Экономика

Спекулянты взвинчивают цены на хлеб

Покупатели платят больше, а хлебопеки — в убытках

  
35

Дефицита продовольственного зерна в стране нет, однако пшеница стремительно дорожает в интересах перекупщиков-спекулянтов, говорят эксперты. Расплачиваться за эту нездоровую систему распределения продовольствия в стране приходится не только рядовым покупателям, но и хлебопекам, многие из которых находятся сегодня на грани банкротства и продолжают копить долги.

Если в мае этого года тонна пшеницы 3 класса стоила 5800 рублей за тонну, то сегодня ее стоимость почти удвоилась.

— В основе ценового скачка лежит стабильно высокий спрос на зерно со стороны как мукомолов и изготовителей крупяных изделий, так и со стороны животноводов. Вместе с тем предложение сохраняется на низком уровне, явно недостаточном для удовлетворения даже текущего спроса, — говорит аналитик по зерновому рынку Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов.

Относительно хороший сбор урожая в этом году был в центральной части России, однако в масштабах страны его объемы невелики и в целом погоды на рынке не делают. После того, как эти объемы разошлись, спрос все время превышает предложение. К тому же, пусть и не так активно, как в конце лета, но все еще продолжается экспорт продовольственной пшеницы. Единственным источником массовых поставок зерна в настоящее время остается государственный интервенционный фонд. Однако пока пшеница из его закромов поступает только на региональные рынки Сибири и Урала — то есть в районы сельскохозяйственной катастрофы, вызванной рекордной жарой минувшим летом. Частники либо продали свой урожай сразу после уборки — я говорю о фермерах и небольших производителях, которым срочно были нужны живые деньги, — либо, как в случае с трейдерами, держат зерно на складах в ожидании выгодной рыночной конъюнктуры для сбыта.

«СП»: — Какой прогноз по ценам вы дадите на ближайшие месяцы?

— До нового года будут действовать все описанные выше факторы, поэтому я бы сказал, что сохраняются очень высокие шансы на рост цен. Между тем, и сегодняшний их уровень очень высок. Например, в столичном регионе сегодня за одну тонну пшеницы 3 класса просят в среднем 10.700 — 10.900 рублей.

Возможно, после нового года зерновые интервенции будут проводиться и в других регионах. Но пока совершенно неизвестно, ни в какой период, ни по каким ценам, ни в каких регионах государство будет выбрасывать продовольственную пшеницу на рынок. А потому и прогнозировать цены более точно невозможно.

«СП»: — А до нового года насколько может подорожать зерно?

— Уверенно можно говорить, что сохранится в нынешнем объеме спрос. А вот цены дойдут до той планки, которая показывает, где заканчивается платежеспособный спрос. Поверьте, рынок это сразу хорошо видит и чувствует. Если товар очень нужен, но его перестают брать, — значит, пределы платежеспособного спроса несколько превышены. Таков естественный рыночный ограничитель.

Сегодня еще есть ощущение, что причины для роста цен сохраняются. Я могу осторожно сказать, что в ближайшие пару месяцев зерно подорожает процентов на 10. Однако на самом деле может получиться, что оно станет дороже и на 15%, или даже немного больше.

Цены, напомним, начали расти еще в июне. За это время они уже успели пройти по всей ценовой цепочке — от фермера через мукомолов и хлебопеков до розничных магазинов. «Наиболее уязвимым звеном этой цепи оказались хлебозаводы», — говорит бывший заместитель министра хлебопродуктов СССР (1986−89 гг.), главный специалист Государственный НИИ хлебопекарной промышленности Николай Терентьевич Чубенко.

«СП»: — Традиционно хлебопеки жалуются на давление административного ресурса — представители региональных и муниципальных властей требуют держать отпускные цены на хлебопекарную продукцию. Как удается выживать пекарням сегодня?

— Административный фактор ярче всего проявляется в период выборов. Поэтому, например, по итогам 2011 года из 34 хлебокомбинатов и заводов Московской области 11 предприятий показали чистый убыток, а рентабельность остальных не превысила 3% - а ведь реальная инфляция в разы выше. Сегодня эти показатели еще ухудшились из-за сочетания ряда факторов. Сначала выросли тарифы на электричество, затем существенно подорожал бензин, но, конечно, главный фактор — это дорожающая мука. При этом мельники шумят, что зерно в страшном дефиците. И я этого не понимаю! Для потребления в продовольственных целях России нужно в год всего 7 миллионов тонн пшеницы и ржи. При этом страна в нынешнем году реально убрала 70 миллионов тонн зерновых. Вычтем из этого объема приличный урожай кукурузы — остается порядка 40 миллионов тонн пшеницы и ржи.

Откуда в таких условиях берется дефицит? А я отвечу. Зерно лежит в закромах трейдеров, которые в спекулятивных целях скупили весь урожай и теперь держат его в ожидании ценового пика и, конечно, продолжают экспортировать нашу пшеницу за рубеж, благо там сейчас рекордно высокие цены. До 3 миллионов тонн зерна вывозят за рубеж в месяц!

«СП»: — То есть сегодня проблемы хлебопеков проистекают больше от рыночных факторов?

— При рекомендованной правительством цене тонны пшеницы на уровне 5−6 тысяч рублей, зерно в среднем стоит дороже 10 тысяч рублей за тонну. Таким образом, рентабельность зернопроизводителей превысила 200 процентов, что позволяет им покрывать и убытки от своих животноводческих предприятий. На мукомолов с ценами никто не давит, с мая этого года оптовые отпускные цены на муку высшего сорта выросли более чем на 60%. Например, сегодня в Москве и области тонна муки хлебопекарной высшего сорта стоит дороже 16 тысяч рублей. При этом хлебокомбинаты отдают свой товар по той цене, по которой его берут магазины. Так что рентабельность пекарен, конечно, снижается.

Например, обыкновенный батон нарезной имеет себестоимость в Москве не ниже 10 рублей за булку. При этом крупные сетевые магазины, например, «Дикси» и «Ашан» выкручивают руки, заставляют продавать им батоны по 7 рублей, правда, в обмен берут подороже хлеб элитных сортов. Но основной оборот делают вот эти дешевые батоны. Конечно, более мелкие магазины не имеют таких условий и покупают эти же батоны немного дороже 10 рублей. Покупателям они могут обходиться уже и в 20, и в 30 рублей. Более точную статистику вам не даст никто. Ее ведет лишь Росстат, но их данные — «липа».

"СП": — Получается, что основные сливки с галопирующих цен на хлебные изделия снимают магазины. А что с пекарнями?

— Формально говоря, хлебопеки могут сказать: у нас мировые цены на муку, давайте сделаем мировые цены на хлеб, и отрасль будет хорошо прибыльной, как за рубежом. Но тогда стоимость хлеба повысится в 3−4 раза. Но хлебопекам самим невыгодно резко повышать цену, ведь после значительного повышения отпускных цен резко снижаются продажи и производство хлеба. Падение оборотов сразу ухудшает бухгалтерские показатели предприятий. Вот, к 11 убыточным заводам Московской области по прошлому году теперь прибавилось еще 5−6. В итоге половина производителей хлебобулочных изделий Подмосковья сегодня имеют чистые убытки, а половина — минимальную прибыльность на уровне 1−2%.

Так что, в результате зерновых спекуляций, на грани выживания оказались российские хлебозаводы. Но оплачивают все издержки плохо обустроенного рынка все равно покупатели.

Иллюстрация: РИА Новости/Сергей Елкин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня