2363

Через две с половиной недели, 16 ноября, Государственная дума РФ во втором чтении обсудит проект федерального бюджета на 2013−2015 годы. Параметры нового бюджета, предложенного правительством, уже известны. В 2013 году доходная часть прогнозируется в размере 12 865,9 млрд рублей, расходная — в 13 387,3 млрд рублей. Заложен дефицит — 521,4 млрд рублей. Для пополнения дохода правительство собирается занять 606,5 млрд рублей и продать госсобственности на 427,7 млрд рублей.

Что касается расходов, здесь все сложнее. Лоббисты со всей страны через «своих» депутатов намерены поучаствовать в дележе реальных денег. Между тем от того, куда будут направлены средства, зависит жизнь каждого гражданина, бедного и богатого: построят ли в рамках расходов на здравоохранение, к примеру, районную детскую поликлинику в каком-то провинциальном городке, или возведут вертолетную площадку для высокого чиновника. По сути дела сталкиваются интересы простых граждан и толстосумов со связями на Старой Площади. К примеру, расходы на Олимпиаду к 2014 году составят 1 триллион рублей. На эти деньги в рамках программы «Доступное жилье» можно было построить квартиры для пятисот тысяч семей, и сбить рост цен на рынке недвижимости.

Судя по всему, утвержденный вариант бюджета будет продолжением нынешней финансовой политики. С этим категорически не согласна парламентская оппозиция, предлагающая свое видение формирования бюджета. Заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме, член комитета ГД по бюджету и налогам Оксана Дмитриева пояснила корреспонденту «СП» суть альтернативных предложений.

«СП»: — Оксана Генриховна, чем вызвана необходимость разработки альтернативного бюджета — документа, требующего чрезвычайно трудоемкого экономического труда?

— Мы это делаем регулярно, поскольку считаем, что монополизм бюджетной политики правительства приводит к просчетам, последствия которых уже невозможно закрыть даже за счет дополнительных доходов от растущих цен на нефть и другое сырье. Из года в год открываются новые государственные программы, не завершив до логического конца уже начатые проекты. Достаточно вспомнить предшествующие годы. В 2007 году начались реализовываться национальные проекты — «Здравоохранение», «Доступное жилье» и «Образование». Эффект был налицо, но уже в бюджетах 2011 и текущего года эти проекты постепенно сворачивались или вообще замораживались. Более того, важнейший национальный проект «Здоровье» в будущем году практически не будет финансироваться.

«СП»: — Вы говорите об отсутствии четкой многолетней бюджетной политики правительства?

— Достаточно вспомнить пенсионную реформу, которая была бюджетным приоритетом 2010 года. Однако год спустя правительство уже столкнулось с проблемой финансирования дефицита Пенсионного фонда. Такая же история была с модернизацией промышленности, о которой много говорилось в 2009 году, когда признавалась необходимость серьезных вложений в реальную экономику. А уже в 2011—2012 году инвестиции в промышленность не были приоритетом бюджета. В следующем же 2013 году, забыв о промышленности, будут финансировать уже село — статья сама по себе важная, но нет никакой гарантии, что в будущем не переключатся еще на что-то. Единственная бюджетная последовательность проявляется лишь в реализации закона о полиции, а также в повышении денежного довольствия военнослужащих. К этому списку в 2013 году прибавят еще сотрудников Генпрокуратуры и Следственного комитета РФ.

«СП»: — Отчего такие бюджетные шатания?

— От неспособности традиционными бюджетно-налоговыми рычагами решать поставленные задачи, и связано это с тем, что приходится финансировать различные ошибочные и прямо противоположные проекты, от которых логично было бы отказаться. В то же время есть социальные программы, которые категорически нельзя не финансировать в необходимых объемах, но их-то и сокращают.

«СП»: — Можете ли вы перечислить эти ошибочные проекты?

— Это, конечно же, многомиллиардные траты на Олимпиаду, форум АТЭС (в этом году) и ряд аналогичных проектов, связанных уже с непрямым финансированием, а через вложения в уставные фонды некоторых ОАО, например, ОАО «Открытые экономические зоны», ОАО «Туристический кластер Северного Кавказа», и тому подобное. Далее, как я уже говорила, это - провальная пенсионная реформа, с её накопительной системой и регрессивной шкалой обложения средств на плату труда. В этом году цена этой ошибки составит в виде дотаций астрономические 1,94 трлн рублей. Но самая большая ошибка бюджетного планирования — это ежегодное занижение реальных доходов бюджета на 1,5−2,3 трлн рублей и пополнение ими Резервного фонда. Здесь важно отметить, что цена на нефть в расчетах бюджета, как правило, значительно занижается по сравнению даже с самыми пессимистическими оценками. Так, на следующий год доходы рассчитываются при цене нефти в 91 доллар, хотя макроэкономический прогноз составляет, как минимум 97 долларов. Излишки средств просто уйдут в Резервный фонд и в конечно счете — в облигации США. Об этом прямо говорит прогнозируемая оценка Резервного Фонда и Фонда национального благосостояния, которые в 2013 году по планам правительства составят 3 173,8 млрд рублей и 2 769,8 млрд рублей соответственно. Эти средства могли быть направлены на решение социальных и инвестиционных программ. В итоге мы имеем совершенно ненужные нагрузки на федеральный бюджет порядка 3−4,5 трлн рублей. В результате нет никакой реальной возможности направлять средства на все народные программы, приходится маневрировать. Как следствие, «оптимизируют» бюджет за счет сокращения статей в области здравоохранения, образования, инфраструктуры.

«СП»: — Вы говорите о занижении доходов бюджета, имея в виду нефтяной экспорт, поскольку правительство занижает среднюю цену барреля нефти при расчете доходной части, в среднем на 10−15 долларов. Может, они перестраховываются?

— Скорей ошибаются. Мы говорим не только о нефти, что, конечно, важно, но и о занижении индекса-дефлятора ВВП за счет прогноза уровня инфляции в размере 5.5% в следующем году. Признание более высокой инфляции автоматически означает более высокие налоговые поступления. Это не те методы борьбы с инфляцией, когда народу просто говорят, что «она такая, потому, что мы так считаем». Эффективно бороться с инфляцией можно и нужно, прежде всего, через обуздание высоких темпов роста тарифов естественных монополий. Помимо тарифов, растут еще всевозможные акцизы, в том числе и на бензин, что автоматически приводит к переписыванию ценников на товары и, в конце концов, к инфляции. Тем самым, неправильная бюджетно-налоговая политика ведет к дальнейшему обнищанию народа.

«СП»: — Понятно, что бюджет, налоги и инфляция взаимосвязаны. На ваш взгляд, что помимо роста тарифов еще является причиной столь высокой инфляции, ведь правительство сдерживает рост доходов населения?

—  Вторая причина высокой инфляции — это высокие издержки бизнеса, опять-таки связанные с ошибочным налоговым регулированием. Мы предлагали уменьшить налоговую нагрузку на бизнес и одновременно увеличить налоги на доходы и на богатство олигархов. Это было бы правильно и справедливо, особенно в период вступления России в ВТО. Высокие доходы населения не являются источником инфляции, достаточно напомнить пример Западной Европы и Америки, где люди получают высокие зарплаты, а инфляция практически нулевая. Напротив, достойный уровень жизни стимулирует покупательный спрос и рост экономики.

«СП»: — Что вы предлагаете?

— Мы предлагаем создать трехсторонние комиссии (в том числе и с фракцией КПРФ), с тем, чтобы увеличить расходы на народные проекты и отказаться от проектов, необходимые только олигархам и топ-менеджерам госкомпаний. Приоритетом считаем «адресное решение социальных программ» и «повышение качества муниципальных» услуг. Для этого нужно сформировать рациональную сеть государственных учреждений. Кроме того, необходимо преодолеть отставание доходов населения от фактической инфляции, прежде всего, в части пенсий, зарплат бюджетников и монетизированных льгот. Так, индексации ЕДВ (ежемесячные денежные выплаты, которые в соответствии с федеральным законодательством получают участники и инвалиды ВОВ, инвалиды I, II, III степени, дети-инвалиды и инвалиды с детства, ветераны труда и т. д.— ред.) за 2011−2012 годы составили 12,3%, а фактическая инфляция за эти годы превысила 16%. Можно ли после этого говорить о «социальной направленности» бюджета?

Фото ИТАР-ТАСС/Trend/Денис Вышинский

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня